Последнее обновление: вторник, 2 ноября 2010 г., 10:23 GMT 13:23 MCK

Ходорковский: "готов умереть в тюрьме за веру"

Для проигрывания необходимо включить поддержку Java-скрипта и установить новую версию Flash

Запустить в Real Player или Windows Media Player

В своем последнем слове в Хамовническом суде Москвы Михаил Ходорковский заявил, что не хочет умереть в тюрьме, но, если потребуется, он готов.

Во вторник завершился судебный процесс по второму уголовному делу против экс-владельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, которые не признали себя виновными и попросили суд их оправдать.

Обвинение потребовало для подсудимых 14 лет колонии общего режима. К настоящему моменту - по первому делу - Ходорковский и Лебедев провели за решеткой семь лет.

После заключительной речи адвокатов Ходорковский выступил с последним словом, и суд удалился для вынесения приговора. Оглашение вердикта начнется 15 декабря.

Платон Лебедев отказался выступать с последним словом.

"Вера стоит жизни"

Михаил Ходорковский призвал председательствующего на процессе судью Виктора Данилкина "проявить мужество".

"Есть люди, которые хотят нас оставить в тюрьме навсегда и не скрывают этого. Я надеюсь, суд выдержит их психологическое давление", - добавил он.

Вместе с тем, судя по последнему слову подсудимого, на оправдательный приговор он не надеется.

Я надеюсь, что Россия все-таки станет страной свободы и закона, где закон будет выше чиновников, где поддержка оппозиционных партий перестанет быть поводом для репрессий, где спецслужбы будут защищать народ и закон, а не бюрократию от народа и от закона

Из последнего слова Михаила Ходорковского

"Через несколько недель после ареста мне сообщили, что тогдашний президент Владимир Путин решил: я буду хлебать баланду восемь лет. С тех пор прошло семь лет. Судя по смыслу выступления прокуроров - дайте им 14 лет и наплюйте на прежнее судебное решение - меня стали опасаться еще больше, а закон уважать еще меньше", - сказал он.

"Мне, как и любому, тяжело жить в тюрьме и не хочется здесь умереть. Но если потребуется, я готов. Моя вера, она стоит моей жизни. И думаю, я это доказал", - заявил Ходорковский.

Далее он объяснил, в чем именно заключается его вера.

"Я хочу, чтобы независимый суд стал реальностью и буднями моей страны, чтобы мы не оставили в наследство нашим детям и внукам опаснейшие символы тоталитаризма. Не в нас с Платоном дело, во всяком случае не только в нас. Дело в надежде для многих наших сограждан, в надежде на то, что суд завтра сможет защитить их права, если каким-то очередным бюрократам-чиновникам придет в голову эти права нагло и демонстративно нарушить, - заявил Ходорковский. - Здесь и сейчас решается судьба каждого гражданина нашей страны. Тех граждан, которые на улицах Москвы, Питера и Томска, иных городов и поселков рассчитывают не стать жертвой милицейского беззакония, тех, кто завел свой бизнес, построил дом, добился успеха и хочет, чтобы это все досталось его детям, а не рейдерам в погонах".

"Я надеюсь, что Россия все-таки станет страной свободы и закона, где закон будет выше чиновников, где поддержка оппозиционных партий перестанет быть поводом для репрессий, где спецслужбы будут защищать народ и закон, а не бюрократию от народа и от закона, где права человека не станут больше зависеть от настроения царя, доброго или злого, и где, наоборот, власть будет действительно зависеть от граждан, а суд - только от права и от Бога, или, если хотите, называйте это совестью. И я верю: так будет. Я не идеальный человек, но я человек идеи", - сказал он.

"Так уже пробовали"

"Я не хочу сейчас возвращаться к юридической стороне дела. Все, кто хотел что-то понять, давно все поняли", - заявил в своем последнем слове подсудимый.

Вместо этого он изложил свои взгляды на общее положение дел в стране.

Кто будет модернизировать экономику? Прокуроры? Милиционеры? Чекисты? Такую модернизацию уже мы пробовали

Из последнего слова Михаила Ходорковского

"Спросим себя: что сегодня думает предприниматель, высококлассный организатор производства, просто образованный творческий человек, глядя на наш процесс и полагая абсолютно предсказуемым его результат? Очевидный вывод думающего человека страшен своей простотой. Силовая бюрократия может все. Права частной собственности нет. Прав у человека при столкновении с системой вообще нет. Будучи даже закрепленными в законе, права не защищаются судом, потому что суд либо тоже боится, либо является частью системы. Стоит ли удивляться, что думающие люди не стремятся к самореализации здесь, у нас в России?" - сказал экс-глава ЮКОСа.

"Кто будет модернизировать экономику? Прокуроры? Милиционеры? Чекисты? Такую модернизацию уже мы пробовали. Водородную бомбу и даже ракету сделать смогли, а вот свой хороший, современный телевизор, свой дешевый, конкурентный, современный автомобиль, современный мобильник и еще кучу современных товаров - нет. Стране нужен не один Королев и не один Сахаров под крылом всемогущего Берии и его миллионного войска, а сотни тысяч Королевых и Сахаровых, защищенных справедливыми и понятными законами и независимыми судами. Где эти Королевы и Сахаровы сегодня? Уехали? Готовятся уехать? Опять ушли во внутреннюю эмиграцию? Или спрятались среди серых бюрократов, чтобы не попасть под каток системы?" - спросил он.

Как сообщает из зала суда корреспондент агентства Интерфакс, публика в зале несколько раз принималась аплодировать, а когда Ходорковский закончил говорить и подсудимых повели в конвойное помещение, начала скандировать: "Свободу!".

Уроки ценообразования

О втором уголовном деле против Ходорковского и Лебедева стало известно в 2005 году, на финальной стадии первого процесса по делу о неуплате налогов, по которому подсудимые были приговорены к восьми годам лишения свободы каждый.

Теперь их обвиняют в "присвоении нефти дочерних акционерных обществ ОАО "НК "ЮКОС" в 1998-2003 годах, ОАО "Самаранефтегаз", ОАО "Юганскнефтегаз" и ОАО "Томскнефть ВНК" на сумму более 892,4 млрд рублей и легализацию части этих средств в 1998-2004 годах в размере 487,4 млрд рублей и 7,5 млрд долларов США", а также в присвоении акций "Восточной нефтяной компании" на сумму 3,6 млрд рублей в 1998 году".

Михаил Ходорковский

Ходорковский не раз давал понять, что не надеется на оправдательный приговор

Под "присвоением нефти" Генпрокуратура подразумевает ее продажу ЮКОСУ "дочками" головной компании по заниженным ценам.

Обвинение настаивало на том, что компания продавала российскую нефть на биржах в Роттердаме и Аугусте по ценам, в несколько раз превышавшим российские цены на нефть.

Защита настаивает, что это обычная практика всех российских энергодобывающих компаний и, исходя именно из этой разницы, формируется экспортная пошлина на нефть.

"Именно благодаря доходам, полученным от этой ценовой разницы, и были сформированы золотые запасы нашей страны. А присвоением этой разницы занимается государство, взимая налоги в бюджет", - заявил на суде Платон Лебедев.

Несколько свидетелей подтвердили в суде, что разница в ценах на нефть на внутреннем и внешнем рынке объясняется самой природой экспортной торговли.

В частности, глава Сбербанка Герман Греф, вызванный в качестве свидетеля, сказал, что не видит ничего необычного в том, что ЮКОС закупал у своих дочерних компаний нефть по низким ценам.

"Целым рядом факторов это можно объяснить. В первую очередь - экспортным налогообложением", - объяснил Греф.

Вопрос к Путину

По мнению подсудимых, их пытаются осудить дважды за одно и то же деяние, так как предыдущие обвинения заключались в неуплате налогов за нефть, которая, как было сказано на втором процессе, ими же похищена.

Защита настаивала также на том, что компания не могла за указанный период похитить такой объем нефти.

"Владимир Владимирович Путин был сначала премьер-министром, потом президентом в течение всего срока, когда мы "похищали", по мнению обвинения, нефть. Хотелось у него узнать, насколько он считает реальным, чтобы такой факт, как пропажа 20% всей добытой в России нефти, прошел бы для него на тот момент незамеченным?" - заявил в интервью "Новой газете" Михаил Ходорковский.

Владимир Путин неоднократно давал комментарии по делу Ходорковского, настаивая на том, что суд вынес ему справедливый приговор.

"Он несет заслуженное наказание. Выйдет на волю — будет свободным человеком", - сказал российский премьер-министр в одном из последних интервью газете "Коммерсант" в августе этого года.

BBC © 2014 Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.

Эта страница оптимально работает в совеменном браузере с активированной функцией style sheets (CSS). Вы сможете знакомиться с содержанием этой страницы и при помощи Вашего нынешнего браузера, но не будете в состоянии воспользоваться всеми ее возможностями. Пожалуйста, подумайте об обновлении Вашего браузера или об активации функции style sheets (CSS), если это возможно.