Российских следователей наказали за смерть в СИЗО

  • 4 мая 2010
Изолятор "Матросская тишина"
Image caption В "Матросской тишине" содержался также юрист Сергей Магнитский, позже умерший в Бутырской тюрьме

В отношении следователя по делу умершей в СИЗО предпринимателя Веры Трифоновой возбуждено уголовное дело, а замглавы следственного управления Следственного комитета при прокуратуре России по Подмосковью (СКП) уволен с должности.

53-летняя главы компании "КитЭлитНедвижимость" умерла в конце апреля в больнице СИЗО "Матросская Тишина" в Москве из-за того, что ей, по словам адвоката Владимира Жеребенкова, не оказывали необходимую медицинскую помощь.

Вскоре после того, как стало известно о смерти Веры Трифоновой, получившей широкую огласку, президент Дмитрий Медведев поручил главе СКП Александру Бастрыкину расследовать обстоятельства произошедшего и принять меры.

Как сообщили тогда в СКП, Медведев "потребовал представить всю информацию об инциденте, а в случае, если будет доказана вина следственных органов, представить предложения по мерам взыскания лиц, ответственных в смерти Трифоновой".

Неполное служебное соответствие

По результатам доследственной проверки в отношении следователя Сергея Пысина, который вел дело Веры Трифоновой, возбуждено уголовное дело по статье "халатность", сообщил представитель СКП Владимир Маркин.

По его словам, первый замглавы следственного управления СКП по Московской области Александр Филиппов и руководитель отдела по расследованию дел коррупционной направленности этого же управления Валерий Иварлак уволены из органов СКП "за ненадлежащий контроль по обеспечению прав обвиняемой".

Руководителю Филиппова Андрею Маркову объявлено о неполном служебном соответствии, добавил представитель СКП.

Кроме того, областному следственному управлению СКП поручено провести "процессуальную проверку по вопросам оказания надлежащей медицинской помощи Трифоновой сотрудниками учреждений УФСИН и медицинскими работниками".

С требованием наказать виновных в смерти Трифоновой обратились к руководству страны и российские правозащитники.

В письме на имя президента России, генпрокурора и председателя Верховного суда говорится, что "Трифонова умерла в результате грубейших нарушений".

"Мы собрали все факты, - сообщил Интерфаксу член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев. - Женщину по состоянию здоровья нельзя было отправлять в СИЗО".

"Мы считаем, что главные виновные - судья и следователь. Есть справка из больницы, на основании которой Трифоновой должны были дать альтернативную меру пресечения под залог или подписку о невыезде", - уверен он.

Сходство с делом Магнитского

Трифонова была арестована в декабре прошлого года по обвинению в покушении на мошенничество в особо крупном размере: по версии следствия, она и другие обвиняемые выманили взятку в 1,5 млн долларов у банкира, надеявшегося за эти деньги стать членом Совета Федерации.

Адвокат Жеребенков заявил, что его подзащитная не признавала себя виновной, а персонал тюремной больницы не проводил необходимое обследование Трифоновой из-за отсутствия разрешения следователя.

Трифонова страдала сахарным диабетом и болезнью почек, а также передвигалась в инвалидном кресле, сообщили ее защитник и представители Общественной палаты.

Жеребенков сравнил случившееся с Трифоновой со смертью юриста Сергея Магнитского, содержавшегося в другом московском следственном изоляторе – Бутырском – в ноябре прошлого года.

По предварительной версии Генпрокуратуры, 37-летний корпоративный юрист умер от сердечно-сосудистой недостаточности.

Правозащитники не раз заявляли, что Магнитский умер из-за того, что его не лечили и не обследовали, вопреки неоднократным просьбам его самого и его адвокатов.

Магнитский содержался и в "Матросской тишине" – на северо-востоке российской столицы – однако, по словам адвокатов, его состояние ухудшилось после перевода в Бутырскую тюрьму, где условия были намного хуже. Его перевели обратно в "Тишину" лишь в день смерти.

Одним из выводов российских правозащитников было то, что обвиняемый не должен всецело зависеть от следователя, а для этого следствие, администрация СИЗО и тюремные медики должны быть независимыми друг от друга.

Просьбы об освобождении

По словам Жеребенкова, он просил суд освободить Трифонову из-под стражи по болезни.

"И руководство изолятора, и следователь, и суд решили, что в условиях СИЗО она может находиться. Видимо, смерть Магнитского никого ничему не научила", - сказал адвокат.

Адвокат также утверждает, что следователь требовал от его подзащитной чистосердечного признания, обещая взамен освобождение из СИЗО.

"Следователь поставил Трифоновой условие, что готов ее отпустить, но пускай она признается и покается. А в чем признаваться, если она не признает себя виновной? Естественно, она отказалась", - заявил адвокат.

Член Общественной палаты и общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний Мария Каннабих пообещала не оставить смерть в "Матросской тишине" без внимания.

"У нас слишком участились такие случаи, и они становятся закономерностью. Я считаю, что такого быть не должно", - сказала Каннабих Интерфаксу.

"Необходимо разделить людей, которые следят за пребыванием задержанных в СИЗО, и людей, которые следят за здоровьем находящихся там – переподчинить медицинские службы минздраву", - заявил агентству уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.

Новости по теме