Россия отрицает сокрытие фактов по смоленской катастрофе

  • 6 мая 2010
Юрий Чайка, генпрокурор РФ
Image caption Юрий Чайка заверяет в абсолютной прозрачности проводимого расследования

Российский генпрокурор Юрий Чайка заявил, что Россия не скрывает деталей расследования катастрофы польского президентского лайнера, разбившегося 10 апреля под Смоленском.

Ранее депутаты польской партии "Право и справедливость", к которой принадлежал погибший в авиакатастрофе Лех Качиньский, потребовали передачи следствия Польше, сомневаясь в компетентности российских следователей.

В четверг Чайка, встречаясь в Москве с представителями генеральной прокуратуры Польши, сказал им, что расследование проводится в режиме "максимальной прозрачности".

"В некоторых СМИ, к сожалению, появились сообщения, что российская сторона что-то укрывает. Подобного рода высказывания не соответствуют действительности", - заявил он.

В свою очередь генеральный прокурор Польши Анджей Серемет сообщил журналистам, что расследование, которое независимо друг от друга ведут Польша и Россия, идет параллельным курсом.

Ход расследования

Юрий Чайка подчеркнул, что работа с первых же часов проводилась в сотрудничестве с польскими специалистами, которым были переданы все вещественные доказательства, и назвал уровень сотрудничества "беспрецедентным".

По его словам, сейчас решается вопрос о передаче Польше материалов расследования крушения президентского самолета - готовы 500 листов документов, в том числе копии записей бортовых самописцев.

Чайка пояснил, что для этого требуется соглашение о сотрудничестве между генпрокуратурами России и Польши, проект которого Россия готова передать польской стороне.

Анджей Серемет выразил надежду, что в ближайшее время этот документ будет подписан, и поблагодарил генпрокуратуру России за то, что польские специалисты и следователи были допущены к работе на всех этапах расследования авиакатастрофы.

Серемет рассказал, что следователи в Польше в настоящее время заняты изучением личных вещей жертв.

"Особое внимание уделяется мобильным телефонам и ноутбукам для того, чтобы проверить, были ли в них записи, которые могут иметь значение для следствия", - цитирует ИТАР-ТАСС Серемета.

Оба генпрокурора считают, что о причинах катастрофы говорить пока рано.

По словам Юрия Чайки, на борту не было какой-либо нештатной ситуации. Он также подтвердил, что по итогам расшифровки самописцев выяснилось: отказов двигателей Ту-154 не было.

Кроме того, по данным российских следователей, пожара и взрыва на борту президентского самолета не было, взрывчатых веществ не обнаружили.

Чайка заявил, что с польской стороной "у нас совпадают позиции по всем вопросам, связанным с расследованием этого уголовного дела".

Резолюция сомневающихся

В четверг стало известно, что фракция партии Качиньских "Право и справедливость" в нижней палате польского парламента хочет, чтобы расследование дела о катастрофе президентского лайнера передали польской стороне.

Image caption Ряд польских депутатов недовольны тем, как Россия проводит расследование катастрофы

Как сообщают польские СМИ, такое положение содержится в проекте резолюции, которую фракция представила маршалу сейма, и.о. президента Польши Брониславу Коморовскому.

Создатели резолюции обусловили ее составление "растущими сомнениями по поводу того, как проводится следствие, которое должно выяснить причины катастрофы", сообщает портал gazeta.pl.

В документе депутаты "Права и справедливости" указывают, что точное время катастрофы до сих пор неизвестно, хотя прошел уже почти месяц с момента трагедии.

Также в нем говорится, что место, где упал лайнер, не охраняется и там до сих пор можно найти личные вещи погибших, в связи с чем вещественные доказательства могут быть утрачены.

Авторы резолюции, опираясь на Международную конвенцию о гражданской авиации от 7 декабря 1944 года, призывают премьер-министра Польши к "скорейшему обращению к властям Российской Федерации [с просьбой] о передаче польской стороне проведения следствия в деле о трагической катастрофе Ту-154".

Посторонний в кабине?

В среду польский телеканал TVN 24 сообщил, что в кабине разбившегося авиалайнера находился посторонний человек.

Его голос зарегистрировал бортовой самописец. По информации радиостанции RMF FM, это был женский голос.

Известно, что согласно правилам в кабине президентского авиалайнера должны были находиться только четыре члена экипажа: пилот (командир самолета), второй пилот, штурман и механик.

Предполагается, что это могла быть либо стюардесса, либо кто-то из правительственной делегации.

Генеральная прокуратура Польши пока официально не подтвердила эту информацию.