Для Дагестана ищут надежных лидеров

  • 12 августа 2010
На месте взрыва в Махачкале 6 января 2010 г.
Image caption Дагестанская милиция фактически находится в состоянии войны

Дагестан превратился в главную болевую точку России на Северном Кавказе, но основной причиной последних кадровых перестановок эксперты считают борьбу в его руководстве за влияние.

Накануне президент России Дмитрий Медведев снял с должности министра внутренних дел Дагестана Али Магомедова. На освободившееся место назначен Абдурашид Магомедов (не родственник, а однофамилец), бывший одним из заместителей главы МВД.

Али Магомедов, назначенный министром после того, как его предшественник Адильгирей Магомедтагиров стал жертвой покушения, пробыл на посту ровно год.

В отличие от Али Магомедова, являвшегося выходцем из ФСБ, его преемник - профессиональный милиционер.

На встрече Медведева с руководством Дагестана в Сочи, где было объявлено о кадровых решениях, президент республики Магомедсалам Магомедов заявил, что местные правоохранительные органы работают неэффективно.

"В последнее время наблюдается всплеск террористической активности, - сказал он. - Это делает невозможным нормальное функционирование экономики и снижает инвестиционную привлекательность до критического уровня".

По его словам, раскрываемость преступлений террористической направленности сократилась на треть, от действий экстремистов пострадали с начала года 300 человек, а число сотрудников правоохранительных органов, погибших за это время, выросло вдвое.

В тот самый день, когда Медведев проводил совещание в Сочи, информагентства сообщили о новых ЧП, связанных с Дагестаном.

В Москве двое выходцев из республики, занимавшихся угонами машин, убили одного из милиционеров, пытавшихся задержать их.

В селе Хучада Шамильского района Дагестана сгорели в своем доме имам местной мечети, его жена и трое маленьких детей. Власти не исключают "поджог со стороны недоброжелателей хозяина по религиозным мотивам".

Интересы дела или аппаратные игры?

Замену министра внутренних дел пролоббировал новый президент Дагестана, вступивший в должность в феврале нынешнего года, утверждают эксперты, опрошенные Русской службой Би-би-си.

"Ситуация достаточно ясная, - говорит специализирующийся по проблемам Кавказа журналист Иван Сухов. - Прежний министр - плоть от плоти той команды, которая осталась не у дел после ухода президента Муху Алиева".

По данным Сухова, Али Магомедов был связан с мэром Хасавюрта Саид-пашой Умахановым, который, в свою очередь, "являлся одним из столпов режима Муху Алиева".

"Можно предъявить ему претензии по поводу того, что творится в Дагестане, потому что ситуация явно не улучшается, но его увольнение надо связывать не с качеством борьбы с ваххабитами, а с кадровым раскладом в республике", - считает эксперт.

"Это было плановое событие. Сам отставленный министр еще за месяц знал, что он уйдет", - вторит редактор махачкалинской газеты "Черновик" Надира Исаева.

"Новый министр Абдурашид Магомедов - креатура Ризвана Курбанова, вице-премьера, отвечающего за силовые структуры, - поясняет аналитик Юлия Латынина. - Господин Курбанов, в свою очередь, является ставленником и близким знакомым Сулеймана Керимова, московского олигарха, который сегодня очень многое решает в Дагестане. В какой-то степени он важнее президента".

16 июля, меньше чем за месяц до увольнения, Дмитрий Медведев присвоил Али Магомедову звание генерал-майора. По мнению Надиры Исаевой, это доказывает, что Кремль не имеет особых претензий к уволенному министру, а наоборот, пожелал подсластить ему горькую пилюлю.

На совещании в Сочи российский президент сказал многозначительную фразу: "Надо заниматься реальной борьбой с коррупцией, а не должностями торговать!". Однако, по мнению экспертов, она адресовалась скорее всему руководству Дагестана, нежели Али Магомедову.

"К бывшему министру это не относилось", - уверена Надира Исаева.

"Единственное обвинение, которое нельзя выдвинуть в его адрес - это коррупция, - уверена Юлия Латынина. - Все остальное, включая некомпетентность и слабость - вполне справедливо. Что касается торговли должностями - Дмитрию Анатольевичу есть кого спросить об этом в Дагестане".

"Что-то могло лечь на стол Медведеву, ни для кого не секрет, что северокавказские органы внутренних дел пронизаны коррупцией, но я все-таки думаю, что основная версия - замена команды", - говорит Иван Сухов.

Наблюдатели не исключают, что Москва действительно хотела бы видеть во главе дагестанской милиции человека более жесткого, такого, как покойный Адильгирей Магомедтагиров.

"Одной из претензий к нему [Али Магомедову] могла быть интеллигентность, граничащая с нерешительностью", - предполагает Надира Исаева.

Опасная ситуация

Юлия Латынина считает, что Дагестан сейчас является самым проблемным регионом Северного Кавказа. Причину этого эксперт видит в клановой борьбе и отсутствии авторитетного лидера.

"В Чечне достаточно стабильная ситуация, которая заключается в том, что Кадыров реально "мочит" ваххабитов, а также всех, кто ему противостоит, вне зависимости от того, ваххабиты они или нет, - говорит Латынина. - В Ингушетии была очень плохая ситуация при Зязикове, при Евкурове она кардинально не улучшается, но динамика положительная, температура у больного спадает. Что касается Дагестана, там при Алиеве начался полный развал. Ваххабиты из маргинальной силы стали людьми, которым никто из бизнесменов и чиновников не отказывает".

"Новый президент Дагестана является ставленником московских олигархов, фактически управляет не он, а Ризван Курбанов, - утверждает Латынина. – Нет механизма, обеспечивающего заинтересованность силовых структур в борьбе с боевиками. Рядовой милиционер не хочет рвать пупок и делать так, что его потом убьют".

Латынина напоминает, что по делу об убийстве Адильгирея Магомедтагирова в качестве обвиняемых проходят лейтенант расквартированной в Ботлихском районе Дагестана 33-й отдельной горной бригады Андрей Резанов и еще двое военнослужащих той же части, которых, по версии следствия, наняли для совершения преступления жители Ботлиха Шамсулла Борзиев и Абдулмажид Манапов.

Известный ваххабит Ибрагим Гаджидадаев, именующий себя "амиром Дагестана", на экстремистских сайтах утверждает, что это он организовал убийство Магомедтагирова за то, что тот "верой и правдой служил кафирам [язычникам]".

Эксперт не сомневается, что это правда, но дагестанские силовики продолжают заявлять, что заказчик преступления неизвестен, и не ловят Гаджидадаева, потому что, по мнению Латыниной, сами его боятся.

Иван Сухов уверен, что президент Медведев, дав нынешнему главе Дагестана карт-бланш подбирать себе команду, вместе с тем, не очень им доволен.

"В Сочи Магомедсалам Магомедов сам получил от Медведева большой нагоняй, - отмечает он. - Звучала критика в его адрес, и в адрес [полпреда президента на Северном Кавказе Александра] Хлопонина, который недостаточно хорошо справляется".

"Вы президент республики. Если взяли на себя эти обязанности, нужно вести работу последовательно. Если работа будет проводиться так, как она проводится сейчас, тогда результата не будет", - цитируют информагентства обращенные к Магомедову слова главы государства.

Пока президент воздерживается от резких шагов в отношении людей, которых сам же и назначил и которые проработали чуть больше полугода. Однако в будущем Сухов не исключает возможности "переформатирования управления на северном Кавказе".

Новости по теме