Утечки нефти в России: насколько серьезна проблема?

  • 25 июня 2010
Нефтяное пятно в Мексиканском заливе
Image caption На российском шельфе нефть добывают на меньшей глубине, чем в Мексиканском заливе

Экологическая катастрофа в Мексиканском заливе напомнила о том, что и в России разливы нефти происходят сплошь и рядом, пусть и в меньшем масштабе.

При этом о российских утечках нефти широкой общественности известно мало, нефтяные проекты прозрачностью не отличаются, и это только увеличивает риски новых катастрофических аварий, поделился своими опасения на пресс-конференции в Москве ведущий научный сотрудник Института водных проблем РАН Григорий Баренбойм.

По его словам, в России ежегодно происходят тысячи разливов нефти – как при разрыве трубопроводов, так и при перевозке.

Алексей Книжников, руководитель программы по экологической политике нефтегазового сектора Всемирного фонда дикой природы, сообщил, что его организация выступает за мораторий на разработку новых проектов по нефтедобыче на шельфе.

"Везде понемногу льется"

"У нас нет оснований говорить о каких-то экологических проблемах, связанных, например, с добычей нефти на сахалинском шельфе: там самые суровые требования, может быть, во всей мировой практике", - отметил директор Института проблем нефти и газа РАН Анатолий Дмитриевский.

По его словам, на суше нефтяникам невыгодно терять разлитую нефть, а на шельфе месторождения разрабатывают иностранные компании, и средства борьбы с утечками у них такие же, как у BP в Мексиканском заливе.

"Важный урок, который мы извлекаем и который нефтяные компании и правительства пытаются замалчивать, - это очень низкая эффективность средств реагирования", - подчеркнул со своей стороны Книжников.

В России за последние годы разливы нефти были на Волге, в Чечне, на Каспийской море, и даже Неве, где в 2002 году утонул танкер с мазутом.

"Во время первой и второй войн в Чечне периодически уничтожались нефтяные кусты, или гранатометами, или ракетами, потому что подступы к ним были заминированы", - рассказал Баренбойм.

Сами скважины при этом оставались открытыми, толщина нефти на поверхности составляла на некоторых участках 10-15 сантиметров.

Ученый отметил, что большое количество разливов нефти происходит в России вдали от мест добычи нефти.

"С 1998 по 2005 год в среднем на Невско-Ладожской системе происходит 20-30 танкерных аварий. Казалось бы, - Нева далека от мест добычи нефти", - указал он.

"Возьмем Ярославль: там есть нефтеперерабатывающий завод, есть шламохранилище на Волге, есть перегрузка с танкеров на баржи: в навигацию вводят суда-перегрузчики, к ним причаливают баржи, грузятся на танкеры, идут до Питера. Везде понемногу льется", - подчеркнул Баренбойм.

Забытая крупная авария

Самая крупная авария в новейшей истории России произошла в 1994 году на Харьяга-Усинском нефтепроводе в Республике Коми. Тогда в результате разрыва нефтепровода вылилось более 100 тысяч тонн нефти. Ликвидация последствий продолжалась до 2001 года, последствия ощущаются до сих пор.

Баренбойм руководил группой по мониторингу ликвидации последствий этой аварии.

"В поселке в месте разлива погиб весь крупный рогатый скот. Мы обнаружили нефтяные углеводороды в грудном молоке женщин... В одном из поселков 90% детей получили поражения почек и печени", - рассказал он.

Всего в мире, по данным Всемирного фонда дикой природы, за последние 25 лет произошло 60 крупных разливов нефти.

Вместе с тем, в России с 1994 года аварий сопоставимого масштаба не было, указал Дмитриевский.

Приостановить работы на шельфе?

По его словам, возможно, имели место мелкие утечки при нестыковках труб, "но это не экологическая катастрофа".

"Не надо допускать разливов, - сказал академик. - А для этого должны быть эффективные средства бурения и автоматического перекрытия нефти и газа из недр".

"В советское время мы говорили, что потери нефти составляли около 10% - это серьезно. А сейчас частным компаниям не выгодно разливать, у некоторых компаний в идеальном состоянии эти промыслы находятся", - добавил он.

Тем не менее, коалиция из 69 неправительственных организаций призывает объявить мораторий на разработку новых проектов добычи нефти с морских платформ, в том числе на российском шельфе в Арктике.

В середине июня Всемирный фонд дикой природы обратился с такой инициативой в Арктический совет.

"Мы знаем, что мы сейчас движемся в Арктику - в моря покрытые 8-9 месяцев льдом, в моря, в которых очень сложные погодные условия, когда нет льда. Все эти факторы на порядки снижают возможности реагирования", - заявил Книжников.

"По беспомощности, которую мы видим в Мексиканском заливе, уж где-где, а в Арктике такой разлив по последствиям может быть гораздо хуже, а по реагированию намного слабее", - добавил он.

Баренбойм поддерживает идею моратория на добычу нефти в Арктике, но считает, что реально экологам придется пойти на компромиссы с нефтяниками.

Новости по теме