Кино в России: эра попкорна?

  • 12 января 2010

Несмотря на финансовый кризис, общие кассовые сборы в российском кинопрокате за прошлый год выросли до 22,4 млрд рублей (736 млн долларов). Однако прибыль принесли, в основном, американские блокбастеры.

По данным российского министерства культуры, американская продукция в России составляет около 70% проката. Российские фильмы хоть и производятся, но особой прибыли не приносят.

Обсудить эту тему на форуме

Сайт bbcrussian.com попросил высказаться о ситуации видных деятелей этой сферы культуры.

О положении в кинематографе

Сергей Соловьев, режиссер:

Об упадке не может быть и речи. Это [скорее] структурный, бюрократический упадок; дела сейчас - сумеречно, ни шатко, ни валко. Практически уже полтора-два года серьезной господдержки кинопроизводства нет. Поддерживаются только те проекты, которые нужно завершить - на завершение и помогают еще, и слава богу.

Но об упадке национального российского кинематографа как общечеловеческого факта искусства и речи быть не может.

Я считаю, что по творческим характеристикам российский кинематограф сейчас один из самых сильных, если не самый сильный, в мире. Мне всегда как-то странно смотреть на престижные фестивали, скажем, в Каннах, и смотреть особенно картины, которые там получают Гран-при - это смешные картины, рядом с теми картинами, которые сейчас делают молодые режиссеры здесь, в России. Они делают гениальные картины. [...]

Но вот в актерстве есть своя проблема - все актеры стали очень хорошо играть, они выучены очень хорошо и изобразят, что хочешь. Сегодня он убийца, завтра он ангел - они все сыграют замечательно. Но из этого всего многообразия имитационных средств каким-то образом в артистическом мире выветрилась личность творческая.

Актеры прошлого поколения существовали в кино и в театре, прежде всего, за счет своей личности. Когда видишь последние работы Олега Янковского - это личность, которая может себя адекватно выразить. А в молодом поколении, прежде всего, имитационная направленность - а, сыграем что хочешь! Хотя есть такие, как выдающаяся актриса Ксения Раппопорт, - на них вся надежда.

Евгений Миронов, актер:

Я по своему собственному желанию не снимаюсь три года. Во-первых, потому, что у меня новая цель в жизни появилась - я руковожу театром [Театром Наций], а это большая ответственность. С другой стороны - ничего интересного не было. Не было ни одной картины, которая бы вышла на экраны, и я пожалел, что я там не снялся. Я думал, слава богу, что я либо отказался, либо мне не предложили. Потому что это все смотрится немного по-инвалидски.

Я смотрел репортажи о нашем последнем российском фестивале "Кинотавр", и я увидел прямо явную болезнь. Молодые и не без способностей ребята рассказывают в своих киноисториях про себя, про свою молодость. Но это так отвратительно выглядит, потому что их жизнь не интересна, она мне не интересна и миллионам, уверен, не интересна. Она какая-то с клеем, с какими-то пьянками...

Безусловно, я их понимаю, они хотят поделиться сокровенным, что у них там в душе, но иногда нужно это в самом себе пережить, перестроиться, а не с радостью делиться какой-то гнилью своей. Но время лечит, это тоже надо пережить.

Павел Огурчиков, декан продюсерского факультета ВГИК:

Я бы охарактеризовал [сегодняшнюю ситуацию] словом "застой", потому что производство есть, но оно крайне малое, и продюсеры не знают, как быть, когда практически приостановлено большинство проектов из-за нехватки финансирования со стороны государства.

Частный капитал большого интереса сегодня не проявляет [к вложениям в кинематограф], потому что это очень долгие деньги, окупаемость проектов очень низкая - у нас в 2008 году всего три или четыре проекта принесли прибыль. Без финансирования никакой деловой активности быть не может.

Алексей Сохнев, начальник аналитического отдела департамента кинематографии минкультуры РФ:

Все хорошо, рынок растет, несмотря на кризис. Спада кинопроизводства нет. В этом году была несколько уменьшена государственная поддержка, акцент был сделан на начатые проекты.

О качестве мы не будем говорить, это все субъективно. Если говорить о молодом российском кино, то оно есть. Появляются фильмы и режиссеры, которые представляют молодое поколение России.

О проблемах кинопроката

Сергей Соловьев:

Когда только-только начинали реформировать [российский] кинематограф, все сосредоточились на том, как реформировать кинопроизводство - чтобы не было цензуры, чтобы снимали кто что хочет, чтобы было много студий - всё сделали, только забыли про кинопрокат.

А самая главная экономическая ценность российского кинематографа заключалась в грандиозном совершенно кинопрокате, который мы все время ругали. Но на самом деле кинодистрибуция была грандиозной - от Тихого океана до Балтийского моря, покрывала все это пространство и, прежде всего, удовлетворяла все внутренние запросы и интересы колоссального российского кинозрителя. [...]

Голливуд работал больше чем 100 лет над созданием своей немыслимо мощной всемирной киносети. Поэтому Голливуд не нуждается в государственной поддержке, ему достаточно этой киносети, которая ему приносит прибыль со всего мира. А у нас этой киносети нет, она крайне несовершенна. Чуть больше 1500 кинозалов на Россию - это ничто. И из них большинство ориентированы на американский прокат.

Раньше был необыкновенно многообразный, человечески многообразный кинематограф и такая же необыкновенно разнообразная и разветвленная система кинопроката. Большие кинотеатры, маленькие кинотеатры. Я же школу где прогуливал - только в кино. Я кинорежиссером стал потому, что я прогуливал школу и было холодно, и я пошел в какой-то маленький зальчик и посмотрел "Летят журавли", мне было 13 лет - и я сошел с ума. Вот сейчас этого домашнего кинематографа для всех людей России больше не существует. А без него не может существовать нормальная кинематография. Алексей Сохнев:

По валовым сборам мы понимаем, что киносеть, которая сегодня в стране существует, не позволяет выходить такому количеству копий, как это было раньше, в советские времена. У нас сейчас около 2000 кинозалов, 800 кинотеатров по всей стране, в то время как в советские времена только городских киноустановок было около 7000.

К тому же, сейчас многие российские фильмы не доходят до зрителя, экраны заняты американской продукцией. 70% валовых сборов и 70% репертуара - это американские фильмы.

О предпочтениях и возможностях кинозрителя

Павел Огурчиков:

Почему российский кинозритель предпочитает американское кино российскому? Если бы у американцев был выбор, какую пить водку - русскую или американскую, они бы наверное все-таки русскую предпочли.

Фильмы, которые у нас снимают - это попытка сделать копии с американских боевиков.

Но у американцев прекрасно отлажена киноиндустрия, они снимают великолепные боевики, блокбастеры, у них великолепная кинематографическая техника, великолепные сценаристы и режиссеры, которые делают прекрасные фильмы, пользующиеся успехом во всем мире.

У нас лишь какие-то делаются попытки, но всегда копии хуже оригинала.

Сергей Соловьев:

Российские кинотеатры сейчас ориентированы на попкорн.

Это чужая, американизированная модель, туда молодые люди ходят не столько, чтобы смотреть кино, сколько чтобы показать, что они нового поколения, совершенно рыночного - вот они будут жевать попкорн, и одновременно с экраном все хором говорить по мобильному телефону.

К тому же билет стоит 500 рублей (17 долларов) и туда может пойти только человек зажиточный, а с девушкой может пойти человек просто богатый.

А у богатого человека свои вкусы, свои интересы, его нужно обслуживать, и возникает вот эта круговерть ерунды, в которой настоящее, потрясающее русское кино, которое существует на сегодняшний день, тонет. Евгений Миронов:

В Америке есть все возрасты, для которых можно делать фильмы. Предположим, фильм "Старикам тут не место" собрал большие сборы в Америке, а у нас - ноль. У нас нет еще категории таких зрителей потому, что мы никак не можем встать на ноги. У нас все разрушено, советская система разрушена.

Сейчас 30-летние сидят дома. Когда им станет 35, они уже поймут, в какой они стране, успокоятся и смогут спокойно детей оставлять мамам, и идти в кинотеатр отдыхать. Сейчас им такая мысль в голову не приходит.

Они как собаки, как бешеные загнанные белки работают, чтобы заработать денег на семью, а потом они сидят дома, потому что, во-первых, билет стоит дорого в кинотеатр, а во-вторых, нет привычки к отдыху, как в Америке или в той же Европе, когда можно сходить в кино, а потом сходить в ресторан.

Такое моему брату, который крановщик в городе Саратове, даже в голову не придет, он просто рассмеется.

Должно пройти время, чудес на свете не бывает. Мне жалко, потому что много прекрасных историй, простых, естественных, но они не могут сегодня сниматься. Потому, что они просто никому не нужны, они не будут востребованы теми зрителями, которые ходят сегодня в кинотеатр.

Новости по теме