Проявление человечности или большая политика?

  • 13 апреля 2010
Президент РФ Дмитрий Медведев возлагает венок в посольстве Польши в Москве 12 апреля 2010 г.

Реакция Москвы на трагическую гибель в авиакатастрофе под Смоленском президента Польши Леха Качиньского и его спутников оказалась сочувственной и человечной - настолько, что многие в России оказались приятно или неприятно удивлены.

Что стоит за этим? Естественные эмоции или осознанный политический выбор? Улетучится ли сочувствие к Польше так же стремительно, как улетучилось после 11 сентября 2001 года сочувствие к Америке, или произойдет фундаментальное улучшение отношений?

"Скорбим вместе"

Президент Дмитрий Медведев объявил в России траур.

Комиссию по расследованию причин катастрофы возглавил лично премьер Владимир Путин.

Медведев выступил с обращением к народу Польши. Вслед за обычной в подобных случаях официальной формулой: "От имени российского народа выражаю самые глубокие, самые искренние соболезнования польскому народу, чувство сострадания и поддержки родственникам и близким погибших", он добавил: "Все россияне разделяют с вами скорбь и траур".

Путин высказался еще эмоциональнее: "Это и наша трагедия. Мы скорбим вместе с вами, мы переживаем вместе с вами".

Вице-премьер Сергей Иванов обещал польской стороне всемерное сотрудничество в расследовании обстоятельств катастрофы.

Российский МИД избавил родственников погибших от визовых формальностей, а власти Москвы взяли на себя расходы по их проживанию в гостиницах.

"Реакция оказалась крайне рациональной, и при этом искренней, не оставляющей сомнений в том, что для российской политической элиты это драма", - сказал в интервью Русской службе Би-би-си президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов.

"Удивление у многих и одобрение у меня вызывает безукоризненное пока поведение российского руководства - и Владимира Путина, и Дмитрия Медведева", - заявил на днях главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов.

Российские телеканалы отдали трагедии под Смоленском львиную долю новостных и аналитических выпусков и назвали ее "ужасной", "невообразимой" и "кошмарной".

Image caption Российские власти обещали, что расследование будет совместным и прозрачным

Общую линию выразил ведущий еженедельной аналитической программы на Первом канале Петр Толстой: "Россия сегодня скорбит вместе с Польшей".

Не секрет, что покойный президент не был согласен с Москвой во многих вопросах: о размещении в Восточной Европе элементов американской ПРО, "Северном потоке", конфликте на Кавказе.

По мнению осведомленных наблюдателей, Лех Качиньский, наряду с Михаилом Саакашвили, Виктором Ющенко и эстонским президентом Тоомасом Хендриком Ильвесом, входил в число политиков, которых в Кремле, что называется, на дух не выносили.

Однако в соответствии с обычаем говорить о мертвых либо хорошо, либо никак, российские политики и комментаторы в скорбный час заострять на этом внимание не стали.

"С таким легким недоумением общественное мнение смотрит, что, оказывается, все-таки можно, имея политические разногласия и даже политическое противоборство, вести себя достойно", - говорит Венедиктов.

Наконец, главный государственный канал "Россия-1", вслед за элитарной "Культурой", на следующий день после гибели польской делегации показал вне расписания "Катынь" Анджея Вайды.

Газета "Ведомости" не сомневается, что это было "решение государства, и наконец-то, правильное решение".

"Когда-нибудь "Катынь" покажут в России по государственному ТВ, - написал в 2007 году в своем блоге сатирик и критик Кремля Виктор Шендерович.- Было бы здорово дожить до такого дня, потому что это будет совсем другая Россия".

Так что – Россия действительно стала хотя бы чуть-чуть другой?

Эмоции и прагматизм

Возможно, Медведев и Путин просто проявили естественное сочувствие. В конце концов, любому нормальному человеку перед лицом чужого горя свойственно задуматься о том, что и сам он смертен, замолчать и обнажить голову.

Однако то, что российский премьер отправился на траурную церемонию в Катынь еще до авиакатастрофы, указывает на осознанное желание прекратить "старый спор славян между собою" или хотя бы понизить его градус.

Эту точку зрения разделяет, в частности, известный телевизионный аналитик Николай Сванидзе. По его словам, имеет место "определенный сдвиг в нашей позиции, и сдвиг в абсолютно верном направлении".

По мнению Михаила Виноградова, российская реакция на гибель президента Качиньского и его спутников может иметь последствия на многие годы вперед.

Эксперт сравнивает ее с действиями Израиля, который в 1988 году, несмотря на крайне недоброжелательную политику СССР и даже отсутствие дипотношений, задержал и выдал членов "банды Якшиянца", угнавшей из Минеральных Вод самолет со школьниками.

Image caption Показ "Катыни" в России многие считают прорывом

То что израильтяне не стали действовать по принципу "око за око", а проявили общечеловеческую солидарность, в России оценили. Именно с этого эпизода начались и нормализация межгосударственных отношений, и преодоление предрассудков в российском массовом сознании.

Америка проводит глобальную политику и раздражает Россию уже тем, что сама она в силу ограниченности ресурсов не может делать то же самое. За Украиной и Грузией часть россиян вообще не признает права на независимость от Москвы. С Польшей, после того, как ее вступление в НАТО стало свершившимся фактом, России, собственно, нечего делить, кроме прошлого.

Помимо того, в течение ближайших двух месяцев в Польше должны пройти внеочередные президентские выборы. Для Москвы желательно, чтобы победил нынешний временный глава государства, спикер сейма Бронислав Коморовский, а не брат и единомышленник покойного Леха Качиньского Ярослав. Возможно, и поэтому было решено продемонстрировать полякам, что Россия им не враг.

"Две страны сегодня разделяет не так много. Есть объективная необходимость во взаимодействии. Появился шанс, что отношения будут более рациональными, стороны будут искать точки сближения, начиная от газового сотрудничества и до введения безвизового режима между Россией и ЕС, которому сопротивляются, прежде всего, восточноевропейские государства", - считает Михаил Виноградов.

Он уверен, что при любом развитии событий российско-польские отношения не опустятся на уровень 2005 года, когда в Варшаве назвали улицу именем Дудаева, а спикер Мосгордумы Владимир Платонов предложил "в пику" полякам переименовать улицу Климашкина, где находится их посольство, в честь царского генерала Муравьева, прозванного за подавление польского восстания 1863 года "Муравьевым-вешателем".

Гарантии нет

Вместе с тем, по мнению эксперта, "противоядий против новых витков напряженности в российско-польских отношениях нет".

"Агрессивные ноты, которые были характерны как для Москвы, так и для Варшавы в течение последних 8-10 лет, не могут исчезнуть автоматически", - рассуждает он.

Аналитик придает важное значение как исходу польских выборов, так и личным взаимоотношениям между российскими лидерами и премьером Дональдом Туском.

"Когда политики общаются между собой на эмоциональной волне, когда их объединяет общая драма, иногда возникает дружба, которая важнее прагматического расчета. Но если такой "химии", как выразился Медведев об отношениях с Обамой, не возникнет, то, боюсь, полноценного примирения не будет", - говорит он.

"Ведомости" в редакционном комментарии замечают, что многое будет зависеть и от польской позиции.

Если антироссийские настроения в Польше получат новый импульс, прежде всего, в ходе предвыборной кампании, это может стать для Москвы искушением снова обидеться, полагает издание.

Обозреватель "Московского комсомольца" также считает, что "сегодня события могут запросто пойти и в том, и в другом направлении".

Image caption Общие переживания сближают

По мнению газеты, Россия, со своей стороны, делает все, что может.

"Чувство такта никогда не относилось к числу сильных сторон российской внешней политики. Нынешняя трагедия стала редким исключением", - пишет "МК".

При этом было бы ошибкой ждать от своего поведения немедленных конкретных выгод: "Единственной наградой должно стать ощущение, что в моральном плане мы делаем единственно правильную вещь".

Впрочем, как отмечают "Ведомости", польская сторона, как и российская, в эти дни ведет себя достойно.

"Серьезной критики в отношении России в польской прессе нет. Несомненно, это в России заметят и оценят", - говорит Михаил Виноградов.

"Мы постоянно ощущаем солидарность русских", – заявил в интервью польскому телевидению посол Польши в России Ежи Бар.

"Мы не ожидали такого чуткого, доброго подхода, личного участия Путина, - заявил агентству Рейтер замглавы Бюро национальной безопасности Витольд Ващиковский. - Естественно, это окажет позитивное влияние на отношения между нашими странами".

"На протяжении многих лет события, произошедшие в Катыни в апреле 1940-го года, были камнем преткновения во взаимоотношениях между Россией и Польшей. Но пришло время, и премьер-министр России Владимир Путин своим собственным примером и хорошими делами заложил фундамент для восстановления дружеских отношений между соседями", - написал на одном из форумов польский интернет-пользователь.

Некоторые комментаторы в "Живом журнале" не сомневаются, что, как только пройдут дни траура, в Польше и на Западе начнется "вброс" предположений о причастности к катастрофе России.

Times, не высказывая подозрений напрямую, тем не менее, констатировала, что предыдущим польским лидером, погибшим в воздухе, был генерал Владислав Сикорский, и случилось это тогда, когда он, подобно Леху Качиньскому, тоже требовал от Москвы ответов о "катынском деле".

Однако Михаил Виноградов считает публичное выдвижение серьезных обвинений маловероятным: слишком неубедительно выглядели бы такие конспирологические версии, уверен он.

Волна сочувствия

Посольство Польши в Москве в первые дни после катастрофы было завалено цветами, принесенными простыми людьми.

По словам польских дипломатов, они не ждали такой реакции.

"Ужасно. Другого не скажешь. Очень жаль всех", - написал на сайте Би-би-си один из читателей.

Конечно, общественное мнение, как всегда, разделилось.

Автор анонимного комментария на сайте с говорящим названием "Угол озверения" назвал позицию Медведева "политическим холуйством" и "идиотизмом".

Обозреватель Михаил Синельников на сайте "КМ.ру" высказал мнение, что "падение президента - знак свыше: за все надо платить".

Однако в целом реакция сограждан стала для Михаила Виноградова таким же "приятным сюрпризом", как позиция властей.

При этом эксперт уверен, что политика здесь, по большей части, ни при чем.

"Отчасти те, кто идут к польскому посольству, демонстрируют раздражение попытками реабилитации Сталина и антизападным курсом последних лет, но все-таки волна эмоциональная здесь главнее. Очень большая волна человеческого сочувствия", - считает он.