Лимонов: "Сурков прав, мы заразили Россию свободой"

  • 17 декабря 2010
Эдуард Лимонов
Image caption По мнению Лимонова, Владимир Путин стал вести себя осторожнее и высказываться менее резко

В интервью программе "Утро на Би-би-си" оппозиционный политик Эдуард Лимонов заявил, что согласен с заместителем главы кремлевской администрации Владиславом Сурковым, связавшим беспорядки на Манежной площади с акциями либеральной оппозиции.

Би-би-си: Во время "прямой линии" с россиянами, состоявшейся в четверг, Владимир Путин заявил, призывая уважать органы правопорядка, что, если их "вдруг не станет, то либеральной интеллигенции придется бороденку сбрить и самой идти воевать с радикалами". Некоторые наблюдатели уже связали эту фразу с вами. Как вы относитесь к такому персональному вниманию?

Эдуард Лимонов: Я абсолютно убежден, что это длится давным-давно, со времени моего выхода из-за решетки осенью 2003-го года. Такое внимание существует, с ним приходится жить. Мне нелегко все это тащить на себе, но тащу, что делать?

Би-би-си: На ваш взгляд, последняя телебеседа Владимира Путина с россиянами отличалась чем-то от тех, которые проводились до этого? Может быть, как-то меняется тональность, изменяются подходы?

Э.Л.: Вы знаете, Путин высказывается неровно. Не так давно он дал интервью журналисту Колесникову, в котором Путин говорил, что нас надо дубинками по башкам бить.

Вскоре после его интервью была очередная акция на Триумфальной, приуроченная к 31-му числу. Мы все приготовились, что нам достанется дубинкой по голове. Но самое удивительное, что по голове мы не получили.

Милицейское начальство больше не считает Путина, поскольку он является премьер-министром, верховным главнокомандующим. Они не исполнили его пожелание. Напротив, милиция вела себя достаточно осторожно.

Ему [Владимиру Путину] сказали, что он наговорил лишнего о башках и дубинах. Он ведь даже не говорил "дубинках", а "дубинах". Он стал осторожнее себя вести и высказывается не так резко.

Би-би-си: Но, тем не менее, и во вчерашнем выступлении Владимира Путина достаточно косвенно, и в интервью Владислава Суркова газете "Известия" более явно, были проведены параллели между теми событиями, которые вылились в беспорядки последних дней в Москве, и теми акциями, которая оппозиция, в том числе с вашим участием, проводит по 31-м числам на Триумфальной площади и не только. Как вам такие параллели?

Э.Л.: Владислав Сурков выразился точнее всех. Он сказал, что "11-ое число произошло от 31-го". Он имел в виду, что беспорядки 11-го декабря на Манежной площади порождены выступлениями на Триумфальной. В этом я совершенно с ним согласен. Здесь он [Сурков] абсолютно прав: мы заразили Россию свободой. Я, например, этим горжусь.

Другое дело, что каждый в меру своей натуры истолковывает эту свободу, и, безусловно, я не ответственен за то, что происходило на Манежной. Я не хотел бы, чтобы мои призывы к мирным собраниями воспринимали таким образом.

Но, тем не менее, люди в России осмелели, они изменились, заявляют, что с нами так себя вести нельзя.

Эта инициатива масс, конечно, может многим не нравиться. Она якобы непорядочна – "Россия для русских" и прочее. Но все же это инициатива, люди не боятся. Они не боятся и в других областях: происходит все больше митингов.

Мы дали отличный пример почти два года назад. Я ей-богу считаю, что все правильно. Если Сурков зол, а он очень зол, это очень хороший показатель моей лично политической работы.

Мы правильно нашли болевой нерв, а они [российские власти] не выдержат столкновений с народом. Здесь даже не надо огромной массы, а хватает всего несколько человек, чтобы вывести их из равновесия.

Новости по теме