300 лет Полтавской битве: украинское измерение

  • 29 июня 2009
"Полтавский бой". Николай Самокин, 1940
Image caption Шведы под Полтавой потерпели сокрушительное поражение

Полтавская победа России – трагедия Украины, так на Украине считают многие, причем не только единомышленники и советники президента Виктора Ющенко.

Россия - а также этнические русские и "малороссы" на Украине - видит в разгроме шведов под Полтавой триумф русского оружия.

27 июня (8 июля по новому стилю) 1709 года приверженцы трагического взгляда на историю Украины называют днем скорби по утраченным надеждам на независимость.

Официальная скорбь порой приводит к забвению того факта, что под Полтавой сражались армии Швеции и России.

Как относиться к тому, что украинцы были в обоих легерях – cгетманом Иваном Скоропадским в стане Петра I, cгетманом Иваном Мазепой и кошевым Костем Гордиенко – у Карла XII?

"Наши всюду были", - писал Лесь Подервянский в пьесе "Кацапы и море". "Это наша вечная проблема – выбор между холерой и чумой", - замечает киевский историк Роман Коваль.

Кто в какой школе учился

Задолго до юбилея предполагалось, что Россия и Украина отметят его вместе. На высшем уровне. Президент Ющенко приглашал в Полтаву Владимира Путина в бытность того президентом.

Image caption Здесь был пленен генерал Шлиппенбах

"Окружение Ющенко ставит вопрос так: мы со шведами воевали против России. Конечно, ни Путин, ни Медведев с такой постановкой вопроса не приедут", - полтавский таксист Владимир как в воду глядел: не приехали. Ющенко тоже не было.

Владимир - украинец, бывший офицер Советской, затем Российской армии. В 1996 году вернулся в Полтаву, где оканчивал военное училище связи.

Как относится к Полтавской битве? "Кто в нормальной школе учился, знает – это была победа!" Сейчас, говорит таксист, "всем мозги пудрят".

"Ехал со мной хлопец. Лет 25, - рассказывает Владимир. - Сам завел разговор. Что, говорит, этому Петру I надо было на Украине, зачем кацап сюда явился?! Я ему: парень, Украина после договора с Богданом в составе России была. В твой дом врываются чужие, что ты сделаешь? Так и Петр. Это его дом был. Он что, убегать должен? Спрашиваю: откуда ты этот дебилизм взял? Отвечает: в школе".

Олег Пуствогар – глава Полтавской организации Народного руха Украины. В областной администрации отвечает за информационную и внутреннюю политику.

"Поражение объединенного украинско-шведского войска под Полтавой стало, может быть, самым большим историческим поражением Украины. Оно перечеркнуло перспективы национального и государственного развития на три столетия", - цитирует Пуствогар заявление полтавского Руха.

Он обвиняет: "Русским войском было уничтожено и вырезано мирное население сел Нехвороща, Маячка, Келеберда, Переволочна, включая и женщин и детей". О селах, разграбленных и уничтоженных шведами, не упоминает.

"Мало трагизма"

Сражение 27 июня 1709 года – еще и торговая марка. В Полтаве продаются, правда, не на каждом углу, пивные бокалы, майки и иные сувениры, украшенные соответствующим логотипом.

Image caption Гостиный хутор в Полтаве приглашает гостей

Журналисты, потянувшиеся в город перед юбилеем, писали о горилке в емкостях, изображавших царя Петра и героев Гоголя, о ресторане, интерьер и меню которого выдержаны в духе исторической стилизации.

В центре Полтавы Гостиный хутор – рядок киосков, в которых продают пиво, соки-воды, закуски.

На бортах киосков схемы расположения войск противников. Стенопись представляет шведских и русских пехотинцев и кавалеристов в бою. Отдельная серия сюжетов – украинские казаки. Все они должны были ожить на поле былого сражения.

Но от грандиозной реконструкции Полтавской битвы в день юбилея отказались. Фестиваль прошел по сокращенной программе и не по тому сценарю, который разработали еще два года назад украинские реконструкторы.

Зарубленный сценарий фестиваля, рассказал его автор Алексей Руденко, глава общественной организации "Департамент военно-культурной антропологии", с точки зрения официальных идеологов, содержал «мало трагизма".

Олег Пустовгар, например, считал, что идейно невыдержанное шоу (он употребил термин "шабаш") стало бы "унижением Украины". "Унижать украинцев на их же земле" собирался, по словам руховца, мэр Полтавы Андрей Матковский.

Мэр приводил в пример Ватерлоо, куда ежегодно съезжаются тысячи участников военно-исторических клубов и сотни тысяч туристов. "И никого это не обижает". А вот "гуманитарный блок кабинета министров считает, что в эти дни в нашем городе должны литься слезы..."

Матковского политика интересует меньше, чем экономика. Юбилеи битвы и Гоголя, удачно, с его точки зрения, вписываются в программу "Полтава туристическая".

"Мы заинтересованы в том, чтобы приезжали гости, тратили деньги, получали удовольствие от общения с нашими людьми, увидели памятники, музеи, покушали полтавских галушек, выпили полтавского квасу, полтавской горилки, услышали наши украинские песни. К сожалению, некоторые политические деятели на этом пытаются поднимать свои рейтинги", - считает Матковский.

Image caption "В провинциальном шоу с галушками мы не участвуем"

Алексей Руденко винил в срыве исторического фестиваля с участием клубов из России, Украины, стран Европы Полтаве и местные власти, и политиков в Киеве.

По Руденко, мэрия Полтавы способна лишь на "провинциальное шоу с галушками", а идеологам из Киева нужна лишь "тотальная печаль". Он сам собирался участвовать в действе в качестве командира сердюков гетмана Мазепы.

Реконструкторы, объясняет Алексей Руденко, не берутся судить, хороши или плохи были Петр I, Карл XII и Мазепа. Они крупные исторические личности, а реконструкторов в первую очередь интересует жизнь армии: точность реставрации боевых и походных эпизодов, достоверность деталей формы, оружия, снаряжения.

"Мне не нужно испытывать комплекс по поводу того, что мои предки проиграли битву при Полтаве. Они до и после этого выигрывали кучу. Поражает другое: как идеологический аппарат России сумел превратить Бородино в победу. Французы сбили русских со всех позиций, заняли Москву. Но спроси любого человека в России, кто выиграл Бородинское сражение, каждый ответит: мы!"

Историк Роман Коваль объясняет: "Московская пропаганда работала прекрасно. Украинцев убедили, что защитники родины – предатели. Мазепа – предатель. Кость Гордиенко - предатель. А кто сражался за Москву, - те настоящие патриоты Украины. Если сейчас спросишь об отношении к Полтавской битве, очень многие люди ответят так, как хотела бы Россия".

Олег Пустовгар сетует: украинский кинематограф пока ничего не может противопоставить, скажем, российскому "Адмиралу".

Мама затащила в музей

На окраине Полтавы, на улице Шведская могила находится музей-заповедник "Поле Полтавской битвы".

Image caption Музей Полтавской битвы недостатка в посетителях не испытывает

Наталья Билан в должности директора музея недавно. О прежнем директоре в городе вспоминают с почтением. Он и небольшое военно-историческое представление в 2008 году разрешил, не спрашивая никого.

В реконструкции боя, даже если бы она прошла по сценарию Руденко, Наталья Билан ничего крамольного не видела. "Это своего рода военный театр".

Билан говорит, что музей не должен вставать ту или иную сторону, "исходя из чьих-то личных симпатий". Она хочет, чтобы дети, которых немало среди посетителей, вынесли "хотя бы основные знания о том, что такое событие происходило на этой земле, кто принимал участие в нем, чтобы они не делали вид, будто они вообще ничего об этом не знают".

"Для нас главное – сохранить объективность и донести ее до экскурсантов, - рассказывает директор. - Стараемся учитывать все, что появляется нового в исторической науке, знать, что пишут украинские историки, шведские, российские".

К музею подъезжают автобусы, такси, частные машины. Родители с детьми, парочки, компании серьезных мужчин, экскурсионные группы.

Image caption Марку пришлось предпочесть музей компьютеру

Экскурсовод рассказывает, как после перехода к шведам и Мазепе запорожцев кошевого атамана Костя Гордиенко русские войска в мае 1709 года разгромили Запорожскую Сечь; о "вялой" осаде шведами Полтавы, "закрывавшей им дорогу на Москву".

Из музея выходят мамы и бабушки с детьми. Они приехали из Красноградского района соседней Харьковской области. Все, за редким исключением, говорят на хорошем украинском языке - вопреки представлениям, что весь восток Украины плохо им владеет.

9-летней Юле в музее больше всего в понравился "Петро Пэрвый", а ее ровеснице Кате - "корабли Петра Першого".

Студентка Юля вспоминает, что в школе о Полтавской битве "что-то рассказывали", а в музее она узнала о ней много нового для себя. "Мне Петр Первый ближе, чем шведы. Украинцы, конечно, тоже близки".

Первоклассника Марка в музей "мама затащила". Он предпочел бы за компьютером посидеть. О Полтавской битве Марк, "раньше слышал, но забыл", а в музее его заинтересовал деревянный макет полтавской крепости.

Катерина, мама Марка, не воспринимает поражение шведской армии ни как личную, ни как государственную трагедию, хотя, "как шутят наши украинцы, лучше бы шведы тогда нас победили".

Чья заслуга весомее

Через дорогу от музея курган с крестом - братская могила русских воинов, за ней домики окраины. Аккуратные грядки, курятники, ухоженные плодовые деревья.

Image caption Памятник шведам от шведов установлен в 1909 году

В лесополосе за околицей свалка мусора, а далее - поле и небо цветов украинского и шведского флагов. На поле обелиск, установленный шведами: павшим шведским воинам к 200-летию сражения.

Областная и городская администрации в Полтаве ставят каждая себе в заслугу благоустройство поля битвы.

Губернатор Валерий Асадчев говорит, что областная администрация и он лично добились ликвидации располагавшейся там военной базы, на территории которой находились подземные склады ГМС, и "ребята занимались своим бизнесом". "Редуты восстанавливаем, в дальнейшем, думаю, все восстановим".

"Были, - напоминает Асадчев, - другие мнения: зачем все это делать? Надо, мол, здесь все перекопать, засеять, чтобы никто ничего не знал, не видел".

Асадчев с благодарностью отзывается о помощи бывшего посла России на Украине Виктора Черномырдина в деле восстановления братской могилы русских воинов, церкви, музея Павловского, основанного до революции и разграбленного во время гражданской войны.

"Мы за два года реконструировали памятники, поле, восстановили редут, обновили музей, для того, чтобы презентовать все эти памятники и поле Полтавской битвы туристам", - говорит оппонент Асадчева, мэр Полтавы Андрей Матковский.

Виват!

Лидер Русской общины Полтавы Виктор Шестаков считает, что именно усилия активистов-общинников по привлечению внимания к "плачевному состоянию памятников", заставили власти заняться приведением их в надлежащий вид.

Image caption "Это - наша земля, и уходить мы не собираемся"

Общинники, стар и млад, посещают места, связанные с пребыванием на Полтавской земле русской и шведской армий.

"Здесь Карл XII гарцевал на коне и получил пулю в ногу", - рассказывает историк и писатель Юрий Погода во время остановки у села Нижние Млыны.

Миновали Крестовоздвиженский монастырь, где находилась ставка Карла, проводился военный совет перед битвой и откуда шведы обстреливали из пушек Полтаву. Поле между Будищанским и Яковчанским лесами. В зарослях – обелиск на месте старого редута.

"Вот так стояли четыре редута левого фланга, два недостроенных шведы взяли, на третьем положили первую тысячу, - ориентирует слушателей на местности Юрий Погода. - Где-то здесь был пленен Шлиппенбах, а примерно в том направлении ушел сквозь теснины Розен".

В лесу неподалеку от места переправы русской армии через Ворсклу колодец. По преданию, здесь стоял на биваке Преображенский полк, из колодца пил сам царь Петр.

Деревянный сруб над колодцем развален. На памятном камне, бронзовая доска с которого давно исчезла, красной краской начертано "Слава Украине!", черной намалеван трезубец.

Общинники восстанавливают сруб. Юрий Погода и Виктор Шестаков сотоварищи, включая малолетнего Женю, металлическими щетками оттирают краску с камня. Прикрепляют новую доску: "Криница Петра I". Возможно, операцию в скором времени придется повторить.

После трудов – костер, стопка водки, жареная домашняя колбаса, сало, хлеб. Тост: "За Россию! За Петра! Виват!"

Image caption Во Львове такую рекламу представить сложно, считают жители Полтавы

"Это наша история, наша земля, и уходить мы отсюда не собираемся, - говорит Виктор Шестаков. – А если кому-то это не нравится – это их проблема!" На вопрос, чувствуют ли русские в Полтаве за собой Москву, отвечает "Москва – она разная, но буду говорить откровенно: не чувствуем!" Это если говорить об "официальной Москве".

Общественная поддержка, впрочем, есть, говорит Шестаков, а "мы тут на передовых рубежах": "300 лет мы считали, что наши предки, и русских и малороссов, живущих здесь, вместе с русскими победили, замочили шведов. Сегодня получается, что это нас позорно затоптали 300 лет назад!"

Вдоль дороги от Гадяча к Полтаве скромные памятники на местах боев Великой Северной и Великой Отечественной войн. Название села Тахтаулово напоминает о временах Тохатмыша и битве на Ворскле, которую литовцы и славяне проиграли татарам в 1399 году.

В селе Жуки, где тоже была ставка Карла, на деньги шведов, так утверждает местный житель, восстанавливают казацкую церковь. Рядом памятник словаку-хронисту Даниелю Крману, свидетелю Полтавской битвы, собеседнику Карла XII и гетмана Мазепы.

На подъезде к Полтаве придорожный щит с портретом Петра I - реклама частной гостиницы. Таксист Владимир считает, что владельцу гостиницы, использующему образ царя в рекламных целях, ничто не грозит : "У нас ярого национализма нет. Если бы он такое во Львове вывесил, у него точно неприятности были бы. Однозначно".

Новости по теме