Юстиция для детей: есть ли она в России?

  • 26 мая 2010
Суд для школьников
Image caption Проблема правосудия для детей остается нерешенной в России уже десятки лет

Защита прав ребенка – одна из главных тем проходящего в Москве Всемирного русского народного собора. Его участники обсуждают, в частности, вызывающий ожесточенные споры вопрос о целесообразности ювенальной юстиции - правосудия для несовершеннолетних.

Полемика о том, нужна ли российскому обществу система ювенального права, идет уже не один год и даже не одно десятилетие. Причем сторонники и противники этой идеи настолько непримиримы друг к другу, что любые законодательные инициативы в этой области тормозятся еще в зачаточном состоянии.

Ваше мнение

Следователи, а тем более судьи, не имеющие специальной подготовки, не могут рассматривать дело о правонарушении, совершенном ребенком, - они просто не знают, как наказать юного преступника, при этом не травмировав его и не превратив в рецидивиста. В этом уверены поборники ювенальной юстиции.

Основной довод их оппонентов сводится к тому, что учрежденный государством суд не должен вмешиваться в процесс семейного воспитания и, наказывая малолетнего, подменять собой родителей – это чревато разрушением института семьи и, как следствие, государственных устоев.

Не случайно, что именно Народный собор во главе с Патриархом Московским и всея Руси стал трибуной для дискуссии. Церковь активно высказывается по вопросу о месте и роли молодежи в обществе, считает религиозное воспитание важным элементом нравственного становления юного поколения.

Всемирный русский народный собор, основанный в 1993 году, - международный форум с участием деятелей религии, культуры, политики, государственной власти. На нем ежегодно рассматриваются актуальные проблемы общественной жизни. В 2005 году ВРНС был предоставлен специальный консультативный статус при ООН.

Пробуксовка процесса

Процесс введения ювенальной юстиции в России буксует, несмотря на попытки властей внедрить эту систему в структуру юридических отношений порой и приказными методами.

Создание ювенальной юстиции предусмотрено указом президента РФ от 14 сентября 1995 года, утвердившим "Национальный план действий в интересах детей".

Об особом отношении к несовершеннолетним идет речь в постановлениях Верховного суда, касающихся судов общей юрисдикции, да и в Уголовном кодексе РФ.

В 2002 году Государственная Дума рассматривала дополнения к закону "О судебной системе Российской Федерации", связанные с созданием ювенальных судов, но дальше принятия их в первом чтении дело не пошло.

В дальнейшем предложения и проекты, направленные на законодательное утверждение в стране автономной системы детского права неизменно наталкивались на упорное сопротивление критиков идеи.

По официальному определению, ювенальная юстиция как самостоятельная подсистема общего правосудия в современной России отсутствует.

Пилотный проект

Между тем, вопреки этому положению, на юге страны запущен и действует пилотный проект "Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних".

С 2004 года в Таганроге и других районах Ростовской области действуют несколько ювенальных судов. За основу их деятельности взяты канадская модель и документы ООН.

В рамках этого опыта были введены должности судей для несовершеннолетних, а в помощь им даны "социальные работники" с юридическим и психологическим образованием. Практикуется также привлечение к участию в судебных заседаниях детей, в том числе в качестве присяжных.

Авторы проекта разработали особую систему исполнения наказания в отношении юных правонарушителей; решаются социальные вопросы, связанные с лишением родителей родительских прав. Широкие полномочия даны социальным службам, которые контролируют исполнение родительских обязанностей, в том числе реагируют на обращения самих детей.

Критики ростовской инициативы и возможного расширения этого опыта бьют тревогу, утверждая, что подобная практика ставит под угрозу независимость семьи, право родителей определять приоритеты воспитания и устройства семейной жизни.

"Считаем, что недопустимо создавать систему защиты прав детей, основанную на доносительстве (в т.ч. и анонимном), вмешательстве посторонних людей в дела семьи, изъятии детей у родителей, безнаказанности несовершеннолетних преступников. Это обязательно приведет к разрушению семьи, снижению рождаемости, резкому падению уровня образования и растлению молодежи", - говорится в открытом обращении к руководству государства общественности города Одинцово. Под документом стоят 178 подписей.

Судьи не готовы

Эксперты, поддерживающие введение ювенальной юстиции, подчеркивают несовершенство существующей судебной системы. "Судья оказывается в ситуации, когда он не понимает, что происходит с несовершеннолетним подсудимым. Судья не хочет и не может этого понять, потому что у него нет на это ни ресурса, ни информации, ни профессиональных навыков. Таким образом, судья не может принять оптимальное решение в отношении этого ребенка, потому что он не знает, что и ради чего можно сделать", - описывает ситуацию глава центра "Нет алкоголизму и наркомании" Олег Зыков.

Борис Альтшулер, возглавляющий общественную организацию "Права ребенка", считает, что противники ювенальной юстиции вкладывают в это понятии совсем иной смысл, нежели ее сторонники.

"Речь идет о специализированном уголовном правосудии для детей, вступивших в конфликт с законом, - пояснил он bbcrussian.com. - Система должна заставить местные власти работать с оступившимся подростком. Если этого не делать, будет рецидив на сто процентов".

С этим мнением согласен уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов. "Суть ювенальной юстиции - защита малолетних правонарушителей. То есть не осуждение, не заклеймение как преступников, а очень сложная, кропотливая работа с ними, дабы предупредить возможный рецидив", - сказал омбудсмен в интервью журналу "Итоги".

Проблемы, которые ставят противники отдельной системы права для детей, по мнению Бориса Альтшулера, относятся не к ювенальной юстиции как судопроизводству, а к ювенальным технологиям.

Критики ювенальной системы обвиняют оппонентов в слепом копировании западной юридической модели.

"Ювенальный диктат"

"Все модели ювенальной юстиции, которые сейчас предлагают, это западные модели. Они разные, но имеют много общего", - сказала bbcrussian.com педагог, сопредседатель общественного Комитета в защиту семьи, детства и нравственности Татьяна Шишова.

Российская законодательная система, по ее оценке, прежде всего стоит на защите семьи. Западная модель, в свою очередь, позволяет "в разных случаях, совсем не вопиющих, вмешиваться в дела семьи, устанавливать за ней наблюдение, отнимать детей по тем основаниям, которые для нашего менталитета кажутся дикими и непонятными", - говорит эксперт.

Шишова считает, что западные службы защиты детей, "спекулируя понятием прав ребенка, могут нарушать права семьи и навязывать родителям свои взгляды на воспитание и его методы. Диктат со стороны ювенальных служб там, на наш взгляд, весьма сильный".

Шишова против того, чтобы уводить из-под ответственности малолетних преступников. По ее мнению, "если не отправлять в колонии, а заниматься какой-то химерической, несуществующей реабилитацией, то мы просто получим рост преступности и сокрытие преступлений". Французские правозащитники, говорит Шишова, не отрицают, что в их стране наблюдается рост преступности среди несовершеннолетних.

"Детский магазин"

Борис Альтшулер полагает, что опасения, касающиеся вторжения в жизнь семьи, оправданы и без введения ювенальной юстиции. В России, по его словам, "каждый день примерно 315 детей остаются без попечения родителей". Более 90% из них, или 25-30 тысяч ежегодно, пополняют сиротские учреждения.

"Если не будет этого пополнения, то сиротская система, органы попечительства, интернаты, рухнет. А система эта стоит ежегодно чисто бюджетных 4 млрд долларов", - говорит Альтшулер. По его мнению, получатели этих денег – не столько дети, сколько сама система.

Кроме того, добавляет детский правозащитник, существует усыновительский бизнес, а это, по его словам, "огромная коррупция". Альтшулер утверждает, что западные специалисты, ознакомившиеся с порядком попечительства и усыновления в России, называли это "детским магазином".

"Действующая в России сегодня социальная система (службы опеки, комиссии по несовершеннолетним) – командно-административная, карательная – должна быть полностью перестроена", - убежден правозащитник.

Критики новой системы, в свою очередь, настаивают, что существующего в России законодательства вполне достаточно, чтобы регулировать отношения между ребенком и обществом.

"Надо, наоборот, постараться из нашего законодательства исключить те нормы, которые позволяют расширительно толковать понятия жестокого обращения, насилия, пренебрежения нуждами ребенка, уточнить понятие "ребенок в трудной жизненной ситуации", потому что под эти понятия сегодня подпадают практически 100% наших российских семей", - утверждает Татьяна Шишова.

Нужны специалисты

Image caption Противники ювенальной юстиции не считают нужным реабилитировать малолетних преступников

Между тем, сторонники ювенальной юстиции, к которым относит себя и Альтшулер, не настаивают на использовании этого заимствованного на Западе термина.

Они предлагают "создать такую систему, которая бы позволила защитить ребенка, живущего в семье, не разрушая семью, что предполагает плановую работу и со взрослыми". Но это не следует называть "ювенальной юстицией", поскольку эта работа не имеет отношения к судам, - говорит Альтшулер.

Необходимо, чтобы проблемами детей, вступивших в конфликт с родителями, занимались не только управленцы, правоустанавливающие органы, но специалисты, способные поговорить, предложить помощь, разобраться. "Это должны делать профессиональные социальные работники, психологи, врачи, если надо", - говорит Альтшулер.

"Именно сегодня семьи разрушаются, потому что органы опеки не имеют судебной ответственности и творят произвол в отношении семьи. Их ошибки не могут быть контролируемы и проверяемы", - утверждает глава центра "Нет алкоголизму и наркомании" Олег Зыков.

Позиция церкви

Церковь, стремящаяся в последнее время играть все более весомую роль в общественном устройстве, весьма настороженно относится к идее введения ювенальной юстиции в России.

"Ювенальная юстиция не решит ни проблему детской преступности, ни ущемление прав детей", - заявил на заседании Народного собора ответственный в РПЦ за взаимодействие церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. По его мнению, "родители имеют приоритет при решении, какие фильмы ребенку смотреть, какие не смотреть, когда приходить домой и когда уходить".

Говоря о необходимости защищать ребенка, не вмешиваясь при этом во внутренние дела семьи, представитель РПЦ выразил надежду, что "полномасштабного института ювенальной юстиции, который стимулировал бы детей подавать иски на родителей или на усыновление у нас [в России] не будет".

Западный опыт

История ювенальной юстиции в мировом масштабе насчитывает более 110 лет. Первый детский суд был учрежден в Чикаго в 1899 году. В его основу лег принцип отказа не наказания несовершеннолетнего, способного встать на путь исправления, а передачи его под наблюдение попечительского органа.

На основе американского опыта ювенальный суд возник в 1914 году во Франции.

В Великобритании в 1908 году была принята серия законов о детях и молодежи, использовавших положения ювенального права.

Около семи лет действовали ювенальные суды и в России. Возникнув в 1910 году, они распространились по разным регионам страны, но в 1918-м были упразднены большевиками.

Image caption Подход финских властей к судьбе Роберта Рантала вызвал возмущение у многих россиян

Эксперты сходятся во мнении, что существующая на Западе и поныне система детского права имеет свои плюсы и минусы.

"В западной системе тоже есть перегибы, однако не следует представлять их как западный опыт", - говорит Борис Альтшулер. В отличие от оппонентов он назвал Финляндию образцом, поскольку там поощряется работа в семье, позволяющая не отбирать у нее ребенка, а родителям бесплатно оказывается помощь в избавлении от вредных привычек и устройстве на работу.

Вместе с тем, внимание российской общественности привлекли несколько дел, которые разворачивались именно в Финляндии. Замешаны в них были россияне.

В марте этого года семилетнего сына россиянки Инги Рантала и ее финского мужа поместили в приют из-за сказанных ребенком в школе слов о том, что мать как-то шлепнула его и что родители собираются увезти его в Россию.

В прошлом году суд в той же Финляндии приговорил россиянку Римму Салонен к полутора годам заключения условно за вывоз собственного сына Антона в Россию без разрешения отца.

Часто упоминается нашумевшая история российской актрисы Натальи Захаровой, у которой французский ювенальный суд по просьбе бывшего мужа в 1993 году отобрал трехлетнюю дочь.

"Надо накапливать опыт"

"Западный опыт не всегда приемлем для нас. Например, американский, когда ребенок подает в суд на родителей за то, что они не разрешили ему смотреть телевизор", - соглашается Павел Астахов. Между прочим он напоминает, что, по российскому законодательству, ребенок с 14 лет может подать в суд на родителей, а дети любого возраста могут обратиться в органы опеки и прокуратуру.

То есть, по мнению детского омбудсмена, для этого не требуется никакого ювенального права.

Анатолий Кучерена считает, что нет необходимости сейчас принимать специальный закон о ювенальных судах и об основах ювенальной юстиции. "Я считаю, что в настоящее время важно в принципе осознать важность создания этой системы и, прожив большой промежуток времени, проанализировать собственный опыт, изучить западный опыт, его ошибки и положительные примеры", - приводит слова адвоката сайт Милосердие.ру.

Павел Астахов также предлагает не торопиться с решением этого вопроса и предлагает "дать какое-то время, чтобы общество разобралось в этом явлении. И решить, нужно нам это или нет".

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.