Генплан Москвы: стратегия развития или смертный приговор?

  • 6 апреля 2010
Зоны реорганизации в Центральном округе (после первого чтения в Мосгордуме)
Image caption Зеленым показаны зоны реорганизации в Центральном округе (после первого чтения в Мосгордуме). Иллюстрация предоставлена Рустамом Рахматуллиным

Рассмотрение в Мосгордуме Генерального плана развития Москвы до 2025 года проходит на фоне жесткой критики разработчиков Генплана со стороны общественных организаций и независимых экспертов.

Новый документ критикуют за то, что он не учитывает тысячи памятников культуры, еще не внесенных в реестр, и не пытается решить транспортную проблему.

Разработчики Генплана считают, что пробки в Москве будут всегда, а их задача - не решать проблемы, стоящие перед городом, а указать столичному правительству направления развития.

Мосгордума спешит

В начале марта Генплан был одобрен Мосгордумой во втором чтении и, судя по всему, в ближайшее время будет принят в окончательном, третьем чтении.

Против документа выступила российская Общественная палата, назвав законопроект "смертельным приговором Москве".

Ко второму чтению документа в столичном парламенте были внесены сотни поправок, что, по мнению, противников нынешнего проекта Генплана, свидетельствует о том, что с его рассмотрением не стоит торопиться, а к подготовке следовало бы отнестись более тщательно.

Тем более, что такую возможность предоставило и федеральное законодательство: крайний срок принятия генплана - 2012 год, но депутаты Мосгордумы тем не менее собираются сделать это в течение ближайших двух месяцев.

Кто знает о Генплане?

Житель любого города мира, согласно градостроительной науке, имеет четыре степени свободы.

Image caption Памятники архитектуры в центре Москвы соседствуют с построенными в 20 веке многоэтажками

Если его что-то не устраивает, он волен сменить средство передвижения - с машины пересесть на метро и наоборот. Может переехать в тот район, где ему жить будет удобнее, или, еще радикальнее, - сменить работу или место дислокации бизнеса.

Четвертая степень свободы, рассказывает глава НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин, самая главная: если жителя что-то не устраивает, он идет на выборы и меняет городскую власть.

Блинкин уверен, что при отсутствии этой четвертой степени свободы "сделать нормальный Генплан совершенно невозможно". По его мнению, у жителей Москвы нет никаких механизмов, чтобы повлиять на то, как будет развиваться их город.

Разработчики Генплана уверены, что в обсуждении документа приняло участие достаточное количество жителей столицы.

"Это достаточно серьезный документ. Это труд сотни архитекторов, специалистов. Он прошел два чтения в Москве, там учтены мнения сотен тысяч москвичей. И говорить, что Генплан - "смертный приговор" столице - это желание получить дополнительные очки", - высказал свое мнение заместитель председателя Мосгордумы Андрей Метельский в ответ на заявление, сделанное Общественной палатой.

Глава комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов удивлен тем, что Генплан подвергается столь ожесточенной критике.

"Ни Генеральный план 1998 года, ни Генеральный план 2005 года вообще ни у кого интереса не вызывал", - заявил депутат в интервью bbcrussian.com.

"Критика Генплана, вероятно, является следствием того, что мы впервые пошли на такое громадное обсуждение, которое было в Москве", - добавил он.

Между тем, как свидетельствуют данные ВЦИОМа, с проектом Генерального плана развития Москвы в той или иной степени знакомы только 17% жителей столицы, в том числе лишь 1% участвовал в его обсуждении.

Принять, нельзя подождать

"Я не совсем понимаю, почему Общественная палата так рьяно берется за Москву? Нет разве других регионов? Они боятся выехать в другие области? Там еще больше, чем в столице, градостроительных недочетов!" - считает Метельский.

"Официальные лица говорят, что Генплан необходим для облегчения процедуры согласований, следовательно, для инвестиционной политики Москвы - сейчас, на фоне кризиса, это любимая мысль мэра", - заявил в интервью bbcrussian.com Рустам Рахматуллин, представитель общественной организации "Архнадзор", занимающейся охраной культурных памятников столицы.

По его мнению, если генплан будет принят в те авральные сроки, о которых говорят депутаты Мосгордумы, под угрозой могут оказаться почти полторы тысячи памятников культуры.

Москвин-Тарханов же уверен: "Когда Генплан будет реализовываться, страхи пройдут".

Генплан не видит памятников?

Согласно новому плану развития Москвы город планируется поделить на зоны "стабилизации", где возможен только капремонт зданий, и зоны "развития", где разрешены снос домов и новое строительство.

Image caption Здания, создающие привычный облик Москвы, могут вскоре остаться лишь на картинках

В эти зоны "развития", опасаются общественные организации, могут попасть памятники культуры, еще не получившие статуса региональных.

Как объясняет представитель "Архнадзора" Рустам Рахматуллин, сейчас в Москве существует около полутора тысяч заявленных памятников культуры - это объекты, по которым не существует еще экспертного заключения.

И еще примерно столько же выявленных памятников, то есть таких, по которым уже есть положительное экспертное заключение, но еще нет решения мэра о причислении их к числу региональных.

Поскольку этих решений - со стороны экспертов в первом случае и мэра во втором случае - нет, то Генплан попросту "не видит" их на своей карте и может отнести к зоне развития территорию, где находится памятник культуры.

Активисты "Архнадзора" подготовили более 400 поправок - с указанием на то, что в планируемых зонах реорганизации находятся памятники. Поправки были приняты.

"Это только один аспект, который показывает, что спешить не нужно", - считает Рахматуллин.

По его словам, счет всех недоработок идет на тысячи: "В такой ситуации Генплан не должен был бы торопиться. Два года, которые дает федеральное законодательство, чтобы все города могли доработать свои генпланы, Москве просто необходимы".

Эти два года, считает активист, нужно было бы потратить на то, чтобы навести порядок в реестрах памятников, на то, чтобы тысячи памятников и их территорий, висящих в реестрах без окончательного статуса иногда с 70-х годов, оформить, перевести в региональные и нанести на Генплан.

Не все "красивенькое" - памятник

Разработчики Генплана возражают: федеральное законодательство вообще не предусматривает, чтобы памятники отражались в генплане.

"Все регламенты, касающиеся памятников культуры, регулируются федеральными законами, которые выше, чем Генплан. Поэтому ни один вопрос, связанный с памятниками, Генпланом не решается, а только учитывается то, что уже сделано в соответствии с федеральным законом. То же самое касается особо охраняемых природных территорий", - заявил в интервью bbcrussian.com директор НИиПИ Генплана Москвы Сергей Ткаченко.

Москвин-Тарханов отмечает, что выявление памятников - процесс постоянный, а генплан принимается раз в несколько лет.

"Архнадзор бьет тревогу, но если вы посмотрите, по поводу чего бьется тревога, то вы никогда не увидите там церковь XVI века и другие очень ценные объекты", - считает депутат.

"Нельзя все, что кому-то нравится, решать, что это надо защищать", - вторит ему Ткаченко.

"Памятник - это не красивенькие дома, памятник - это то, в чем есть не только архитектурная ценность, но и культурная и историческая", - полагает глава Генплана и предлагает сохранить в Москве район пятиэтажек - как памятник истории.

"Архнадзор делает свое дело, как и Гринпис. Архнадзор - это культурный Гринпис. Все нормально. Они ведут борьбу и они должны вести борьбу", - полагает депутат Мосгордумы Москвин-Тарханов.

Ткаченко предлагает всем жителям Москвы включиться в борьбу за те ее памятники, которые они считают ценными: "Любой гражданин имеет право обратиться в Москомнаследие с предложением перевести какое-либо здание в памятник и пока не пройдет историко-культурная экспертиза, никто ничего сделать с этим зданием не может".

Дорог не хватает

"Мы боимся, что генплан будет документом разрушительным. Надо только оговорить, что он не сам разрушает, а фиксирует уже намеченное разрушение", - считают в Архнадзоре.

Image caption В Москве на 1000 жителей приходится 350 автомобилей

Специалисты по транспортному развитию Москвы также критикуют Генплан за то, что он сохраняет старые проблемы, а решать их не хочет.

Многочасовые автомобильные пробки Москвы давно стали ежедневной реальностью российской столицы, и Генплан Москвы проблему эту не решит, считает глава НИИ транспорта Михаил Блинкин.

"Мы стоим в пробках по нескольким фундаментальным причинам, относящимся к сфере городского планирования", - заявил эксперт в интервью bbcrussian.com.

Причина первая - недостаток дорог. Многокилометровые пробки, уверен Блинкин, связаны не с тем, что машин в Москве много (как раз наоборот, по этому параметру - 350 автомобилей на 1000 жителей - Москва отстает от многих европейских столиц), а с тем, что в городе мало дорог.

В "просторных" странах - Канаде, США, Австралии - город отводит до трети своей территории под транспортные нужды.

В европейских городах, где не так просторно, дороги занимают около четверти городской территории.

В тесных азиатских мегаполисах 15% земель отводится под дороги, при этом нормальное движение приходится организовывать за счет сложных, технологичных и дорогостоящих решений.

В Москве, заявляет Блинкин, этот параметр составляет 8,7%.

"Эти пропорции в Москве не сдвигаются. В Генплане предполагается некоторый сдвиг, но в общем это все по копейке", - говорит эксперт.

"Задача генплана не решить транспортную проблему, а указать для правительства Москвы пути развития транспортной системы, которые приведут к облегчению ситуации", - отвечает директор Генплана Сергей Ткаченко.

И добавляет: "Никогда транспортная проблема [в Москве] не будет решена".

"Мы должны были проложить 400 км дорог, а проложили по нашим средствам 60", - признает Москвин-Тарханов и обещает, что строительство оставшихся 340 км продолжится.

Однако, уверяет депутат, это максимум того, что можно сделать в Москве, "иначе нам придется нарушать зеленые зоны, иначе мы должны вторгаться в сложившуюся качественную жилую застройку, что мы делать не можем".

Проблемы начинаются в области

Второй причиной транспортных проблем Блинкин называет неравномерное строительство.

"Есть дорога, снесли шестиэтажный дом. Что мы можем там построить? В принципе восьмиэтажный дом можем поставить, но двадцать восемь этажей - нет, потому что нет транспортного ресурса, не хватит пропускной способности", - объясняет эксперт.

Однако в Москве, добавляет он, можно снести комплекс хрущевских пятиэтажек, построить жилое здание под 32 этажа и ни на метр не расширить окружающее дорожное пространство.

"Эти правила забиты в любом городе мира. У нас этих правил нет и в новых документах, называемых Генпланом, и правилами застройки и землепользования", - говорит глава НИИ транспорта.

В числе транспортных проблем он также называет и плохую связность районов Москвы, когда значительная часть трафика проходит через центр, потому что так легче проехать.

"Этого нет ни в одном городе мира: во-первых, это людям неудобно, зачем лишний километр ехать. Во-вторых, надо себя не уважать, чтобы из исторического центра делать перевалочную зону. И эти все вещи мы сохраняем в Генплане", - уверяет Блинкин.

Власти Москвы для решения проблем обещают построить четвертое транспортное кольцо, две рокады - северную и южную, а также сделать несколько мощных выносных магистралей (находящихся в районе МКАД или за пределами Москвы).

Для этого существующие железные дороги накроют пандусами, а на автомобильных дорогах откроют бессветофорное движение только для частного транспорта.

Рокадой в современном градостроении называют дорогу с шириной магистрали 3-5 полос в каждую сторону и отсутствим светофоров. Переходы делаются подземными или надземными, развязки - многоуровневые.

Кроме того, предполагается улучшить и общественный транспорт.

"Имеющуюся в городе железную кольцевую дорогу, которая сейчас используется как грузовая или почти полностью не используется, мы сделаем такой хорошей надземкой, как в Берлине, и соединим ее с сетью метрополитена", - рассказывает Москвин-Тарханов.

Он признает, что всех этих мер недостаточно, чтобы решить транспортную проблему, однако уверен, что решать ее нужно сообща с Московской областью, потому что "проблемы мегаполиса решаются за пределами мегаполиса".

"Если область будет вместе с нами реализовывать проблему, тогда решение будет радикальным, но это решение - за пределами Московского генерального плана, за пределами карты нашего субъекта федерации", - говорит депутат.

"Все остальные варианты еще хуже"

Лишь по одному пункту и критики Генплана, и его разработчики сходятся: можно построить новые дороги, пустить удобный общественный транспорт, отреставрировать все памятники и засадить Москву деревьями, но, чтобы все это заработало, нужно, чтобы изменилось и отношение людей к городу.

Михаил Блинкин утверждает, что существующая система тотального неравенства участников дорожного движения - когда одни стоят в пробках, а другие летят по разделительной полосе, включив мигалку - по чисто техническим причинам не позволяет мегаполису нормально функционировать.

"За неправильную парковку пару лет назад оштрафовали короля Швеции: он штраф заплатил, извинился. За неправильную парковку сняли с должности начальника полиции города Рима: он поставил свой автомобиль на парковку, помеченную только для инвалидов", - рассказывает эксперт.

А Москва тем временем продолжает жить по старинке: тысячи участников дорожного движения в Москве и по всей России имеют преимущественное право движения по дорогам.

Депутат Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов признает: нужны "дисциплина и определенный порядок", но "все это находится за пределами Генплана".

"Генплан в чем-то похож на высказывание Черчилля: демократия - это очень плохо, но все остальные варианты еще хуже. Поэтому все остальные предложения, если их воплощать, только хуже будет. Мы нашли какое-то оптимальное соотношение", - считает депутат.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.