Искусство не дождется русских инвесторов?

  • 5 февраля 2010
Картина Пикассо и зритель

В начале 2009 года известный американский коллекционер Дон Рубель в одном из интервью сказал: "Если вы хотите купить картину, то сделайте это сейчас! Лучшего времени может и не быть!"

До недавнего времени рынок был перегрет. Цены на предметы искусства, как и на любые активы даже за пределами арт-рынка - недвижимость, акции или нефть - были взвинчены высоким спросом на них. Российские коллекционеры (и те, кто только собирался ими стать) могли себе позволить вложить прибыль от высоких цен на нефть или металлы и в картины Бэйкона, и в полотна Айвазовского.

Однако после начала кризиса приток капиталов в карманы российских богачей прекратился. Эксперты предупреждали: теперь аукционы будут проходить без инвестиционных банкиров, владельцев хедж-фондов и русских олигархов.

Арт-рынок пережил уменьшение спроса со стороны российских инвесторов в искусство. Тем более, что, как говорят эксперты, российских покупателей много и не было. Тот факт, что спрос на полотна и скульптуры взвинчивают именно "нувориши" из России, оказался по большей части вымыслом российской прессы.

После того, как на последних торгах аукционного дома Sotheby's скульптура "Шагающий человек" Альберто Джакометти ушла за рекордные 65 миллионов фунтов, стало ясно - рынок проснулся.

В запасниках еще достаточно картин и скульптур, за которые заплатят миллионы. Просто рынок на весь прошлый год замер, а на торги не выставлялись дорогие лоты. Последние торги Sotheby's стали пробным шагом, после которого на арт-рынок вернется прежний ажиотаж.

Однако вернутся ли русские покупатели?

Билет в высшее общество

В прошлом году журнал Forbes составил небольшой список из 14 коллекционеров - тех, кто вложил в предметы искусства не меньше 700 миллионов долларов. Среди них не оказалось ни одного русского коллекционера.

Еще одно издание, специализирующееся на арт-рынке, Art News, составило свой список. В нем было 200 ведущих коллекционеров: 106 из США, 52 из Европы и трое из России. Это Роман Абрамович и Мария и Олег Байбаковы.

В России в искусство вкладывают в большой степени физические, а не юридические лица. Большинство - когда хотят щегольнуть богатством, а не получить через пару лет дивиденды. Хотя в последнее время здесь наметились некоторые изменения, рассказал в интервью Русской службе Би-би-си директор Sotheby's в России и СНГ Михаил Каменский.

"Очень важно сформировать представление о себе как о культурном человеке. И передать что-то в наследство своим детям, чтобы у них было, на что опереться, когда они себя будут в обществе представлять", - говорит эксперт.

"Войти в мировую элиту через акции, через острова и замки, через дорогие машины и монакские особняки, - это все может себе позволить любой дурак, у которого есть деньги", - уверен Каменский.

"А вот правильно коллекцию собрать, купить, не пожалевши денег на какой-нибудь шедевр, собрать все шедевры в правильном месте, правильно показать правильным людям - это и самоуважение, и определенное воспитание своих детей, и билет в высшее общество", - считает директор Sotheby's в России и СНГ.

По словам Михаила Каменского, есть среди российских коллекционеров и такие, как Сомс Форсайт, которые готовы покупать не Херста и Кабакова, а молодых и никому неизвестных художников. Но это иная категория инвесторов.

"На меценатстве в современном искусстве тоже можно сделать себе репутацию. И многие российские коллекционеры так и поступают, - продолжает Каменский. - Но это совсем другая среда, это гораздо более молодое поколение, существенно моложе".

С 1 января 2010 года в России официально вступил в действие закон, по которому на рынке могут создаваться паевые или инвестиционные фонды с целью вложения в предметы искусства. Впрочем, по мнению экспертов, с новым законом число россиян, желающих вкладываться в этот сегмент, не увеличится.

Эмоциональная составляющая

Сергей Скатерщиков, автор книги "Руководство по инвестированию на рынке предметов искусства", говорит, что инвестиции в арт-рынок всегда вызывали скепсис у владельцев фьючерсов или держателей акций.

"По объему капитала, который инвестируется на рынке искусства, это абсолютно несравнимый с private equity или недвижимостью сегмент ", - говорит эксперт.

"Второй момент - это все, что связано с эмоциональной составляющей инвестиций в искусство. Мы говорим о том, как, любя искусство, на нем можно заработать. Вряд ли кто-то из private equity или управляющих недвижимостью скажет, что покупает компании, потому что их любит", - продолжает он.

Активы банка в кризис могут подешеветь в несколько раз, а акции нефтяной компании потеряют в цене, если упадут цены на энергоносители. Зато цена картины Моне или Климта даже если и снизится в кризис, то незначительно.

В отличие от американцев, которые картины покупают, чтобы потом продать и заработать, русские по-прежнему готовы тратить миллионы, чтобы удивить окружающих. Это, говорят эксперты, не так уж плохо.

Есть известная история, как в начале прошлого столетия в один парижский магазин зашел богатый человек и купил там картину начинающего художника Мориса Утрилло, тогда еще стоившую недорого.

Протягивая владельцу магазина свою карточку, на которой был написан адрес доставки картины, он вдруг сказал: "Пожалуй, нет. Держите ее пока у себя, а потом, когда она вырастет в цене втрое, продайте и пришлите мне деньги".

Новости по теме