Монастырь под Владимиром: еще одного дела не будет

  • 19 ноября 2010
Свято-Боголюбский монастырь
Image caption Следствие пришло к выводу, что двое девушек долгие годы жили в монастыре в нормальных условиях

Следственный комитет при прокуратуре России решил не возбуждать еще одно уголовное дело по жалобам двух воспитанниц Свято-Боголюбского монастыря во Владимирской области.

В то же время СКП продолжает расследование уголовных дел, заведенных ранее по поводу ситуации в монастыре.

После проверки следователи пришли к выводу, что сведения, изложенные в жалобах двух бывших воспитанниц монастыря, не подтвердились.

Ситуация в монастыре привлекла внимание в начале октября, когда две девушки сбежали из монастырского приюта и обратились в милицию, пожаловавшись на жестокое обращение с ними со стороны воспитателей.

Тогда было возбуждено три уголовных дела: по статьям о похищении несовершеннолетнего, о незаконном лишении свободы малолетнего и по статье об истязаниях.

Дела были возбуждены на основе жалоб как воспитанников монастыря, так и информации, просочившейся в СМИ, сообщила Русской службы Би-би-си старший помощник руководителя следственного управления по Владимирской области Ирина Минина.

"Не принуждали"

В пятницу стало известно о результатах проверки СКП, проведенной в связи с жалобами сбежавших из монастыря 16-летней и 17-летней воспитанниц и их родителей.

В них они говорили о незаконном удержании в монастыре.

Следствие указывает, что одна из девушек вместе с матерью проживала на территории Свято-Боголюбского монастыря в течение 10 лет, а вторая девушка с матерью – в течение шести лет.

В монастыре "они находились добровольно, без принуждения и запрета на общение между собой в нормальных бытовых условиях", утверждают следователи.

В итоге, резюмирует СКП, подтверждения сообщений о незаконном удержании девушек получено не было: уголовное дело отказались возбуждать из-за "отсутствия события преступления".

Следователи говорят, что инициировали проверку, несмотря на то, что воспитанницы и их родители отозвали свои заявления уже через несколько дней после их подачи.

Как уточнила Ирина Минина, расследование трех уголовных дел, заведенных в том числе по жалобам других воспитанников монастыря, продолжается.

Дела возбуждены по статьям 126, 127 и 117 УК (похищение человека; незаконное лишение свободы и истязание).

С решением СКП согласился уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов. По его мнению, "конфликт сам по себе исчерпан, а возбуждать еще уголовные дела – только лишние нервы трепать и родителям, и детям".

"Достаточно других возбужденных дел, в рамках которых вполне можно установить события, о которых рассказывают воспитанницы. Если что-то в процессе следствия будет выявлено, никто не ограничивает СКП в праве возбуждать другие уголовные дела", - цитирует Астахова агентство Интерфакс.

В результате разразившегося скандала Владимирская епархия отстранила от работы игуменью монастыря монахиню Георгию (Курчевскую) и архимандрита Петра (Кучера), духовника монастыря.

От должности был также отстранен директор Епархиальной школы-пансиона Виталий Рысев. Он с тремя экс-воспитанницами монастыря пришел в редакцию "Известий", где те рассказали о том, как с ними обращались.

Два подхода к воспитанию

По мнению Бориса Фаликова, сотрудника Центра изучения религий Российского государственного гуманитарного университета, в ситуации вокруг этого церковного скандала светские власти решили предоставить церкви возможность со всем разобраться самой.

"Думаю, что это связано с тем, что архимандрит Петр (Кучер) является фигурой очень заметной, харизматической. Он почитается как старец. Власти побоялись волнений среди верующих. Тем паче, что прецеденты были. Когда пошла вторая волна скандалов, то верующие выходили на улицу, устраивали пикеты, а этого власть всегда побаивается", - говорит эксперт.

Общественный резонанс, по его мнению, связан с тем, что сталкиваются два представления о воспитании детей.

С одной стороны, в монастыре продемонстрировали и традиционную модель воспитания, которая предполагает большую строгость и телесные наказания.

С такой моделью неизбежно входят в конфликт представления о воспитании, которые культивирует светское общество.

Новости по теме