Евкуров: в Ингушетии боевики интегрированы во власть

  • 19 апреля 2010
Юнус-Бек Евкуров
Image caption Недавно Евкуров пожаловался на ингушских судей в Верховный суд России

В Ингушетии судьи не наказывают преступников из страха за свою жизнь или за взятки, а боевики проникли во властные структуры, заявил президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров в интервью российским газетам.

В интервью "Московскому комсомольцу", опубликованном в понедельник, Евкуров заявил, что не может припомнить ни одного крупного коррупционного дела в Ингушетии, фигуранты которого были бы адекватно наказаны.

Более того, президент утверждает, что в Следственном комитете республики приостановили передачу дел в суд - "потому что всех оправдывают".

"Те коррупционеры, против которых были возбуждены уголовные дела, не наказаны. Они вышли на свободу, заплатив смехотворные штрафы. Как можно человека, укравшего 130 миллионов, оштрафовать на 50 тысяч рублей и выпустить?" - задается вопросом Евкуров.

В конце марта ингушские судьи и президент республики Юнус-Бек Евкуров пожаловались друг на друга федеральным властям.

Судьи утверждали, что Евкуров слишком часто вмешивается в вопросы правосудия и формирования кадров в судах.

В интервью "МК" Евкуров повторил, что судьи отказываются наказывать "бандитов, опасаясь, что их убьют, но при этом рьяно берутся за коррупционные дела, потому что там есть доход".

14 апреля Счетная палата России по итогам ревизии в Ингушетии сообщила, что выявила крупные нарушения в использовании бюджетных средств. В частности, за прошлый год в республике без проведения торгов были заключены сделки на покупку материальных ценностей на сумму более 208 млн рублей; по контрактам на госзакупки обнаружено завышение цен на миллионы рублей.

В связи с этим коллегия Счетной палаты обратилась в Следственный комитет и ФСБ.

"Дело двенадцати"

В качестве примера сбоя в работе республиканской системы правосудия Евкуров привел так называемое "дело двенадцати".

"Их никто в республике не хочет судить. Они сидят в тюрьме без суда. Судьи боятся мести со стороны родственников", - сказал ингушский президент.

Председатель совета правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов пояснил в интервью Би-би-си, что речь идет о деле, возбужденном против 12 человек в связи с масштабным нападением боевиков на Назрань, Карабулак и другие населенные пункты Ингушетии в июне 2004 года.

"По этому делу с самого начала происходят очень странные вещи. Дело затягивается, сначала оно должно было рассматриваться судом присяжных, потом в связи с изменением законодательства людей лишили этого права. С какого-то момента - года полтора назад - судьи один за другим стали отказываться рассматривать это дело, ссылаясь на то, что они не могут объективно это делать, потому что у них родственники, они жители республики и т.д.", - рассказывает Орлов.

В "Мемориале" задаются вопросом, почему раньше аналогичные дела судьи готовы были рассматривать.

Орлов считает, что в данном случае была "установка сверху" добиться переноса слушания за пределы Ингушетии.

Адвокаты обвиняемых подали жалобу в Европейский суд по правам человека на затягивание процесса.

"Учиться у Рамзана"

В интервью, опубликованном в понедельник в газете "Время новостей", Евкуров сообщил, что в лесах республики скрывается всего лишь около 150 боевиков - большинство же из них действует непосредственно в городах и селах, среди мирных жителей, что и является главной проблемой.

При этом Евкуров заявил, что у президента соседней Чечни Рамзана Кадырова есть чему поучиться.

Image caption Глава Ингушетии считает, что у Кадырова есть, чем поучиться. Правозащитники так не считают

"Если хорошо у Рамзана, надо учиться. А там хорошо. Там реально хорошо", - заявил глава Ингушетии.

Оценки правозащитников сильно расходятся с мнение ингушского лидера.

"Чечня по-прежнему является лидером по количеству террористических преступлений на Северном Кавказе. Больше всего их происходит в Чечне", - считает Олег Орлов из "Мемориала".

При этом, по оценкам центра "Мемориал", в Чеченской Республике гораздо более сложная ситуация с правами человека и гораздо хуже, чем в Ингушетии, работают суды.

"В Чечне независимый суд отсутствует", - считает Орлов.

По словам Орлова, чеченское руководство очень обеспокоено тем, что часть молодежи в последние годы снова стала уходить к боевикам.

С точки зрения "Мемориала" причина этого кроется в выстроенной Кадыровом системе, в которой "нет места независимому проявлению в политике, бизнесе, культуре и в частной жизни".

Модель, выстраиваемая в Ингушетии, с точки зрения правозащитников, более эффективна.

"Как нам представляется, то, что последние годы пытался строить Евкуров и что он пока не смог реализовать, это все-таки модель диалога с обществом, диалога с оппозицией, - говорит Орлов. – Оппозиция там существует, с ней плохие отношения, сложные отношения, но она существует, никто не ей не затыкает рот".

Также "Мемориал" отмечает, что в отличие от Чечни в Ингушетии власти ведут постоянный диалог с правозащитными организациями.

Нападение у здания МВД в Назрани

В понедельник в Ингушетии произошел очередной взрыв.

На автостоянке у здания МВД Ингушетии на улице Итазова в Назрани была подорвана машина и.о. замминистра внутренних дел республики Беслана Шагиева.

Как сообщили в правоохранительных органах, заложенное под автомобиль взрывное устройство сработало, когда водитель открыл дверцу, чтобы сесть в салон. Самого Шагиева в машине не было.

Водитель получил ранения, контужены трое находившихся поблизости милиционеров.

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.