Анатолий Карпов: "чемпионская корона - пройденный этап"

  • 8 октября 2010
Анатолий Карпов
Image caption Анатолий Карпов шахматы бросать не собирается, но у него есть и другие интересы

12-й чемпион мира по шахматам – человек чрезвычайно занятой, деятельный и разносторонний. Еще недавно он был в Ханты-Мансийске, где прошла Всемирная шахматная Олимпиада и состоялся конгресс ФИДЕ, на котором Анатолий Карпов проиграл Кирсану Илюмжинову в борьбе за президентское кресло.

В начале текущей недели он уже приехал в Москву, чтобы принять участие в заседании Оргкомитета премии имени Людвига Нобеля, учрежденной еще в 1888 году в память о выдающемся русском промышленнике и меценате, старшем брате куда более прославленного и известного Альфреда Нобеля.

Анатолий Карпов стал одним из первых лауреатов воссозданной пять лет назад премии "русского Нобеля" и продолжает активно сотрудничать с ее учредителями. Михаил Смирнов попросил гроссмейстера рассказать об этой и других сферах его интересов.

Би-би-си: Анатолий Евгеньевич, в следующем году в рамках Фонда Людвига Нобеля вы планируете ряд интересных шахматных мероприятий. Можете рассказать о них подробнее?

Анатолий Карпов: Может быть, все подробности этих мероприятий открывать рано. Скажу лишь, что есть идея отметить некоторые шахматные юбилеи следующего года – 100-летие Михаила Ботвинника, 60-летие вашего покорного слуги – некоторыми любопытными мероприятиями. Конечно, не турнирами – до них мы пока не доросли, хотя исключить их проведение в будущем тоже нельзя. Но подробнее об этом можно будет говорить позднее.

Би-би-си: Тогда вернемся мысленно в Ханты-Мансийск. Почему, по-вашему, российская сборная, обладая по именам, наверное, сильнейшим в мире составом, в очередной раз не смогла выиграть Всемирную шахматную Олимпиаду?

А.К.: Потому что не хватает лидера, серьезного настоящего лидера, который мог бы повести за собой всю команду. Одних материальных стимулов недостаточно, хотя как раз на этой Олимпиаде они были высокими – в этом плане за шахматистов можно порадоваться.

Я вспоминаю времена, не столь далекие, когда 2-е или 3-е место расценивались как большая неудача. Я бы, возможно, увеличил премиальные за первое место, но о поощрениях за иной результат предпочел бы даже не говорить. По крайней мере, в отношении российских шахматистов.

По составу российская сборная намного превосходит соперников. Если, предположим, разбить Олимпиаду на пять индивидуальных турниров, убежден, что любой из членов российской команды смог бы выиграть каждый из таких турниров. Так что второе-третье места не могут считаться почетными. Во всяком случае, я бы не стал снижать планку требований к российским шахматистам, как бы ни обстояли дела в других видах спорта.

Би-би-си: Вы отказались занять пост вице-президента ФИДЕ, предложенный Вам Кирсаном Илюмжиновым, но обещали не оставаться в стороне от мирового шахматного процесса. Поясните, пожалуйста, в чем Вы готовы помогать?

А.К.: Прежде всего, хочу отметить, что несмотря на все технологии, которые применялись против меня при выборах президента ФИДЕ – не знаю, для чего это было делать, но это было сделано, что не добавило славы России, тем более, что какими бы ни были Карпов с Каспаровым, они, наверное, одни из наиболее известных людей России в мире. Но, как говорится, история рассудит. Так вот, когда против меня были применены какие-то особые технологии, я крепко удивился, но все же больше 60 стран проголосовали за меня. И это позитивный момент. Несмотря на оказываемое давление, они остались со мной. Причем, это те страны, которые двигают шахматный мир вперед и будут определять развитие шахмат в ближайшие лет двадцать.

Что касается меня, то я уже 12 лет являюсь послом ЮНИСЕФ. Я по-прежнему готов свои возможности, свои контакты, свою известность обратить во благо детских шахмат. Я абсолютно уверен, что если мы приобщим как можно больше детей к шахматам, у нас будет меньше других соблазнов, меньше преступности, пойдут на убыль наркотики, допинги и т.д. И в этом плане я готов работать и дальше.

Би-би-си:Ваш ремейк поединка с Гарри Каспаровым вызвал большой интерес. Нет желания повторить нечто подобное с кем-то из других ваших давних соперников, Виктором Корчным например?

А.К.: Интересные идеи от повторения перестают быть интересными. Тем более, с Корчным у нас большая разница в возрасте. Хотя он отлается удивительным спортивным долголетием. Правда, сейчас он немного сдал, а года три назад играл просто блестяще, в частности, за мою южноуральскую команду. Так что, отношения у нас нормальные. Вообще же считаю, что развитие ветеранских шахмат тоже имеет свою значимость, силу и будущее.

Би-би-си: Реально ли Вам или Каспарову сейчас вернуться в активные шахматы?

А.К.: Наверное, поздновато. Во всяком случае, сейчас у меня жизненные планы совершенно по-другому построены. В следующем году 60 уже стукнет. Пусть молодые бьются за звание чемпиона мира. А я, наверное, мог бы этим заниматься еще пять – шесть лет назад. Но система, которая была принята, совершенно не способствовала выявлению сильнейшего, была такой странной, непонятной и неправильной, что я в знак протеста просто вышел и отказался участвовать. А сейчас, для того чтобы вернуться, я должен буду бросить все, чем сейчас занимаюсь. Бороться за корону было бы трудновато, но войти в число претендентов мне было бы вполне по силам.

Но нужно ли мне это? На сегодняшний день для меня это не самая главная задача. Думаю, похожая ситуация у Каспарова. Ведь не случайно мы объединились в шахматах – у нас шахматное видение одинаково. В какой-то момент и он, и я были настолько не согласны с беспорядками в шахматном мире, что практически в одно и то же время, в 2000 году, прекратили бороться за звание чемпиона мира.

Новости по теме