Домашний арест хотят сделать жестче, но справедливее

  • 24 ноября 2010
Электронный браслет
Image caption Помещенных под домашний арест могут обязать носить электронный браслет

Депутаты Госдумы России намерены уточнить понятие домашнего ареста, чтобы эту меру чаще стали применять на практике - взамен помещения в следственный изолятор.

Как показывает статистика, несмотря на президентские поправки в УПК о смягчении меры пресечения для подозреваемых в экономических преступлениях, большинство подследственных после предварительного слушания отправляются напрямую в СИЗО.

Основанием для такого решения обычно служат опасения прокуроров, что обвиняемый может повлиять на свидетелей, уничтожить следы преступления или избавиться от имущества, на которое можно наложить взыскание.

Чтобы переломить эту тенденцию депутаты разработали пакет поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, уточняющий, что можно, а что нельзя делать человеку, находящемуся под домашним арестом.

По их мнению, когда домашний арест станет более эффективной мерой пресечения, подозреваемых по экономическим статьям сажать на время следствия станут реже.

В исключительных случаях

По словам одного из авторов инициативы депутата Андрея Назарова, поправки направлены на то, чтобы, с одной стороны, следователи не настаивали на заключении под стражу (будучи уверенными, что обвиняемый не сможет повлиять на ход следствия), а с другой - чтобы сам помещенный под домашний арест знал, как он должен себя вести, чтобы не попасть в изолятор.

По закону, до вынесения решения суда человек считается невиновным, и отправлять его в СИЗО, где условия содержания близки к тюремным, неправильно и даже рискованно, говорит Назаров.

Случаи, когда люди не выносят условий заключения в СИЗО, не редкость. В ноябре прошлого года в "Бутырке" скончался юрист Сергей Магнитский, которого обвиняли в налоговых преступлениях. В апреле в "Матросской тишине" умерла тяжелобольная предпринимательница Вера Трифонова, посмертно признанная виновной в мошенничестве.

После этих случаев, получивших широкий общественный резонанс, Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки, позволяющие освобождать тяжелобольных подследственных, смягчая им меру пресечения.

Сейчас депутаты предлагают и вовсе сделать арест до суда исключительной мерой, применяемой только, когда речь идет о тяжких преступлениях.

При этом нужно учесть и интересы людей, которые занимаются расследованием: об аресте чаще всего ходатайствуют, чтобы помешать подозреваемому скрыться или повлиять на следствие, считает Андрей Назаров.

В то же время все требования, которые есть у следователей к подозреваемому, можно удовлетворить, и не отправляя человека в СИЗО.

Без интернета, но не в СИЗО

На сегодняшний день закон не дает четкого определения, что такое домашний арест или освобождение под залог.

Может ли подозреваемый встречаться со свидетелями и потерпевшими? Можно ли ему говорить по телефону или общаться с журналистами? Имеет ли он право выходить - например, во внутренний двор дома или на территорию приусадебного участка? Точных ответов на эти вопросы закон не дает.

Если поправки в УПК будут приняты, можно будет в каждом индивидуальном случае оговаривать, что именно запрещено подследственному.

Например, если следователи опасаются, что он попытается повлиять на расследование с помощью интернета или телефона, суд сможет наложить запрет на выход во всемирную сеть или уточнить список прослушиваемых номеров, с которых или на которые подследственный сможет совершать звонки.

Кроме того, суд может назначить дополнительные меры контроля - например, видеонаблюдение за местом, где живет обвиняемый, или обязательное ношение электронного браслета, определяющего его местонахождение.

"Это, с одной стороны, уберет аргументы у следователя, который ходатайствует об аресте, а с другой, даст ему уверенность, что, не направляя подозреваемого в тюрьму, можно ожидать, что он не повлияет, не помешает, не скроется и будет являться, когда необходимо", - говорит один из авторов поправок.

При этом собираются четко прописать и ответственность за нарушение режима меры пресечения.

К примеру, если сидящий под домашним арестом встретился со свидетелем, это тяжкое нарушение, и, возможно, подозреваемого, действительно, следует направить в изолятор, уточняет Назаров. А если он просто вышел из дома в ближайшую аптеку, это нарушение незначительное.

"Шантаж свободой"

Критики предлагаемых поправок считают, что они дадут почву для злоупотреблений.

По их словам, принятие законопроекта лишь даст возможность предъявлять обвиняемым повышенные требования, в то время как в инициативе президента Медведева никаких дополнительных условий к подозреваемым не выдвигалось.

"Теперь получается, что если предприниматель пользовался интернетом, то можно его посадить", - цитирует Рейтер председателя "Бизнес-солидарности" Яну Яковлеву, участвовавшую в обсуждении законопроекта.

Предлагаемые правила она назвала "очередным полем для беспредела".

Поправки в УПК, запрещающие до суда арестовывать предпринимателей, действительно, практически не работают, подтвердил в интервью Би-би-си председатель Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций "Агора" Павел Чиков.

Для этого, по его словам, используются юридические уловки: например, иногда следователи специально неверно квалифицируют совершенные преступления, чтобы оно не попадало под президентские поправки.

"Одно и тоже преступление можно представить, с одной стороны, как экономическое - например, незаконное предпринимательство, а с другой стороны, можно представить как банальное мошенничество, то есть не экономическое, а имущественное преступление", - поясняет эксперт.

Например, говорит Чичиков, все думают, что Ходорковского и Лебедева обвиняют в экономических преступлениях, но им предъявлено обвинение в хищении, а оно не является экономическим с точки зрения уголовного права.

"Понятно, что для следствия более выгодно посадить человека в "клетку", чтобы он был посговорчивее и чтобы его можно было шантажировать свободой", - говорит эксперт.

Новости по теме