Взрывы домов: 10 лет спустя вопросы остаются

  • 10 сентября 2009
Взорванный дом на улице Гурьянова
Image caption Взрыв на улице Гурьянова положил начало новой эпохе в истории России, говорят эксперты

10 лет назад москвичи напряженно гадали, что же стало причиной страшного взрыва, который обрушил два подъезда девятиэтажки на улице Гурьянова. Для многих этот вопрос до сих пор стается без ответа.

Поначалу говорили о газе. О мешках со смесью алюминиевой пудры и селитры и гексогеновом детонаторе никто еще не знал. Через четыре дня взорвался дом на Каширском шоссе, еще через три - в Волгодонске.

Технология стала известна. Но кто ее применил, для многих неясно до сих пор, хотя официальная версия гласит, что взрывы устроили северокавказские экстремисты, и большинство россиян ей верит.

Официальное расследование назвало организаторами акций полевых командиров Хаттаба и Абу Умара. По версии властей, некоторые исполнители были убиты, а двоих- Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова - в 2004 году приговорили к пожизненному заключению. В последнем слове свою вину они не отрицали.

Тем не менее, предположения, что к взрывам причастны спецслужбы, звучали и до суда, и после.

Причастны ли спецслужбы?

Бывший глава общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов, экс-депутат и правозащитник Сергей Ковалев признает, что оснований впрямую обвинять власти у него нет.

"Если говорить о гипотезе причастности спецслужб, то, разумеется, мы не получили никаких прямых материалов на этот счет", - утверждал Ковалев.

И тем не менее правозащитник считает, что "некая причастность спецслужб довольно вероятна".

В мае прошлого года дочери одной из погибших на улице Гурьянова, живущие в США Татьяна и Алена Морозовы, в открытом письме призвали новоизбранного президента России Дмитрия Медведева провести новое расследование.

"Существует множество свидетельств того, что в деле могли быть замешаны российские спецслужбы", - написали сестры, перечислив несколько обстоятельств, которые наводят их на такие подозрения. Эти факты множество раз упоминались и в российской, и в мировой прессе.

У политического обозревателя, завотделом политики газеты "Коммерсант" Глеба Черкасова тоже остается много вопросов к следствию и властям.

"Я тщательно изучил все версии, и я не готов дать окончательного ответа. Думаю, что лет через сто, может быть, узнаем", - сказал Черкасов Би-би-си.

Официальные и неофициальные каналы

Депутат Александр Гуров в годы, когда велось расследование, был главой комитета Госдумы по безопасности и тоже изучил все версии и документы, предоставленные депутатам по их запросам. У Гурова сомнений в непричастности спецслужб нет.

"Не верю. И не верю по целому ряду фактов, которые мы имели. Мы долго с этим копались, и не только по официальным каналам, мы ведь копались и по неофициальным”, - объясняет генерал-майор милиции Гуров.

"Ну ни один психически нормальный человек на это не пошел бы, - продолжает депутат, - уж тем более в те-то времена, когда в том же ФСБ одни симпатизировали коммунистам, другие - правым, третьи - левым, четвертые - яблочникам...".

Критики официальной версии всегда напоминают, в частности, о случае в Рязани, где 23 сентября 1999 года житель одного из домов заметил людей, вносивших в подвал какие-то мешки. Эти люди были задержаны.

Вначале появились сообщения, что предотвращен новый взрыв, затем ФСБ объявила, что это ее сотрудники проверяли бдительность милиции и жителей.

Александр Гуров говорил тогда с начальником УВД Рязани и уверяет, что это и вправду были учения.

"Учения" в Рязани

"Я говорю, слушай, ну там действительно что ли все так? Он говорит: да нет, это ерунда все. Мешки действительно там были, они там что-то насыпали, какое-то вещество, чтобы собака могла взять то ли след, то ли что-то. Ну и устройство там сделали, чтобы было более-менее похоже на детонатор. Он даже сказал, куда мешки вывезли, куда-то там на свалку", - вспоминает парламентарий.

На запрос депутатов в 2002 году Генпрокуратура России ответила, что, согласно результатам проверки, люди с мешками действительно были сотрудниками ФСБ, которые "оценивали предпринятые местными правоохранительными органами меры по противодействию возможным актам терроризма". По этим данным в мешках была простая сахароза, а взрыватель при них - имитация.

Социологи и политологи единодушно считают, что взрывы домов в сентябре 1999-го, как и начало второй чеченской войны, не просто совпали с началом эпохи Путина, но и во многом определили ее облик. Глеб Черкасов выделяет несколько последствий этих взрывов для массового сознания россиян

"Конечно, первый, немедленный этап - это всплеск страха, всплеск надежд на твердую руку, которая защитит от этого кошмара, и благодаря этому всплеску сформировался тот политический режим, который мы сейчас имеем. История не терпит сослагательного наклонения, но, возможно, если бы не было этих взрывов, и режим был бы иным", - полагает журналист.

Еще одно последствие, по оценке Черкасова - это "индульгенция", которую общество по умолчанию выдало власти на любые силовые действия, в первую очередь на Кавказе.

Что касается мнений об организаторах сентябрьских взрывов, то, по данным последнего опроса ВЦИОМ, 57% россиян не верят в версию о причастности спецслужб и властей, и 22% считают ее в той или иной степени правдоподобной.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.