Следствие по делу Эстемировой: рано делать выводы

  • 14 июля 2010
Наталья Эстемирова в Грозном

Прошел год со дня убийства правозащитницы центра "Мемориал" в Чечне Натальи Эстемировой. Организаторы и исполнители этого преступления до сих пор не найдены. Следствие по делу вновь продлили - на этот раз до середины ноября. Пока известно лишь то, что среди подозреваемых - боевик.

В заявлениях, приуроченных к годовщине гибели коллеги, правозащитники выступили с призывом к российским властям сделать расследование более прозрачным и проверить версию о причастности силовых структур к этому преступлению.

"Убийство Натальи Эстемировой свидетельствует о реальной угрозе, с которой правозащитники сталкиваются, ведя законную деятельность в Российской Федерации", - говорится в заявлении директора региональной программы Amnesty International по Европе и Центральной Азии Николы Дакворт. По ее словам, "ничто не вызывает таких опасений, как отсутствие политической воли для установления личности виновных и привлечения их к ответственности".

В свою очередь, комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг подчеркнул, что "наказанию должны подвергнуться не только фактические убийцы, но и те, кто стоит за ними". Российское правительство, считает Хаммарберг, должно наглядно продемонстрировать, что готово защищать правозащитников, "причем не только на словах, но и через конкретные действия".

"Во время моих встреч в федеральном Следственном комитете в сентябре, декабре и январе меня уверяли в том, что это расследование будет успешно завершено в ближайшем будущем. Мир по-прежнему ждет результатов", - заключает комиссар Совета Европы по правам человека, который поднимал этот вопрос и на встрече с президентом России в январе этого года.

"Идеальный виновный"

15 июля 2009 года неизвестные затолкали Наталью Эстемирову в автомобиль неподалеку от ее дома в Грозном. Несколько часов спустя ее тело - с огнестрельными ранениями в голову и грудь - было найдено в лесу в Ингушетии. Наталье Эстемировой, первому лауреату премии Анны Политковской, было 50 лет. У нее осталась дочь.

Вспоминая Наталью: корреспондент Би-би-си о правозащитнице

В марте этого года потерпевшей по делу об убийстве правозащитницы была признана ее сестра Светлана Эстемирова, адвокат которой получил возможность ознакомиться с некоторыми материалами дела. Из них, по данным правозащитников и журналистов "Новой газеты", обнародованных на пресс-конференции 8 июля, следует, что одним из подозреваемых в убийстве является "участник незаконного вооруженного формирования Алхазур Башаев", убитый прошлой осенью в ходе спецоперации.

Базирующаяся в Дублине правозащитная организация Front Line и Международная федерация за права человека (FIDH) выразили опасения, что "в случае, если приоритетной станет версия о причастности убитого боевика", расследование рискует не выявить истинных виновных и заказчиков преступления.

"Знаете, у нас было очень много дел, где уже убитые боевики служили идеальными виновными, в таких случаях дело можно закрыть, оно считается раскрытым, - сказал в этой связи в интервью Би-би-си сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов. - Мы опасаемся, что, как много раз было, убийцей окажется, во-первых, боевик, во-вторых, боевик уже убитый. О следственных версиях о возможной причастности силовиков мы с прошлого года ничего не знаем".

Между тем руководитель следственной группы по этому делу Игорь Соболь сказал bbcrussian.com, что одним из фигурантов дела об убийстве Эстемировой является боевик "в розыске". По его словам, его "необходимо идентифицировать", однако отказался от дальнейших комментариев, добавив, что "есть и еще фигурант".

Версии и показания

Как рассказал bbcrussian.com Александр Черкасов, который неоднократно давал показания по делу об убийстве Эстемировой, следствие, по его данным, проверяет версию о причастности к убийству правозащитницы боевика из села Шалажи. Предполагаемый мотив - "личная неприязнь", связанная с одной из публикаций "Мемориала", в которой упоминалось его имя. Материал, в частности, хранился в компьютере Эстемировой.

Черкасов сообщил, что "трижды был допрошен по этому сюжету" и изложил следователям информацию, которой располагает "Мемориал": Наталья Эстемирова не ездила в село Шалажи, где собиралась информация о боевике, не являлась автором данной статьи, а лишь редактировала ее и готовила к отправке в Москву, и публикация была анонимной.

"Вопрос: имел ли Башаев доступ к Наташиному компьютеру? Видимо, все-таки не имел", - излагает свою позицию Александр Черкасов.

Имя "участника незаконных вооруженных формирований" Башаева упоминается в опубликованном "Новой газетой" факсимиле постановления следователя об удовлетворении ходатайства защиты потерпевшей стороны. Там он фигурирует как один из тех, кто 15 июля 2009 года силой поместил Эстемирову в автомобиль и вывез к окраине ингушского селения Гази-Юрт.

По данным "Мемориала" и российских СМИ, в ноябре того же года Башаев был убит в ходе спецоперации в Чечне.

Власти пока не комментируют эту информацию. Следователь Игорь Соболь сказал bbcrussian.com, что в целом "работы очень много, сейчас еще больше возникло". По его словам, "запланирован ряд следственных действий, которые нам необходимо выполнить".

"После получения образцов ДНК от близких родственников боевика будут проведены соответствующие критические исследования, сейчас еще рано делать выводы", - резюмировал Соболь. Имя боевика он не назвал, однако из его слов следует, что этот человек находится в розыске.

Image caption Наталья была похоронена в своем родовом селении Ишхой-Юрт в Гудермесском районе Чечни

Исследователь по России правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина соглашается, что любая версия должна быть отработана. Тем не менее правозащитники хотят, в первую очередь, "знать, что было сделано следствием для отработки версии о причастности властных структур к этому убийству".

"Потому что и обстоятельства убийства, и те угрозы, которые получала Наташа и другие мемориальцы - все это вместе указывает на их возможную причастность или, по крайней мере, молчаливое согласие", - считает Локшина.

Следствие предварительно продлено до 15 ноября.

Перевод с чеченского

После убийства Натальи Эстемировой "Мемориал", опасаясь за безопасность своих сотрудников в Чечне, вывез нескольких из них из республики. 16 июля 2009 года "Мемориал" приостановил работу своего чеченского офиса и возобновил ее лишь 16 декабря.

"Мы вынуждены были эвакуировать нескольких своих ключевых сотрудников, просто потому что им угрожали, и трагедия могла повториться. Угрозы были прошлым летом и осенью, и тогда мы это восприняли всерьез, - вспоминает Александр Черкасов. - Просто люди уехали из страны, это, разумеется, не повысило эффективность нашей работы".

На прошлой неделе "Мемориал" и агентство Рейтер распространили перевод с чеченского интервью президента Чечни Рамзана Кадырова телеканалу "Грозный". Согласно этому переводу, Кадыров назвал правозащитников "Мемориала" "врагами народа, закона и государства".

Вскоре после этого глава "Мемориала" Олег Орлов, которому предстоит суд по иску Кадырова, не исключил "постановку вопроса о приостановке работы "Мемориала" в Чечне".

"Последние слова Рамзана Кадырова мы восприняли как явную угрозу", - сказал его коллега Александр Черкасов.

Позднее, 14 июля, в интервью bbcrussian.com пресс-секретарь президента Чечни Альви Каримов заявил, что Кадыров "никогда правозащитников не называл врагами, никогда неуважительно о правозащитниках не отзывался и смысла такого не вкладывал", добавив, что руководство Чечни приветствует работу "Мемориала" в республике.

"Чеченский [язык] - слова, выражения - они имеют много значений, и, к сожалению, не всегда переводчики знают смысл и используют кальку, дословный перевод, который не передает тот смысл, который был вложен, - заявил Каримов. - В данном случае Кадыров говорил, что есть много вопросов, по которым можно защищать права человека. Он говорил, что он сам как человек, который потерял много родных, близких, друзей, не может не болеть за это, не умаляя роли кого-то другого - это имеется в виду. Он же и после этого заявил, что в Чеченской республике правозащитникам ничего не угрожает, и призывал их к диалогу".

Image caption После смерти Натальи Эстемировой правозащитникам в Чечне стало работать еще сложнее

Сегодня в Чечне, по официальным данным, действует более 40 правозащитных организаций, и, по словам Каримова, Кадыров систематически встречается с их представителями и дает поручения по итогам этих встреч.

"В Чечне есть много правозащитных организаций, - соглашается Татьяна Локшина из Human Rights Watch, - но условия их выживания таковы, что определенных тем они просто не затрагивают - и речь идет, конечно, о преступлениях сотрудников местных силовых структур".

"В Чечне сегодня можно говорить о преступлениях "федералов", можно говорить о "социалке", условиях содержания чеченских заключенных в тюрьмах Российской Федерации, но есть проблема табуирования", - добавляет она.

После смерти Натальи Эстемировой, одной из немногих в регионе, кто регулярно вел расследования похищений и внесудебных казней, условия работы правозащитников в Чечне изменились, отмечают в "Мемориале".

"Наташа была тем человеком, которого знали, к которому шли, теперь этого человека нет, - говорит Александр Черкасов. - Люди еще более испугались, они и так в последние годы не очень-то охотно куда-то шли жаловаться. Теперь говорят: как вы можете нас защитить, если вы сами себя защитить не можете? Посмотрите наши хроники: информации стало меньше. По июнь прошлого года она как-то отражала ситуацию, а дальше - единичные сообщения. Это не значит, что ситуация улучшилась, просто, что называется, прибор неисправен".

Мобильная правозащита

В сложившихся обстоятельствах сотрудники региональных правозащитных организаций России приняли решение создать Общественную комиссию по Чечне - сводные мобильные группы, которые бы в порядке ротации приезжали в Чечню и вели самые сложные дела.

Эти группы, в состав которых входят, в частности, представители "Комитета против пыток" (Нижний Новгород), фонда "Общественный вердикт" (Москва), организаций "Матери в защиту прав осужденных" (Краснодар), "Человек и закон" (республика Марий Эл), работают в Чечне с осени прошлого года.

"До убийства Эстемировой понимать-то понимали, что по краю ходим, но после ее смерти как-то совсем стало это очевидно, - сказал bbcrussian.com координатор мобильных групп Игорь Каляпин. - Стало понятно, что заниматься в Чечне сбором доказательств в совершении преступлений представителями власти просто очевидно опасно".

"После гибели Наташи, с одной стороны, люди, которые обращались за помощь в "Мемориал", оказались без защиты, с другой - был перекрыт канал информации о том, что происходит в Чечне. Потому что в основном эта информация поступала именно от "Мемориала": мемориальцы собирали доказательства и предоставляли их в органы следствия – это то, что мы называем методикой "общественного расследования", - говорит Каляпин.

Теперь часть этих функций взяла на себя Общественная комиссия по Чечне.

Мобильные группы представлены юристами, которые собирают доказательства, приобщают к материалам уголовных дел и совершают юридическое сопровождение.

"Подавляющее большинство чеченских правозащитных организаций к нашей деятельности относится с сочувствием, - резюмирует Каляпин. - Дела острые передают нам. Это происходит официально: заявителю рекомендуют обратиться к Общественной комиссии по Чечне".

Новости по теме