Константин Косякин: я встретил 2011 год в бетонном мешке

  • 11 января 2011
Милиционер проверяет документы у пикетчика в защиту задержанных
Image caption Сторонники задержанных сразу после ареста проводили пикеты в их защиту

Один из организаторов предновогоднего митинга оппозиции на Триумфальной площади, координатор оппозиционного движения "Левый фронт" Константин Косякин в понедельник вышел на свободу после 10 суток административного ареста.

Би-би-си: Здравствуйте Константин Георгиевич. Скажите, как вы себя чувствуете?

Константин Косякин: Удовлетворительно чувствую себя, спасибо.

Би-би-си: Ваш арест длился 10 суток, по решению суда Борис Немцов и Эдуард Лимонов остаются еще под арестом, у них 15 суток ареста. Как суд объяснил разницу в мерах наказания?

К.К.: Я скажу свою версию, чтобы люди знали ситуацию. Во-первых, я, Лимонов и Буковский являемся заявителями несанкционированного митинга на Триумфальной площади по стратегии 31. Это причина, по которой нас задерживают. Мы заявляем, нам отказывают, но мы выходим.

31 числа я ровно в 6 часов вечера вышел из станции метро Маяковская. Буквально два шага сделал, посмотреть что там происходит на площади Маяковского, чтобы понять, какая обстановка, и тут же увидел массу милиции. Народу у входа практически не было, все было зачищено.

Я сделал два шага вперед, в мою сторону рванулась группа милиционеров, я сделал шаг вперед, думал они сзади меня хотели куда-то пройти, но они подскочили, ничего не объясняя вывернули руки, пригнули меня и потащили в автобус без предоставления удостоверения, не объясняя причины, хотя по закону они должны это сделать, и потащили в омоновский автобус.

Я специально ничего не выкрикивал, не говорил лозунги, как мы обычно это делаем. В этот раз я планировал, что если меня и возьмут, то по статье 22, просто как участника несанкционированного митинга, она только штраф предусматривает.

А если начинаешь сопротивляться милиции, что-то выкрикивать, это уже статья 19 – неповиновение.

Я ничего не выкрикивал, специально ничего не делал, тем не менее меня в автобус затащили, полтора часа там продержали.

Потом был суд, доставили в ОВД сначала и протоколы составили. Я, когда прочитал протоколы, там была такая написана ахинея, что называется, что вроде я якобы и кричал и сопротивлялся, бил милицию ногами, чуть погоны не срывал с них, орал там, призывал к штурму площади Маяковского, людей агитировал чуть ли не за свержение власти. Такое было написано, самый настоящий донос и клевета.

Би-би-си: Что вы скажете на упреки со стороны власть предержащих, которые говорят что оппозиционеры, постоянно выходящие на Триумфальную площадь, подобные вам, специально делают это, чтобы быть задержанными, чтобы создать себе политическую рекламу.

Image caption На Триумфальной в предновогоднюю ночь задержали более 50 человек

К.К.: Почему специально? У нас законные требования провести на площади Маяковского митинг, поскольку мы имеем полное право в соответствии с 31 статьей Конституции и ничего противозаконного не делаем.

Тем не менее нам два года препятствовали, велосипедисты, автомобилисты, доноры были, нам ни под каким предлогом не согласовывают, и сейчас там забор стоит искусственно совершенно, чтобы только мы не проводили митинг.

Поэтому мы, когда выходим туда 31 числа, мы даже не планируем там что-то выкрикивать, нет у нас ни звукоусилителей, ни флагов, мы просто мирно выходим туда.

Прийти туда и выразить такой свой молчаливый протест и совершенно мы не идем на то, чтобы провоцировать. Власть сама провоцирует, потому что вы поняли эту ситуацию, они тут же начинают нас хватать, притом совершенно незаконно, судят нас тоже незаконно, фактически по доносам милиции. Когда я прочитал то, что они пишут, это самый настоящий донос и клевета и мы будем подавать в суд.

Би-би-си: Как прошла встреча Нового года в СИЗО?

К.К.: Встреча нового года … меня поместили туда, я находился рядом с Немцовым в камере, это такой бетонный мешок, где просто один деревянный настил, ничего там не было, не лежало ни матрасов, ничего.

Нас бросили туда и все. Нас закрыли туда и больше ничего не было. В туалет, только когда достучишься тебя выпускали, и где-то сквозь сон в 12 часов, ну, милиция где-то отмечала, видно, там вдали, я просто услышал звон курантов, тиканье 12 раз, перевернулся на другой бок и продолжал спать.

Media playback is unsupported on your device

Би-би-си: То есть какой-нибудь дополнительной порции тюремного супа не досталось?

К.К.: В этом СИЗО в ОВД, где мы находились, в Тверском, там вообще не положено ничего давать. Если кто-то передаст что-то, хорошо; нам воду передали, бутерброды, куски хлеба передали. Это единственное что было, милиция там не кормит, пыточные условия там в принципе...

Никто не передаст, ты будешь голодным сидеть. Так что Новый год банально прошел.

Два дня я там просидел до второго числа. В спецприемнике куда нас после суда помещают, там намного лучше условия, намного условия человечнее надо отметить, а милиция, которое ОВД Тверское, это самые настоящие гестаповские застенки.

Хорошо еще, что пытки не применяют к нам, пока мы там сидим.

Новости по теме