Стартовый выстрел Второй мировой войны

  • 19 августа 2009
Подписание советско-германского пакта 23 августа 1939 г.
Image caption По мнению многих, заключение пакта открыло дорогу к мировой войне

Дипломатия консервативна. Случаев сенсационного превращения врагов в друзей и наоборот, мгновенно меняющих всю мировую конфигурацию, в истории немного. Один из них - советско-германский союз, заключенный в августе 1939 года.

Для этого события нет даже точного названия.

Принятое в СССР официальное определение "советско-германский договор о ненападении" не отражает суть дела, поскольку главным в нем было не обязательство о взаимном неприменении силы, а соглашение о разделе Восточной Европы.

Получивший широкое хождение в последние годы термин "пакт Молотова-Риббентропа" тоже условен, ибо в тоталитарных державах министры иностранных дел не формировали политику и не принимали самостоятельных решений, а являлись орудием воли диктаторов. По выражению писателя-историка Игоря Бунича, любой несанкционированный шаг стоил бы Риббентропу карьеры, а Молотову - головы.

Ваше мнение

Подготовка и заключение пакта были увлекательным политическим триллером и классическим образцом "тайной дипломатии за спиной народов", как любила выражаться советская пропаганда, когда речь шла о действиях не своего правительства. Там было все: психологическая игра, азарт, интриги, напряженное ожидание, драматические повороты, второстепенные лица, которым раз в жизни на миг выпало творить историю.

Британские газеты и общественные деятели весной 1939 года били во все колокола, чтобы "не допустить второго Мюнхена". В СССР и Германии не было парламентской оппозиции, свободной прессы и независимых экспертов. Никто не мешал правителям делать все, что они считали нужным.

Каждый шаг и каждое слово участников событий задокументированы подробнейшим образом. Фактическая сторона дела дискуссий не вызывает. Политическая и моральная оценка пакта накануне его 70-летия остается предметом все более яростных споров.

Доказывая преимущества системы коллективной безопасности над двусторонними договорами о ненападении, нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов говорил в сентябре 1935 года на заседании Ассамблеи Лиги Наций: "Не всякий пакт о ненападении имеет целью укрепление всеобщего мира. В то время, как пакты о ненападении, заключенные Советским Союзом со своими соседями, имеют оговорку о недействительности пактов в случае совершения агрессии одной из сторон против любого третьего государства, мы знаем и другие пакты, отнюдь не случайно такой оговорки лишенные. Это значит, что государства, обеспечившие себе тыл или фланг подобным пактом о ненападении, резервируют себе возможность безнаказанного нападения на третьи государства".

Именно такой пакт заключил СССР с нацистской Германией ровно через четыре года.

Читайте подробнее:

Хроника сближения

Зачем Сталин заключил союз с нацистами?