Классика "лейтенантской прозы" похоронят в Москве в субботу

  • 24 декабря 2009
Писатель Григорий Бакланов
Image caption Григорий Бакланов ушел на фронт в 18 лет и прославился повестями о войне

Известного российского писателя Григория Бакланова похоронят в Москве в субботу. Прощание начнется в 11:30 в ритуальном зале Центральной клинической больницы.

Писатель скончался 23 декабря в возрасте 86 лет.

Главной темой творчества Григория Бакланова была Великая Отечественная война.

Он являлся одним из виднейших представителей так называемой "лейтенантской прозы", создатели которой, молодые интеллигенты, ушли на фронт совсем юными и чудом выжили в четырехлетней кровавой мясорубке.

Григория Бакланова, Юрия Бондарева и Василя Быкова критики называли "тремя большими "Б" этого направления литературы.

Бакланов ушел на войну добровольцем осенью 41-го, был тяжело ранен, после войны окончил московский Литературный институт, в 1951 году напечатал первый рассказ, а в 1959-м прославился фронтовой повестью "Пядь земли".

Другие известные книги Бакланова - "Южнее главного удара", "Мертвые сраму не имут" и "Навеки девятнадцатилетние".

По его сценариям снято несколько фильмов о войне, в том числе "Познавая белый свет" и "Был месяц май".

В изданном в 1964 году романе "Июль 41 года" он одним из первых поднял вопрос об ответственности Сталина за поражения Красной Армии в начале войны.

В 1986-1993 годах Григорий Бакланов был главным редактором журнала "Знамя".

В отличие от своего коллеги по судьбе и литературе Юрия Бондарева, который в 1988 году одним из первых публично выступил против провозглашенной Михаилом Горбачевым перестройки, сравнив ее с "самолетом, который неизвестно где приземлится", Бакланов всегда принадлежал к демократическому лагерю.

Глава Союза писателей Москвы Евгений Сидоров назвал книги Бакланова "первыми ласточками правды о тяжелых трагических днях войны", а повесть "Пядь земли" - знаковым произведением "оттепельной" литературы.

Кинорежиссер-фронтовик Петр Тодоровский, долгие годы друживший с Григорием Баклановым и бывший его соседом по дачному поселку, сказал, что всегда восхищался его "спокойствием и мудростью".

"С ним всегда было очень интересно. Он был замечательный человек. Я никогда не видел его раздраженным", - вспоминает Тодоровский.

Новости по теме