Последние заявления Путина о Ходорковском как "намеки"

  • 11 декабря 2009
Михаил Ходорковский
Image caption По второму уголовному делу Ходорковскому грозит около 20 лет лишения свободы

Пока защита Михаила Ходорковского и Платона Лебедева добивается пересмотра решения суда о продлении срока их ареста, юристы и эксперты обсуждают последние заявления российского премьера об экс-главе ЮКОСа.

Одним из первых на комментарии Владимира Путина о судьбе Михаила Ходорковского откликнулся адвокат Роберт Амстердам, представлявший в суде интересы ЮКОСа.

В статье на популярном американском сайте Huffington Post от 4 декабря, а также в своем блоге он назвал клеветой комментарии Путина о Ходорковском, высказанные в ходе недавнего общения премьера с населением в прямом эфире.

Амстердам обращает внимание на то, что глава российского правительства дважды за последние недели "обрушился с выпадом против Ходорковского".

Адвокат считает неподобающим, что в последнее время российский премьер проводит параллели между делом Ходорковского и делами, фигуранты которых обвинялись, среди прочего, в убийствах.

В ходе теледиалога с народом 3 декабря ведущий программы задал Путину прямой вопрос: "Когда отпустят Ходорковского?".

В ответ российский премьер перечислил убийства, по обвинению в которых был приговорен к пожизненному заключению бывший руководитель службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин.

"Никто не вспоминает, к сожалению, что в местах лишения свободы находится один из руководителей службы безопасности компании ЮКОС. Ясно, что он действовал в интересах и по указанию своих хозяев. Там только доказанных убийств пять!" - заявил Путин.

По мнению аналитика Московского Центра Карнеги Маши Липман, даже при отсутствии в комментариях Путина прямых указаний на Ходорковского, "это более чем прозрачный намек".

"Если мы просто смотрим на то, что Путин – премьер-министр – произносит такие слова и тем самым несомненно может влиять на суд, прокуратуру – это полное презрение к презумпции невиновности", - сказала она в интервью bbcrussian.com.

Липман подчеркивает, что сказанное премьером пока находится исключительно в сфере риторики и, естественно, не может квалифицироваться как обвинение. Тем не менее, по словам эксперта, подобные высказывания вызывают опасения - не последуют ли за ними соответствующие действия.

Телеведущий и политолог Михаил Леонтьев также считает комментарии Путина "намеком" – однако связывает его с оправданной, по его мнению, защитой государства от "нападок сторонников ЮКОСа".

"Намекать никто никому не запрещал. Обвинить [Путина] в клевете невозможно, - сказал bbcrussian.com Леонтьев. - Именно этим объясняется формат его высказывания. Он не ставил под сомнение презумпцию невиновности".

150 лет тюрьмы и Аль Капоне

На пресс-конференции в Париже в конце ноября российскому премьеру был задан вопрос о правах человека и деле Ходорковского.

В ответ глава российского кабинета министров апеллировал к зарубежным прецедентам: "Вот господин Мэдофф в Соединенных Штатах получил пожизненный срок, и никто не чихнул. Все говорят: "Молодец", так ему и надо".

"У нас деятельность некоторых наших фигурантов по уголовным делам нанесла ущерб России в миллиарды долларов, в миллиарды! – продолжил Путин. - Кроме того, есть и претензии с точки зрения как раз покушения на жизнь и здоровье конкретных людей в ходе их так называемой коммерческой деятельности".

Image caption В ходе "прямой линии" Путин сообщил, что деньги ЮКОСа были направлены в фонд ЖКХ

Российский премьер также упомянул суд над Аль Капоне в США 1930-х годов – этого гангстера, по словам Путина, "судили за уклонение от налогов формально, но фактически - за целую совокупность совершенных преступлений".

Французские репортеры – в частности агентство Франс пресс – в своих корреспонденциях отдельно отметили эти слова Путина о "покушении на жизнь", указывая, что Ходорковский отбывает наказание исключительно по обвинению в экономических преступлениях.

В то же время экс-глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин отбывает пожизненное заключение по обвинению в организации трех убийств и четырех покушений на убийство. Пичугин отрицает свою вину и утверждает, что следователи, добиваясь от него показаний против Ходорковского, использовали наркотики.

Первая официальная реакция?

"Оставив в стороне на мгновение тот факт, что Ходорковский не убийца, и никогда не обвинялся в причастности к подобному насилию, логика этого аргумента [Путина] и момент, выбранный для того, чтобы его привести, нелепы", - написал Роберт Амстердам в своем блоге.

По мнению адвоката, эти комментарии премьера можно считать первой официальной реакцией Москвы на недавно вынесенное решение Гаагского арбитражного суда, согласно которому бывшие акционеры ЮКОСа имеют право требовать от российского правительства возмещения убытков на сумму 100 млрд долларов.

Однако юристы сомневаются, что принятое в Гааге решение может восприниматься российскими властями как угроза.

В своем обращении к арбитражному суду акционеры группы МЕНАТЕП апеллировали к 45-й статье Энергетической хартии, которая защищает инвесторов от возможных посягательств на их собственность со стороны государства.

Но, как ранее пояснил Би-би-си партнер юридического бюро "Григорьев и Партнеры" Никита Федоров, договор к хартии, который определяет последствия экспроприации, Россией не ратифицирован.

Аналитик Московского Центра Карнеги Маша Липман согласна с экспертами, которые скептически оценивают шансы акционеров ЮКОСа добиться компенсаций от России.

Тем не менее сам факт принятия в Гааге подобного решения, по ее мнению, несомненно, стал "негативным сигналом" для Москвы и мог быть одним из факторов, спровоцировавших жесткие комментарии Путина.

Телеведущий Михаил Леонтьев, тем временем, связывает заявления премьера с неугасающим интересом западных СМИ к судьбе Ходорковского.

"Активизация [заявлений по делу ЮКОСа] полностью находится в руках, грубо говоря, западной стороны. Это та тема, которая считается беспроигрышной. На мой взгляд, это глубокое заблуждение, но они в этом заблуждении полностью существуют", - заявляет Леонтьев.

По его мнению, слова Путина – вынужденная оборона власти, стоящей на страже государственных интересов.

"Проблема Михаила Ходорковского в том, что по его ли вине или по вине его соратников – государство по-прежнему вынуждено от него защищаться. Он первый напал, его никто не провоцировал", - высказывает свое мнение Леонтьев.

Любая уступка по делу Ходорковского, по мысли Леонтьева, представляет для государства колоссальную опасность: "Потому что это будет прецедент – это будет сигнал, что значит власть можно добивать ногами".

"Вина по ассоциации"

Эксперт Центра Карнеги Маша Лимпан указывает, что высказывание премьера о Ходорковском в ходе "прямой линии" с народом сложно считать спонтанным.

"Мы имеем дело с тем, что Путин очевидным образом по своей воле высказался о Ходорковском – те вопросы, на которые он отвечать не хочет, ему их не задают в общении в прямом эфире с населением России, - полагает Липман (пресс-служба премьера раз за разом отвергает утверждения о том, что вопросы тщательно отбираются). - Он хотел на эту тему поговорить и хотел сказать то, что сказал".

"Это звучит действительно как стремление сказать, что участь Ходорковского может быть даже хуже. Это не обвинение – Путин не обвиняет, он создает некоторое ощущение вины по ассоциации", - говорит аналитик.

По ее мнению, это своего рода послание российской аудитории.

Это аргумент, который плохо работает или не работает вовсе, если он обращен к аудитории с высоким правосознанием, продолжает Лимпан, чего нельзя сказать о российском обществе: "Очень легко заронить такого рода представление, что на самом-то деле он виноват вот в чем...".

Главный редактор журнала "Однако" Михаил Леонтьев полагает, что Путин имел все основания высказаться в подобном формате.

"Когда вы говорите, что трудно поверить, что этот человек понятия не имел о том, что творится в его службе безопасности… [привлечь его за клевету нельзя]. Единственное, что он утверждал, что Ходорковский, так же как и остальные владельцы ЮКОСа, имел касательство к своим службам, которые уличены в убийствах, попытках убийств", – сказал Леонтьев, отсылая к делу Пичугина.

Между тем Маша Липман считает, что дело Пичугина не может служить иллюстрацией к делу Ходорковского.

"Если все-таки иметь в виду, что была европейская экспертиза решений по делу Ходорковского, которая пришла к выводу, что процесс крайне уязвим для критики, то такого же рода претензии можно предъявлять и к вердикту суда над Пичугиным", - уверена эксперт Центра Карнеги.

"Затруднились с ответом"

Каков бы ни был смысл посланий премьера, они остаются вне правовой сферы.

Тем не менее бесплодными эти заявления никак не назовешь: как показывает практика, они в той или иной мере формируют общественное мнение, отмечают социологи.

Ежегодные опросы россиян об их отношении к делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева имеют одну общую характеристику - в большинстве случаев довольно высок процент респондентов, которые затруднились с ответом.

Руководитель отдела социально-политических исследований "Левада-центра" Борис Дубин поясняет: "Фактически респондент встает перед выбором – или принять точку зрения официальной власти или встать против нее, а поскольку все-таки большинство так или иначе одобряет деятельность центральной власти сегодня, то они скорее уходят в "затруднившиеся с ответом".

"Эти затруднившиеся – это а) те, кто не знает, что реально происходит или не следит и не хочет следить за происходящим, б) те, кто в трудных вопросах, требующих политического или нравственного выбора, предпочитают уйти от ответа", - сказал Дубин в интервью bbcrussian.com.

По данным опроса, проведенного "Левада-центром" в октябре этого года, больше половины населения не следит за делом Ходорковского.

В то же время из тех, кто интересуется происходящим, по сведениям Дубина, "больше половины поддерживает точку зрения защиты обвиняемых и считает суд необъективным и затянутым".

При этом треть населения в принципе не понимает, в чем сегодня обвиняют Ходорковского и Лебедева, отмечает социолог.

В 2005 году Ходорковский и Лебедев были осуждены на восемь лет лишения свободы по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Спустя год против них было заведено второе уголовное дело: среди обвинений - присвоение нефти ряда дочерних компаний ЮКОСа в 1998-2003 годах на сумму более 892 млрд рублей и легализация части доходов от ее продажи. По этому делу Ходорковскому грозит до 22 лет лишения свободы.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.