В России стали арестовывать меньше бизнесменов

  • 26 июля 2010
В СИЗО "Матросская Тишина"
Image caption Российские следователи стали реже отправлять подозреваемых за решетку

Количество удовлетворенных судами следовательских ходатайств о взятии подозреваемых под стражу в первом полугодии 2010 года сократилось на 22,7%. Всего за решетку за этот период отправились 75934 человека.

Изменения нельзя объяснить снижением общего уровня преступности: по данным МВД, в первом полугодии отмечено сокращение числа зарегистрированных преступлений, но всего на 12%.

При этом больший либерализм стали проявлять не судьи, а следователи. Суды, как и прежде, удовлетворяют 90% ходатайств об аресте в качестве меры пресечения, и 98% ходатайств о продлении ареста. А вот следователи стали обращаться с подобными просьбами реже: 84075 случаев в январе-июне против 108988 за аналогичный период прошлого года.

В апреле 2010 года вступили в силу поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, смягчающие наказания за ряд экономических преступлений.

С соответствующей инициативой выступил президент Дмитрий Медведев на встрече с предпринимателями 26 февраля.

"Наказания за экономические преступления должны быть неотвратимыми, но соизмеримыми с совершенными деяниями", - сказал тогда Медведев.

Дополнительные статьи

В частности, из Уголовного кодекса исключили статью "Лжепредпринимательство" и скорректировали статью "Легализация денежных средств", которую ранее нередко добавляли к основному обвинению, чтобы утяжелить его.

По данным зампреда думского комитета по законодательству Андрея Назарова, обвинение в легализации, которую в просторечии именуют "отмыванием денег", ранее сопровождало примерно 80% "предпринимательских дел".

В первом полугодии число предъявленных обвинений в легализации сократилось на 69,6%.

Прямое отношение к количеству арестов подозреваемых имеет новая редакция статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса. Согласно ей к бизнесменам, совершившим экономические преступления, связанные с их предпринимательской деятельностью, должны преимущественно применяться залог или подписка о невыезде.

Сигналы сверху

2 июня президент Дмитрий Медведев сказал на совещании с участием председателей Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов, что необходимо разъяснять обновленный закон судам низших инстанций.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев заявил, что в применении новых законодательных норм "надо понять правовой смысл, а не революционную ненависть неимущего к богатому".

По мнению Андрея Назарова, "это чувствительный сигнал".

Как заявила газете "Ведомости" доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического института Анна Паничева, прежде следователи стремились арестовывать подозреваемых, чтобы их самих не заподозрили в коррупции, а теперь получили прямое указание сверху: не сажать!

По мнению наблюдателей, гибель в СИЗО корпоративного юриста Сергея Магнитского и предпринимательницы Веры Трифоновой, вызвавшая большой резонанс в обществе и СМИ, вынуждает следователей осторожнее подходить к выбору меры пресечения.

Вместе с тем, новые веяния пока не отразились на судьбе Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, обвиняемых по 160-й (присвоение и растрата средств) и 174-й (отмывание) статьям УК, которые, согласно "поправкам Медведева", арестными не являются.

14 мая Хамовнический суд Москвы удовлетворил очередное ходатайство генпрокуратуры и продлил срок содержания Ходорковского и Лебедева под стражей до 17 августа.

"Команду выполнили"

Известный адвокат Игорь Трунов находит преждевременным делать вывод, что российское правосудие стало более независимым.

"Суд фактически выступает в роли статиста, - заявил Трунов Русской службе Би-би-си. - Он лишь проверяет формальную сторону: надлежащее ли лицо, надлежащим ли образом возбудило ходатайство? Если идет изменение, то лишь за счет следователей, которые получили определенное указание. Следователи - это вертикаль подчинения, это военная дисциплина. Сверху поступила команда, и команду выполнили".

При этом, по словам Трунова, "новый закон практически не работает, если дело затрагивает в той или иной мере власти предержащие или их родственников".

"У меня в производстве несколько дел в отношении предпринимателей, все они сидят в тюрьме, и ничего не удается сделать. Апелляции к "медведевским поправкам", к сожалению, не срабатывают", - говорит он.

Новости по теме