На фестивале в Питере учат терпимости и памяти

  • 20 ноября 2009
Илья Альтман, фонд "Холокост"

В Санкт-Петербурге проходит Фестиваль толерантности, на котором в противовес ксенофобии, антисемитизму и другим формам нетерпимости приводят пример трагической истории холокоста.

Это уже третий фестиваль, который ежегодно проводит еврейская благотворительная организация "Ева" при поддержке петербургских, московских и зарубежных партнеров. В их числе и общественный Фонд "Холокост".

Сопредседатель российского научно-просветительского центра "Холокост" Илья Альтман считает, что петербургский фестиваль – это уникальная возможность обсудить проблемы отсутствия толерантности в обществе, вспомнить об уроках холокоста не только посредством книг и семинаров, но и с помощью художественных средств: выставок, спектаклей, фильмов, музыкальных номеров.

"Статистика убийств ужасает"

"Мой личный опыт посещения этого фестиваля говорит о том, что это, действительно, заметное событие не только для Петербурга, но и для всей России", - заявил Илья Альтман.

При этом он подчеркнул, что антисемитизм не ушел в прошлое.

"Но антисемитизм, конечно же, не самая острая проблема для современной России. Гораздо острее развита ксенофобия [по отношению] к выходцам из Средней Азии и Кавказа. Ужасает статистика убийств по национальному признаку", - говорит Альтман.

С этой бедой в Санкт-Петербурге очень хорошо знакомы. В последние годы город потрясла череда преступлений на этнической почве. Вдобавок, на улицах города ежегодно проходят "марши" под лозунгом "Россия – для русских!".

В ответ городские власти реализуют широкомасштабную программу "Толерантность", за что Санкт-Петербург в 2009 г. получил почетную премию ЮНЕСКО за деятельность по продвижению идей толерантности.

В этом году на фестивале в петербургском Доме еврейской культуры "Есод" решили обсудить с учителями и преподавателями вузов "уроки холокоста, как путь к толерантности", а также проблемы преподавания религии в школе.

В частности, встают следующие вопросы: как свести к минимуму возможные риски зародить в детях религиозную нетерпимость? Как можно уберечь детей от недопонимания культуры другого народа, другой расы, иного вероисповедания? Как не допустить трансформации безобидного недопонимания в агрессивную нетерпимость?

Судьба одного человека

Image caption Так шестилетняя девочка представляет себе чердак, где пряталась Анна Франк

В Германии в первой половине XX века агрессивная нетерпимость стала государственной политикой и принесла колоссальные беды другим странам, народам, да и самим немцам.

Шесть миллионов евреев в различных странах Европы были истреблены. И больше всего на оккупированных территориях СССР.

"Из шести миллионов 2,8 млн. были советскими гражданами", - уточняет Илья Альтман.

Однако многие взрослые люди воспринимают это так: "Одна смерть – трагедия! Миллионы смертей – статистика".

Детям тоже сложно понять масштаб трагедии, исчисляемый большими цифрами. Поэтому в этом году на фестивале главной темой стала судьба одного человека – Анны Франк.

Еврейская девочка вместе с семьей вынуждена была бежать из Германии и скрываться в оккупированной нацистами Голландии на чердаке.

Убежище было обнаружено и всю семью Анны арестовали. Кроме отца, вся семья погибла. Анна умерла в концлагере, не дожив до своего 16-летия.

Сохранился ее дневник, который девочка вела в своем убежище. Теперь это документ, обличающий нацизм и опубликованный на многих языках.

Глазами детей

Image caption Выставка, посвященная судьбе Анны Франк, должна напомнить гостям фестиваля об ужасах холокоста

Дом Анны Франк в Амстердаме стал музеем, который не дает забыть трагические страницы истории Европы. В Петербурге, в рамках фестиваля толерантности развернута выставка "Анна Франк".

Дополняют эту выставку рисунки петербургских школьников, посвященные судьбе Анны. К некоторым рисункам дети сделали подписи.

Первоклассница Маша Горина (шест с половиной лет): "Мне очень жаль Анну Франк. Она была маленькой девочкой, прожила очень мало. Она любила маму и папу. Хотела играть с куклами, бегать с друзьями и подругами. Фашисты убили ее и всех родных. Мне страшно думать про все это".

Софья Ахмадишина (10 лет): "Анна Франк любила все, что люблю я. Очень трудно представить, как можно прожить два года на чердаке, зная, что в любую минуту их могут арестовать".

София Сыровацская (10 лет): "Мне очень жаль эту девочку, которая не имела детства. Я подумала, что какое это счастье идти вместе с сестрой и мамой и просто так есть мороженое или посидеть в парке. Я могу не бояться войти в дом, где живу, я не должна прятаться, могу играть своими игрушками, читать книги, приглашать к себе друзей и просто веселиться вместе с ними. Анна Франк не могла делать всего этого".

Глядя на рисунки детей и читая их размышления, я вдруг вспомнил одного белобрысого паренька, которого встретил в спальном районе на окраине Петербурга. Он тоже рисовал… - черной краской огромную свастику на стене дома.

На мой вопрос "Ну, и к чему это?" он почему-то ответил строчками из песни музыкальной группы, которая вот уже почти 15 лет призывает к "Арийскому реваншу".

Видимо, ему судьба Анны Франк не интересна.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.