Россияне меняют взгляды на Вторую мировую войну

  • 6 апреля 2010
Подписание пакта Молотова-Риббентропа
Image caption Россияне относятся все более критически к Пакту Молотова-Риббентропа

Доля россиян, считающих пакт Молотова-Риббентропа стартовым выстрелом Второй мировой войны, за пять лет выросла с 26 до 33 процентов - таков результат социологического опроса, проведенного "Левада-центром" в канун 65-й годовщины Победы.

Опрошенные Би-би-си эксперты оценивают эту перемену по-разному, но объясняют одинаково: сменой поколений.

"Что, на ваш взгляд, прежде всего позволило Гитлеру начать Вторую мировую войну?" - спросили социологи своих респондентов и предложили два события на выбор: Мюнхенский сговор и Пакт Молотова-Риббентропа.

Треть опрошенных выбрала российско-германский пакт.

Пять лет назад, весной 2005 года, таких набралось заметно меньше – 26%. Доля тех, кто винит в развязывании войны авторов соглашения о разделе Чехословакии, за пять лет не изменилась: 24-26%, то есть колебание в пределах статистической погрешности.

Затруднились ответить 41% опрошенных; пять лет назад их было 49%.

Один на один с Германией?

Сократилось за последние годы и число тех, кто уверен, что Советский Союз мог бы победить Германию без помощи союзников. Сейчас таких среди респондентов "Левада-центра" 57%, год назад их было 63%, а 13 лет назад - более 70%.

Глава отдела социально-политических исследований "Левада-центра" Борис Дубин, подчеркивая, что сдвиги он не считает серьезными и резкими, объясняет перемены в восприятии Второй мировой тем, что она отдаляется во времени.

"Это столкновение между все-таки еще большой легендой о Великой войне и Великой Победе и нарастающим безразличием, что ли, к этой символике со стороны новых поколений. Постепенно, мне кажется, роль победы в 45-м году как центрального события в истории становится все бледнее и бледнее", - полагает Дубин.

Историк Никита Петров, старший научный сотрудник общества "Мемориал", считает обнаруженные социологами перемены "явно положительной тенденцией, но все же не достаточной для того, чтобы говорить, что картина более-менее проясняется".

Петров объясняет подвижки в массовом сознании тем, что подрастает менее, по его словам, идеологически зашоренное поколение.

"Они могут смотреть на мир, что называется, на основе фактов, непредвзято", - предполагает сотрудник "Мемориала". В то же время он призывает не забывать о роли официальной пропаганды.

"Государственная машина, хоть и в несравненно меньшей степени, чем в советское время, по-прежнему промывает мозги. Поэтому еще много людей остается в плену старых представлений - и о Мюнхене, который якобы стал спусковым крючком для войны в Европе, хотя каждому понятно, что война началась 1 сентября 1939 года, и о многом другом", - сказал Петров Би-би-си.

"Искажение событий"

Историк Александр Дюков, борец с антироссийскими и антисоветскими, на его взгляд, трактовками истории, наоборот, недостаточными считает усилия государственной машины.

"Взрослеет молодежь, на обучение которой истории Великой Отечественной войны отведены буквально шесть учебных часов, которая воспитывается на фильмах, подобных "Штрафбату". Безусловно, такое искажение восприятия исторических событий имеет место и развивается", - пояснил Дюков.

Невысокой интенсивностью информационной кампании со стороны России Дюков объясняет также и отношение к Пакту Молотова-Риббентропа и Мюнхенским соглашениям.

По его словам, если юбилей пакта в августе прошлого года широко освещался с разных сторон, то юбилей Мюнхена в позапрошлом году такого широкого внимания не удостоился.

В секретных протоколах к так называемому Пакту Молотова-Риббентропа (официально - "Договор о ненападении") Германия и СССР поделили сферы влияния в Восточной Европе.

Через семь дней после заключения договора, 1 сентября 1939 года, Германия напала на Польшу, и этот день считается днем начала Второй мировой войны.

Мюнхенские соглашения о разделе Чехословакии по требованию Германии были заключены Германией, Великобританией, Францией и Италией в конце сентября 1938 года.