Дело Бычкова: можно ли принудительно лечить наркоманов?

  • 22 октября 2010
Егор Бычков
Image caption Фигура Егора Бычкова расколола российское общество

Во многих регионах России планируются митинги и даже молебны в защиту Егора Бычкова – 23-летнего борца с наркотиками из Нижнего Тагила, которого осудили за насильственные методы лечения наркоманов.

Бычкова приговорили к трем с половиной годам колонии строгого режима. Он не отрицал, что удерживал наркоманов против их воли, заставляя их перебороть наркотическую зависимость.

На сторону Бычкова встала церковь, ему сочувствуют многие местные жители, эта история всколыхнула блогосферу.

Такая реакция заставила многих говорить о непонимании российским обществом сути проблемы наркомании и, в очередной раз, об укоренившемся недоверии к государству.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

Никто не отрицает

Фундаментальные факты никто не оспаривает. Бычков - президент нижнетагильского отделения фонда "Город без наркотиков", основанного в Екатеринбурге Евгением Ройзманом - взялся лечить наркоманов, которых в городе много.

Он основал реабилитационный центр, в котором заставлял наркоманов перетерпеть абстинентный синдром без всякой медицинской помощи.

Наркоманов приводили в центр Бычкова их родственники.

Прокуроры утверждают, что центр функционировал на коммерческой основе: "За пребывание наркозависимого в центре взималась плата примерно 27 тыс. рублей [около 900 долларов США] плюс 2 тыс. родители платили за похищение их ребенка из дома и доставление в центр", - сказал прокурор Свердловской области Юрий Пономарев.

Клиенты Бычкова считали такую плату приемлемой, рассказала bbcrussian.com главный редактор нижнетагильского телеканала "Телекон" Ольга Белорыбкина.

"Фонд "Тагил без наркотиков" – это общество с ограниченной ответственностью, оно было так зарегистрировано. И там по договору с родителями существовала некая плата за прохождение реабилитации. Но это не какие-то страшные суммы в долларах или евро, это небольшие суммы", - говорит она.

"По заявлению родственников, совершеннолетних дееспособных людей силком увозили, их удерживали на протяжении месяцев, их приковывали наручниками", - указывает Элла Панеях, директор Института проблем правоприменения в Санкт-Петербурге.

Митинги и молебны

Многие россияне и в Свердловской области, и в других частях страны были недовольны приговором Бычкову.

В пятницу около 200 человек собралось на митинг в его поддержку в Каменске-Уральском.

В субботу аналогичный митинг санкционирован властями в Москве, в воскресенье – в Екатеринбурге, 30 октября – в самом Нижнем Тагиле, делился планами с Интерфаксом сотрудник фонда "Тагил без наркотиков" Евгений Маленкин.

На пятницу в центре города планировался православный молебен в знак поддержки Бычкова, правда, в последний момент он был отложен на неопределенный срок.

Возможностей лечить наркотическую зависимость в Нижнем Тагиле и впрямь было мало: первый в Свердловской области медицинский реабилитационный центр власти решили построить только после приговора Бычкову.

Говорить об однозначной поддержке Бычкова жителями Нижнего Тагила нельзя, но многие из них по-человечески ему сочувствуют, и позиция Русской православной церкви тоже значит для них много, констатирует Белорыбкина.

Либеральный инфантилизм?

Либеральные комментаторы высказали целый ряд возражений против методов Бычкова.

Родители не имеют права принудительно лечить своих взрослых детей. Наркоманы не постоянно находятся в состоянии интоксикации, и в периоды прояснения вполне могут принять осознанное решение. Принудительное лечение наркоманов может практиковаться, но только с их согласия, причем выраженного именно в моменты прояснения сознания.

И наконец, эффективность методов Бычкова по меньшей мере сомнительна.

Известный социолог Элла Панеях часто критикует российское правосудие, но в случае с Бычковым, по ее мнению, приговор вполне справедливый.

"Это тот редчайший случай, когда я могу только поаплодировать. Человек создал частную тюрьму с пыточными условиями, и мне не жалко, что он посидит в государственной тюрьме", - говорит она.

Оппоненты Панеях и ее единомышленников называют такой подход, по выражению журналистки Юлии Латыниной, либеральным инфантилизмом.

Они указывают, что дело против Бычкова основывалось на показаниях потерпевших, иными словами, наркоманов. Верить их свидетельствам они считают недопустимым.

Паника перед наркоманами?

Панеях на это возражает, что страх перед наркоманами во многих странах мира явно преувеличен, а криминализация употребления наркотиков в России не делает россиян более терпимыми.

Российские власти категорически отвергают метадоновую терапию и другие методы лечения наркоманов путем замены тяжелых наркотиков на более легкие.

"Почему-то считается, что если человек не может жить без бутылки, то он, конечно, не очень хороший, но все-таки еще человек. А наркоман, как говорят активисты того же "Города без наркотиков", – не человек. Это и есть легитимация того, что они делают", - говорит Панеях.

"Наркоман отличается от алкоголика только одной вещью: что вдобавок к аддикции он поставлен из-за нее вне закона", - добавляет она.

Дмитрий Ольшанский в журнале "Эксперт" на этой неделе провел параллели между отношением россиян к делу Бычкова и другими резонансными делами, например, "приморских партизан" (тех тоже многие поддерживали). Объединяет эти случаи одно: неверие в официальную версию.

"Поскольку в стране нет суда, люди совершенно справедливо понимают, что если какая-то уголовщина, с которой мы хотим бороться, мы должны с ней бороться сами", - отмечает она.

Новости по теме