Пресса России о расшифровке записей с польского Ту-154

  • 2 июня 2010

В обзоре российских газет:

"Ответственность лежит на всех"

Польские власти во вторник опубликовали записи "черных ящиков" Ту-154 президента Польши, разбившегося 10 апреля под Смоленском.

"Этот документ подтверждает многое из того, что было известно об этой катастрофе. И в то же время многое все-таки остается неясным", - пишут "Известия".

В соответствии с Чикагской конвенцией Международной организации гражданской авиации расшифровки "черных ящиков" не подлежат разглашению, однако польские власти решили, что расследованию публикация не помешает. А может быть, даже поспособствует.

"Борт польского президента разбился в 10:41 утра, и бортовой самописец зафиксировал последние 39 минут его полета", - рассказывает газета.

"Первый звоночек об опасности прозвенел в 10:14:06 - диспетчер по-английски сообщает, что в Смоленске туман, видимость 400 метров. Он говорит это "для информации", и напряжения в кабине это не вызывает", - отмечают "Известия".

Затем командир воздушного судна (КВС) Аркадиуш Протасюк говорит: "Плохо, появился туман, неизвестно, сядем ли мы".

Человек, чей голос не был идентифицирован, спрашивает: "А если не сядем, то что?". "Уйдем", - отвечает Протасюк.

Протасюк запрашивает у диспетчера разрешение на дальнейшее снижение. И получает его.

Одновременно командир докладывает кому-то в кабине: "Господин директор, появился туман. В данный момент в тех условиях, которые есть, мы не сможем сесть. Попробуем подойти, сделаем один заход, но скорее всего из этого ничего не получится".

Судя по всему, эти слова адресованы Мариушу Казане, директору дипломатического протокола МИД. Кроме пилотов в кабине лайнера были он и командующий ВВС Польши Анджей Бласик. "Тогда у нас проблема", - отвечает Мариуш Казана. Аркадиуш Протасюк проявляет явные признаки беспокойства. Он спрашивает, прилетели ли русские, и узнает, что российский "Ил" два раза заходил на посадку, но в итоге куда-то улетел.

Издание пишет, что после того, как сработал сигнал предупреждения столкновения с землей (TAWS), экипаж не отреагировал и продолжил снижение.

"Из распечатки видно, - пишет газета, - что жесткого запрета на посадку, несмотря на ужасные условия, не было. Да и давления на экипаж со стороны пассажиров тоже не было".

"Действительно, им никто ничего не приказывал, - сказал "Известиям" летчик-испытатель Александр Акименков. - А вот с организацией полета и у экипажа, и у наземных служб большие проблемы. Не были выполнены обязательные процедуры".

К примеру, не была прочитана так называемая "молитва". Это когда еще на крейсерской высоте экипаж собирает все данные, необходимые для принятия решения о посадке, говорит Акименков.

"Что касается диспетчера, то он сообщил, что условий для приема нет", - продолжает летчик, добавляя, что в России и Европе различные подходы к работе диспетчера.

"У нас [в России] он [диспетчер] приказывает, а у них - консультирует. По идее диспетчер с самого начала должен был запретить посадку, - полагает Акименков. – Но он - видно, из-за каких-то политических соображений - выполнял лишь консультационные функции".

"Коммерсант" пишет, что "запись "черного ящика" выдала всех".

Записи речевого самописца разбившегося Ту-154 президента Польши свидетельствуют о том, что "определенная доля ответственности за катастрофу лежит не только на экипаже самолета, знавшем о стремительно ухудшавшейся погоде, но и на всех остальные участниках событий, в том числе главкоме ВВС Польши".

Из распечатки следует, что аварийная ситуация развивалась стремительно и была неожиданной как для экипажа Ту-154 и его пассажиров, так и для наземных служб.

За 40 минут до катастрофы члены экипажа борта №101 шутили, обсуждая, как правильно поприветствовать белорусских диспетчеров, в зону ответственности которых они должны вот-вот войти: пожелать им "доброе утро" по-русски или "доброе ранецо" на по-белорусски.

"Насторожился экипаж в 10:14 утра, узнав от белорусского же диспетчера, что видимость в аэропорту Смоленска составляет 400 м (метеоминимум для этого порта 1000 м) из-за тумана", - пишет "Коммерсант".

"Это не так уж много, да?" - поинтересовался у командира экипажа штурман, налетавший на Ту-154 всего три десятка часов.

"Ответил ему не Аркадиуш Протасюк, возглавлявший экипаж, а некий аноним, как указано в стенограмме. Разобрать его ответ экспертам не удалось, однако уже из следующей фразы становится понятно, что в кабине пилотов находится главком польских ВВС Анджей Бласик, видимо, хорошо знакомый с командиром Протасюком", - сообщает подробности газета.

"Бася, плохо, появился туман, неизвестно, сядем ли", - сказал ему командир.

На что последовал ответ: "А если мы не сядем, тогда что?" Командир неуверенно предложил уйти на запасной аэродром, и его поддержал второй пилот, сообщивший, что топлива у них хватит - в баках оставалось 12,5 тонн.

"Следует отметить, что 90% фраз главкома ВВС остались нерасшифрованными, поскольку он стоял далеко от микрофона за креслами пилотов. Загадкой, в частности, осталось, что он ответил на предложение об уходе", - пишет "Коммерсант".

Тем не менее, уже в 10:19 командир Протасюк принял решение: "Подойдем (к Смоленску) и посмотрим".

Члены экипажа согласились и начали обсуждать, кому и в каких условиях приходилось совершать посадки. Даже главком ВВС припомнил одну из своих тяжелых посадок в Гданьске.

После этого заглянувшей в кабину стюардессе командир приказал передать пассажирам распоряжение застегнуть ремни и приготовиться к посадке.

Узнав о проблемах с погодой, Протасюк называл главкома уже не Басей, а господином директором.

Летчик сообщил: "В тех условиях, которые сейчас есть, мы не сможем сесть. Попробуем подойти, сделаем один заход, но, скорее всего, ничего не получится".

"Значит, у нас проблема", - неопределенно ответил главком. А узнав от командира, что самолет приземлится в Минске или в Витебске, главком, видимо, ушел в салон, чтобы доложить обстановку президенту Качиньскому.

"Какое решение приняли чиновники, неизвестно, но в 10:27 борт N 101 продолжил снижение", - заключает "Коммерсант".

Вопрос о визах открыт. В пользу России

Двухдневный саммит Россия - Евросоюз в Ростове-на-Дону завершился во вторник "большим сюрпризом для европейцев".

"Москва, - как пишет "Коммерсант", - не сумевшая добиться от ЕС начала предметных переговоров о безвизовом режиме, передала Евросоюзу свой проект соглашения об отмене виз. И хотя он вряд ли будет принят, российская сторона теперь получит возможность при каждом удобном случае спрашивать Брюссель о судьбе этого документа. А европейские чиновники будут вынуждены каждый раз что-то на это отвечать".

Европейские чиновники даже в кулуарах саммита во время разговоров с глазу на глаз не желали говорить с журналистами о перспективах отмены визового режима с Россией.

"При попытке что-либо выяснить они тут же переходили на шепот и с заговорщицким видом сообщали: "О, это большая игра!" Добиться от них расшифровки этой фразы, а уж тем более узнать, кто и по каким правилам играет в эту игру, было невозможно", - пишет корреспондент газеты.

Не желали поддерживать разговор на эту тему и европейские руководители - президент Евросоюза Херман ван Ромпей и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу.

Во время итоговой пресс-конференции на вопрос о том, что мешает сторонам перейти на безвизовый режим, ответил только президенту РФ Дмитрий Медведев: "Нам ничего не мешает. Мы готовы к нему хоть завтра"

"Мне понятно, что у партнеров ситуация иная, - продолжил Медведев. – В отличие от России, Евросоюз состоит из 27 государств, и у каждого на этот счет своя точка зрения. Эта тонкая тема. Мы понимаем трудности, с которыми сталкивается ЕС".

Дмитрий Медведев добавил, что предложение Москвы отменить визы "не содержит никаких угроз с точки зрения безопасности". А заодно сообщил, что он передал руководителям Евросоюза российский проект соглашения об отмене виз. "Господа Ван Ромпей и Баррозу на этих словах и бровью не повели. А между тем передача российского проекта стала для них сюрпризом", - пишет газета.

"Документ, в основу которого, по словам источника в МИД РФ, легло соглашение об отмене виз между Россией и Израилем, был подготовлен в тайне. Российские чиновники разного уровня, много раз накануне саммита заявлявшие о том, что визовый режим с Европой следует отменить как можно скорей, ни разу не упомянули о планах передать Брюсселю уже готовый проект соглашения", - рассказывает "Коммерсант".

"Независимая газета" также сообщает, что Европа не готова к безвизовому пространству.

Поэтому главным результатом саммита Россия–ЕС можно считать принятие документа "Партнерство для модернизации".

Итоги саммита изданию прокомментировал замдиректора Института социальных систем Дмитрий Бадовский.

По его словам, бюрократия Евросоюза сейчас находится в непростом положении, вступил в силу Лиссабонский договор, и ей не так-то просто к нему адаптироваться и принимать решения.

"Главное, что вопросы с визами и модернизацией поставлены в центр, но при этом надо понимать, что Европа не всегда работает быстро", - говорит эксперт.

Бадовский отмечает, что ЕС является не главным направлением в российской внешней политике. Партнерство для модернизации Россия будет развивать с США и странами Азии.

Закончился "бронзовый век" русской поэзии

О вкладе Вознесенского в русскую поэзию будет написано еще много, полагают "Известия", а сам поэт станет героем жизнеописаний и диссертаций, окончательно встав в один ряд с крупнейшими литераторами ХХ века.

"Не только русскими - он не менее органично смотрится в одном ряду с Лоуэллом или Гинзбергом. Но поэзия его принадлежит тому самому будущему, о котором он думал и для которого писал, и о ней выскажутся еще многие", - полагает газета.

"Комсомольская правда" сообщает, что легендарный поэт скончался на 78-м году жизни после тяжелой болезни. Он умер у себя дома, в окружении семьи и ближайших друзей.

Андрей Вознесенский так и не смог оправиться после второго инсульта, который с ним случился весной этого года. Первый инсульт поэт пережил четыре года назад.

"Независимая газета" пишет, что свежесть чувств он сохранял до конца жизни: "Осторожно, двери закрываются, закрываются двери за Бронзовым веком русской поэзии".

"Коммерсант" в некрологе отмечает, что в 70-80-е годы стихи Вознесенского "заражали любовью к поэзии" множество подростков.

"В личной истории читателей стихов его поэзия выглядит так же, как и в большой истории, — яркая, непрочная, уязвимая, но бескорыстно ведущая в будущее, где ее самой может и не быть", - заключает "Коммерсант".

Борьба с настойками

"Известия" пишут о том, что на алкогольную продукцию крепче восьми градусов введены минимальные розничные цены.

Они будут рассчитываться исходя из процентного содержания спирта в напитке: один градус - 2,2 рубля. Исключение составит водка, на которую с 1 января 2010 года уже действует "минималка" - 89 рублей (менее 3 долларов) за пол-литра.

Как отмечает издание, чиновники надеются, что так новые правила могут вытеснить контрафактную продукцию.

"Ведь после того, как был введен запрет на продажу дешевой водки, на прилавках появились "настойки" по 50-60 рублей. Но не получится ли так, что попытка заткнуть очередную "дыру" для контрафакта приведет лишь к появлению новых лазеек?", - задается вопросом газета.

По расчетам Росалкоголя, минимальная цена алкогольной продукции крепостью 28-29 градусов должна составлять 65 рублей за пол-литра, крепостью 40-41 градуса - 92 рубля, 94-95 градусов (питьевой этиловый спирт) - 213 рублей. Все, что дешевле, - контрафакт.

Росалкоголь мечтает справиться и с производителями нелегальной водки, доля которой огромна - треть рынка. С 1 июля ведомство устанавливает на сорокаградусную минимальные отпускные (70 рублей) и оптовые (77 рублей) цены.

"Это приведет к исчезновению из розничной торговли водки по 89 рублей. По такой цене может продаваться только продукция местного завода, которая реализуется лишь в магазине самого предприятия. А такой водки у нас - капля в море", - прогнозирует директор отраслевого агентства ЦИФРРА Вадим Дробиз.

В теории все выглядит хорошо, отмечает газета, но потребители бюджетного спиртного никуда не денутся. Они и сейчас могут купить 50-рублевый суррогат.

"Для миллионов наших сограждан 100 рублей - психологическая отметка, перешагнуть которую не позволяют ни средства, ни менталитет. А число желающих торговать из-под полы самогоном неизвестного происхождения только вырастет. Минимальной ценой их не испугать", - заключает издание.

Обзор подготовила Ольга Караулова, служба Мониторинга Би-Би-Си.