Билл Браудер: те, кто убил Магнитского, могут убить и меня

  • 15 июля 2010
Билл Браудер
Image caption Браудер заявляет, что хочет добиться справедливости в деле о смерти Сергея Магниткого

Недавно в стенах американского конгресса прозвучали призывы о запрете на въезд в США российских чиновников, имеющих отношение к смерти в СИЗО юриста Сергея Магнитского. Одним из сторонников этой меры был исполнительный директор компании Hermitage Capital Билл Браудер. Браудер неоднократно заявлял о том, что намерен добиться проведения полноценного расследования обстоятельств гибели Магнитского. О новом развитии громкой истории с инвестором беседовала корреспондент Би-би-си Анастасия Успенская.

Июльские угрозы

Би-би-си: В начале июля несколько сотрудников компании Hermitage Capital Management получили телефонные сообщения с угрозами жизни. С чем это связано, как вы считаете?

Билл Браудер: Мы участвуем в очень важной и публичной кампании, цель которой – добиться справедливости в отношении нашего убитого коллеги, адвоката Сергея Магнитского, который работал в нашей компании много лет. Он был арестован в России коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, заключен под стражу в ожидании суда и замучен до смерти.

От него требовали отозвать показания, данные им против этих самых коррумпированных офицеров. Он умер в ноябре прошлого года, и с тех пор [в России] предпринимаются всяческие меры для того, чтобы не выявить и не наказывать виновных в его смерти.

Мы же со своей стороны делаем все возможное для того, чтобы каждый человек в мире до конца осознал, что сделали эти люди в мундирах, какова была их роль в коррупционном преступлении, которое раскрыл Сергей, и какова их роль в его смерти. Естественно, [наша деятельность] создает большие неудобства и напряжение.

Возможно, те люди, которые убили его, теперь хотят убить меня или кого-то из тех, кто меня окружает. Всего мы получили восемь, так сказать, посланий, в которых нам угрожают расправой или чем-то еще.

Би-би-си: Эти угрозы адресованы кому-то конкретно, или направлены против компании в целом?

Б.Б.: Например, в начале ноября, за несколько недель до смерти Сергея, один из наших российских адвокатов, работающий в Лондоне, стал получать СМС-сообщения. В первом из них задавался вопрос: "Что лучше – смерть или тюрьма?" А затем, уже совсем незадолго до смерти Сергея, этот же адвокат получил еще одно текстовое сообщение с цитатой дона Корлеоне из "Крестного отца": "Как показывает история, любой может быть убит".

Эти сообщения посылались с незарегистрированных мобильных телефонов в Москве, а единственные люди, которые пользуются в России такими телефонами – это сотрудники милиции и спецслужб.

Би-би-си: Мы сейчас говорим об угрозах, полученных вашими коллегами несколько месяцев назад. Но в начале июля были новые угрозы. Не связываете ли вы их с недавним появлением на интернет-ресурсе Youtube фильма "Каста неприкасаемых"?

Б.Б.: Да, действительно, по времени это совпало.

Би-би-си: Скажите, кому принадлежит идея создания фильма "Каста неприкасаемых", и на чьи деньги он появился?

Б.Б.: Очень многие отреагировали крайне гневно на смерть Сергея Магнитского. Он – ни в чем не повинный человек, который всего лишь хотел поступить правильно, заявив о коррупции в своей стране, которого вырвали из его обычной жизни, посадили в тюрьму, провели через круги ада и замучили до смерти. Эта история нашла очень глубокий отклик и в нашем обществе, и среди людей, знавших Сергея.

В инициативе по созданию этого видео приняли участие около 30 человек. Я бы назвал это движением за справедливость в память о Сергее Магнитском. Все эти люди сыграли свою роль в появлении и распространении видео.

Би-би-си: Какова основная идея фильма? Обличить тех людей, которых вы уже упомянули, еще раз громко напомнить об истории Сергея Магнитского или это некое обращение к России, мол, "просыпайтесь!"?

Б.Б.: Главное – это четко рассказать общественности, кто и каким образом довел Сергея до гибели. Что это за люди, какова их роль, как они живут, что из себя представляют и так далее. В мире существует любопытный феномен: зло не бывает публичным, как только на него проливают свет, оно теряет свою силу.

Плохие ребята чувствуют себя вольготно в мире теней и непрозрачности. Но пусть они попробуют делать свои дела там, где их знают в лицо, где каждый может спросить у них: почему вы это сделали, было ли это правильно, было ли это честно, должны ли мы уважать вас за это? Правда должна выйти наружу. Для этого и было создано видео.

Би-би-си: Есть ли уже какая-то реакция российских властей?

Б.Б.: Вскоре после выхода фильма бывший начальник Сергея Магнитского Джемисон Файерстоун подал официальную жалобу в Следственный комитет при прокуратуре России (СКП). Жалоба была направлена против подполковника Артема Кузнецова из московского Управления по борьбе с налоговыми преступлениями, который был одним из фигурантов коррупционного преступления, раскрытого Сергеем.

В этой жалобе Файерстоун ссылается на изложенные в фильме сведения о недвижимости, которой владеют Кузнецов и его семья.

Вскоре пришел ответ, что следствие по этому делу проводиться не будет. Однако это вызвало такую бурю негодования в России, такое удивление – при наличии явных доказательств коррумпированности [отдельных представителей] власти не возбуждают дело – что глава СКП Александр Бастрыкин на следующий же день пересмотрел решение. То есть реакция, безусловно, есть. Есть те, кто "за" проведение расследования, есть те, кто "против".

Есть люди, опасающиеся общественного мнения, а есть люди, которые его не боятся. Единого мнения по этому вопросу у российских властей нет, потому что никто не знает, чем это дело может закончиться. Это не просто дельце, которое можно поручить проконтролировать нескольким людям с хорошими связями в различных департаментах. Это дело национального значения.

Би-би-си: Действительно, при создании видео было собрано множество документов, которые могут послужить компроматом против ряда лиц. Что вы собираетесь делать дальше с этой информацией?

Б.Б.: К сожалению, я пока не могу поделиться с вами нашими дальнейшими планами. Но я точно могу сказать, что это лишь начало очень масштабной и глобальной кампании, в которой примет участие множество людей в разных странах. Развитие будет, но обнародовать детали мы пока не станем.

Би-би-си: Билл, нашумевшее видео можно посмотреть только в интернете. Скажите, его создатели пробовали предлагать его для показа каким-либо телеканалам? И если да, то с какой формулировкой им отказывали?

Б.Б.: Я – один из друзей Сергея Магнитского и, безусловно, каким-то образом способствовал появлению этого видео, но я не являюсь его спонсором. Поэтому лично я никому ничего не предлагал. Этот вопрос к другим людям.

Би-би-си: То есть интернет – пока единственная возможность посмотреть "Касту неприкасаемых". Вы следите за тем, сколько человек посмотрели фильм?

Image caption Фильм о коррупции, связанной с делом о смерти Магнитского, на Youtube посмотрели десятки тысяч человек

Б.Б.: На Youtube установлен счетчик, который показывает количество просмотров. Первый эпизод фильма про Кузнецова посмотрели более 200 тысяч человек. А лишь за первые полтора дня после выхода второго эпизода про майора Павла Карпова его посмотрели около 45 тысяч человек. Это одно из самых "смотрибельных" видео в России в последние дни.

Би-би-си: Что вы думаете по поводу такого легкодоступного и глобального ресурса как Youtube? Его используют как для сбора информации, так и для ее распространения. Не кажется ли вам это опасным, учитывая, что на Youtube легко может появиться не соответствующая действительности и очерняющая информация о вас или о ваших близких?

Б.Б.: Вы правильно заметили – это обоюдоострый нож. Но у него есть одно главное преимущество. Например, многие газеты побоялись бы печатать у себя информацию, подобную той, что содержится в фильме о неприкасаемых. Редакторы бы побоялись, что за такую публикацию к ним придут те же люди в погонах, арестуют их и замучают в тюрьме, как это сделали с Сергеем.

Прелесть использования такого ресурса как Youtube в том, что он избавляет распространителя информации от страха перед возможными угрозами. Это очень демократичный способ распространения информации. Конечно, есть свои "за" и "против", но в России пока нет другого способа рассказать историю без боязни быть убитым или арестованным.

Би-би-си: Мы снова заговорили об угрозах. Я знаю, что группа юристов из вашей компании HermitageCapital направила в Скотланд-Ярд запрос разобраться с историей о полученных угрозах. Вы верите, что в Скотланд-Ярде смогут установить источник этих угроз?

Б.Б.: В департаменте по борьбе с терроризмом, куда мы обратились, работают очень опытные люди. И возможности для решения подобных задач – отслеживания отдельных лиц, сбора информации и так далее – у них уникальные. Угроза терроризма и насилия висит над Британией уже несколько десятилетий: ИРА, исламисты, убийство Александра Литвиненко и так далее. Поэтому я не думаю, что для решения подобных вопросов есть более компетентные люди, чем те, к которым мы обратились в Скотланд-Ярде.

Би-би-си: Билл, лично вы боитесь поступающих угроз?

Б.Б.: Я хочу вам сказать, что Сергей Магнитский подверг риску свою жизнь, чтобы поступить по совести, чтобы быть патриотом, обличить коррупцию, чтобы защитить своего клиента от коррумпированных милиционеров, и в результате – он умер. А сейчас они пытаются замять это дело и его смерть, а, по сути, убийство. И я, как всякий нормальный человек, не могу этого допустить.

Я не могу беспокоиться о собственной безопасности, если он не думал о своей. Я намерен продолжать бороться и добиваться правды в отношении дела Сергея Магнитского.

Би-би-си: Вы собираетесь когда-нибудь вернуться в Россию?

Б.Б.: В настоящий момент я не думаю, что меня хорошо приняли бы в России. К тому же у меня нет визы. Но все может измениться. Я надеюсь, что когда-нибудь они избавятся от всех криминальных элементов в МВД, и тогда меня встретят там с радостью, как человека, пролившего свет на весь ужас, который там сейчас творится.

Би-би-си: Вы думаете, что дождетесь этого момента?

Б.Б.: Думаю, что да.

Новости по теме