Саммит РФ-ЕС: "мы не скрываем наших разногласий"

  • 17 ноября 2009
Флаги России и ЕС

О предстоящем в среду стокгольмском саммите Россия-ЕС bbcrussian.com рассказали заместитель главы Представительства Европейской Комиссии в России Майкл Вэбб и Постоянный представитель Российской Федерации при Европейских сообществах Владимир Чижов.

Би-би-си: Как вы прокомментируете недавние слова советника президента России о том, что решение поехать на саммит для Дмитрия Медведева не было простым? Они были связаны с заявлениями Карла Бильдта, шведского министра иностранных дел. Ожидаете ли вы каких-либо осложнений по этому поводу на саммите?

Майкл Вэбб: Прежде всего, я скажу, что заявления, которые от имени ЕС делает Карл Бильдт, – это именно заявления от имени ЕС, от имени всех стран-членов Евросоюза. На этих саммитах есть традиция – мы не скрываем наших разногласий. Есть ряд вопросов – здесь можно упомянуть Косово, Грузию, некоторые подходы к вопросу по транзиту газа, – по которым у ЕС и РФ разные мнения.

Однако, как ответственные игроки на международной арене, Европейский Союз и Россия могут обсуждать эти различия открыто, чтобы найти решения, где это возможно. По упомянутым вопросам у нас возможны, конечно, разногласия. Однако важно, что мы обсуждаем эти проблемы.

Если говорить о более ситуативных вопросах, то есть проблемы, касающиеся торговли. Мы надеемся, что Россия согласится снизить некоторые таможенные пошлины, которые недавно были введены и которые особенно серьезно ударили по европейским экспортерам. И есть также еще ряд преград, которые, как мы надеемся, будут преодолены. Это будет обсуждаться совершенно открыто и откровенно. Надеюсь, нам удастся начать решать эти проблемы в ближайшем будущем.

Для нас очень важно, чтобы мы сохраняли тот имеющийся позитив, когда мы говорим об экономических вопросах, в отношении, например, членства РФ в ВТО, которое мы продолжаем полностью поддерживать.

И хотя Россия недавно отозвала свою подпись из-под договора об Энергетической хартии, мы надеемся, что принципы Энергетической хартии, которые совпадают с принципами, провозглашенными на саммите G-8 в Санкт-Петербурге, будут подтверждены.

Владимир Чижов: Эти слова [Карла Бильдта] связаны с некоторыми особенностями политики шведской стороны, а не с позицией Евросоюза как такового. Известны достаточно жесткие заявления шведского министра Бильдта в контексте прошлогоднего кризиса на Кавказе. Они встретили адекватную негативную реакцию в Москве.

Кроме того, ранее была неопределенность со стороны шведского правительства по поводу его позиции в отношении проекта "Северный поток". Эта неопределенность объективно была фактором, осложняющим ситуацию вокруг саммита. Сейчас в том, что касается "Северного потока", ситуация прояснилась: шведское правительство приняло единственно верное, на наш взгляд, решение.

Мы рассчитываем, что других осложняющих моментов не будет.

Би-би-си: Какова повестка дня этого саммита, каковы ожидания в его отношении?

Image caption Майкл Вэбб: У нас есть общий интерес в том, чтобы не было проблем с поставками энергоресурсов из России и спроса со стороны ЕС

Майкл Вэбб: Как обычно в случаях таких саммитов, стратегический характер партнерства между ЕС и Россией, прежде всего, означает, что повестка дня этих встреч – мировая стратегическая повестка дня. В этом случае мы продолжим работать над решениями саммита в Питтсбурге, касающимися противодействия мировому финансовому и экономическому кризису. Будут обсуждаться вопросы, связанные с подготовкой конференции в Копенгагене, посвященной глобальному изменению климата. Оба эти вопроса стратегического характера очень важны.

В том, что касается кризиса, мы надеемся, что сможем подтвердить соглашение, достигнутое в Питтсбурге, о том, что нам нужен скоординированный ответ на кризис, нам нужно сохранить открытую экономику и нужно постепенно найти форму реакции, которая отвечает этим принципам.

Что касается изменений климата, у нас недавно прошло заседание Постоянного совета партнерства по защите окружающей среды, на котором эта проблема обсуждалась. Для ЕС очень важно, чтобы встреча в Копенгагене имела как можно более серьезный результат. И мы очень надеемся, что Россия разделит наш подход, и мы сумеем определиться с задачами в том, что касается сокращения объемов выбросов и временных рамок.

В дополнение, как всегда, в повестке дня – энергетика. На этом саммите мы будем рассматривать общую ситуацию по поводу энергобезопасности ЕС и России. Мы всегда способны подтвердить, что у нас есть общий интерес в том, чтобы не было проблем с поставками энергоресурсов из России и спроса со стороны ЕС. Пока в этом году нам удавалось это сделать. Мы стремимся иметь как можно более серьезные договоренности в том, что касается транзита газа из России в ЕС.

Конечно, лидеры Европейского Союза и России будут обсуждать глобальную международную обстановку, сотрудничество по Ирану, Афганистану, мирный процесс на Ближнем Востоке. В этом контексте мы надеемся, что Россия сможет согласиться с подписью по соглашению об обмене засекреченной информацией, что является одним из инструментов, который позволит нам углубить наше сотрудничество.

Image caption Владимир Чижов: Базовое соглашение с ЕС будет всеобъемлющим, юридически обязывающим и рамочным

Владимир Чижов: Саммиты у нас проходят более десяти лет, два раза в год. Повестка дня ранее традиционно состояла из двух компонентов: двусторонние отношения во всех их проявлениях и актуальные международные вопросы. С саммита в Ханты-Мансийске повестка дня дополнилась третьим компонентом, что отражает растущий уровень стратегического партнерства между Россией и Евросоюзом – совместное рассмотрение глобальных проблем: глобальный финансово-экономический кризис, сопоставление программ по его преодолению.

Новый элемент стокгольмского саммита – вопросы борьбы с изменением климата, что логично с учетом времени и места проведения саммита. С точки зрения времени: меньше месяца остается до конференции ООН по климату в Копенгагене. По поводу места: в Швеции традиционно много внимания уделяется вопросам охраны окружающей среды.

Би-би-си: Как обстоят дела с переговорами по новому Базовому соглашению о стратегическом партнерстве между Россией и ЕС? Какие основные проблемы здесь имеются?

Майкл Вэбб: Переговоры идут. У нас прошло уже шести раундов переговоров. Это очень сложный вопрос. Соглашение должно касаться всех аспектов сотрудничества с Россией. Оно затрагивает политические вопросы, вопросы безопасности, правосудие и такие вопросы, как проблемы миграции, виз, реадмиссии [согласия государства на прием обратно на свою территорию своих граждан (или, в некоторых случаях, иностранцев, ранее находившихся или проживавших в данном государстве), которые подлежат депортации из другого государства]. Оно также касается торговых вопросов, затрагивая энергетику, исследования, образование, культуру. В течение шести раундов мы добились определенного прогресса.

Нам также надо согласовать два различных подхода. Нам нужно рамочное соглашение, которое потом будет дополнено соглашениями по различным вопросам. Однако для ЕС важно, чтобы уже рамочном соглашении содержало конкретные, далеко идущие юридически обязывающие положения, особенно в том, что касается вопросов торговли и энергетики.

Подход России – подчеркивать рамочный формат договоренности и оставлять существенные проблемы для отдельных соглашений. В этом отношении наши позиции еще не согласованы. Не хочу делать прогнозов, но нам потребуется еще время, чтобы заключить соглашение. Скажу, что обе стороны действуют очень профессионально, сглаживая различия, где это возможно.

Владимир Чижов: Переговоры идут успешно. В декабре состоится очередной, седьмой раунд переговоров. Проблемы, конечно, есть. Само соглашение охватывает все стороны взаимодействия России и ЕС, в том числе в торгово-экономической области. Мы вместе смотрим на ситуацию в контексте создания с 1-го января 2010 года Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Оцениваем эффект этого события. Кроме того, есть целый ряд элементов, которые требуют прояснения.

У нас - общее представление о предмете будущего соглашения, о том, какие вопросы оно охватывает, и о его юридически обязывающем характере. Оно будет всеобъемлющим, юридически обязывающим и рамочным, оставляющим возможность для заключения последующих секторальных соглашений по разным направлениям.

Би-би-си: Как вы думаете, как ратификация Лиссабонского договора повлияет на сотрудничество ЕС и России?

Майкл Вэбб: Для России значение ратификации договора будет позитивным. Представительство ЕС на международной арене будет более согласованным в результате одобрения Лиссабонского договора. На будущих саммитах ЕС будет представлять президент Совета ЕС, избранный на два с половиной года.

Также будет присутствовать председатель Европейской Комиссии и заместитель председателя Комиссии, отвечающий за внешнюю политику и безопасность. Это означает, что будет большая преемственность в том, что касается встреч на высшем уровне.

Будет больше слаженности. Для России будет проще разговаривать с представителями ЕС, чем это было ранее.

Лиссабонский договор в определенных областях делает проще процесс принятия решений. ЕС будет более быстро реагировать на возникающие проблемы. Я вижу только преимущества для России и не вижу каких-либо проблем, связанных с Лиссабонским договором.

Владимир Чижов: Это, в первую очередь, повлияет на работу самого Евросоюза, а также отношения Евросоюза со всеми своими внешними партнерами, не только с Россией. В качестве примера могу привести переговоры по новому Базовому соглашению. В этом соглашении заключительный раздел будет касаться механизмов сотрудничества. Мы еще пока к этому разделу не приступали, ждали, когда в силу вступит Лиссабонский договор.

В целом, я рассчитываю, что успешная имплементация Лиссабонского договора (ведь дело не только в его подписании и ратификации, а и в его имплементации, там ведь целый ряд вопросов еще не решен) придаст большую эффективность нашей работе.

Би-би-си: Как идут переговоры по поводу отмены виз? Глава российского МИД Сергей Лавров заявил в отношении этой проблемы, что сейчас мяч на стороне Европейского Союза...

Майкл Вэбб: Отмена виз – наша цель в долгосрочной перспективе. С течением времени эта перспектива становится ближе, в частности благодаря ведущимуся визовому диалогу между ЕС и Россией. В рамках этого диалога прошло четыре встречи и сейчас мы оцениваем их итоги. Визовый вопрос будет обсуждаться на встрече в начале декабря. На этом этапе, я надеюсь, мы наметим, какие шаги должны быть предприняты для того, чтобы двигаться в направлении отмены виз. У нас уже есть соглашение об упрощенной выдаче виз. Работаем над его модернизацией.

Однако не стоит забывать, что и российская сторона должна предпринять определенные шаги. Есть ряд сложностей, с которыми сталкиваются граждане стран ЕС, въезжающие в Россию. Это, например, касается системы регистрации, особенно в том случае, если иностранцы переезжают из одного российского города в другой.

Владимир Чижов: Министр иностранных дел России Сергей Лавров подтвердил нашу позицию. Мы готовы к отмене визового режима хоть завтра без предварительных условий. Переговоры идут. Это само по себе хорошо. Правда, идут они медленно, что не очень хорошо: пожалуй, медленнее, чем мы бы хотели.

В свое время бывший председатель Еврокомиссии Романо Проди давал определенный прогноз, когда безвизовый режим может стать реальностью. По его словам, это могло случиться в 2008 году. К сожалению, этого не произошло.

В 2003 году на саммите Россия-ЕС в Санкт-Петербурге на высшем уровне была подтверждена договоренность, что мы будем двигаться в этом направлении, и что безвизовый режим является долгосрочной перспективой. Это был максимум, на что тогда был готов пойти Евросоюз. Худо-бедно прошло шесть с половиной лет, и, наверное, пора этому термину – "долгосрочная перспектива" – найти более осязаемую замену. Пора перейти от неопределенных перспектив к чему-то более конкретному.

С Майклом Вэббом и Владимиром Чижовым беседовал Алексей Тимофейчев.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.