Откровения Васильевой останутся без последствий?

  • 14 февраля 2011
Судья Данилкин Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption По словам помощницы Виктора Данилкина судья находился под давлением

"Дело Ходорковского и Лебедева" в понедельник получило новый оборот.

Помощница судьи Виктора Данилкина Наталья Васильева в интервью интернет-изданию "Газета.ру" рассказала, что суровый приговор, который огласил ее шеф, был написан не им, и что Данилкин в течение всего процесса находился под давлением.

Эксперты, к которым Русская служба Би-би-си обратилась за комментариями, по-разному оценивают слова Васильевой и возможные мотивы ее поступка. При этом все они уверены, что на судьбе опальных бизнесменов случившееся вряд ли скажется.

В конце концов, как напомнил адвокат Ходорковского Вадим Клювгант, "все это неоднократно вслух говорилось: и что суд не является независимым, и что судья находится под внешним давлением, что приговор не является его продуктом".

Правда теперь заявления адвокатов и правозащитников подтверждает человек, наблюдавший работу Хамовнического суда изнутри.

"Исключительно материалы дела"

Тем не менее, председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов уверен, что "для дела Ходорковского и Лебедева это никаких последствий иметь не может".

"Дело находится на стадии кассационного обжалования, когда принимаются в рассмотрение только материалы дела", - сказал он в интервью Русской службе Би-би-си.

1 февраля президент Дмитрий Медведев поручил Совету по правам человека создать комиссию юристов для независимой экспертной оценки "дела ЮКОСа".

По словам Федотова, комиссия "только формируется", но и, будучи сформирована, вряд ли рассмотрит заявление Васильевой.

"Думаю, что нет, - сказал Федотов в ответ на вопрос, намерены ли члены будущей комиссии заслушать Васильеву. - Комиссия, в которую я входить не буду, поскольку не являюсь специалистом в области уголовного права и процесса, будет изучать исключительно материалы дела, а не интервью, какими бы они ни были важными".

По существу сказанного Васильевой советник президента от комментариев воздержался. По его мнению, возможны оба варианта: что "это исповедь искреннего человека, обеспокоенного ситуацией, которая сложилась в нашей судебной системе", и что "все это вранье".

"Необходим судебный процесс"

Член независимого Экспертно-правового совета юрист Сергей Насонов напоминает, что утверждения Васильевой могут возыметь правовые последствия в одном случае: если они будут подтверждены в ходе судебного разбирательства.

"Без проверки этого заявления, серьезнейшей проверки, в принципе говорить о каком-либо справедливом кассационном рассмотрении дела Ходорковского не приходится", - заявил он Русской службе Би-би-си.

"Сомневаюсь в том, что это разбирательство будет объективным", - добавил Насонов.

Виктор Данилкин уже заявил, что готов возбудить против своей сотрудницы дело по обвинению в клевете.

Эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин также полагает, что "необходим судебный процесс, и в ходе судебного процесса устанавливать факт за фактом".

"Честь судейской корпорации затронута, удар по судебной власти очень серьезный", - добавил он.

Впрочем, Павел Салин и без судебного процесса уверен, что все случившееся - "защитная пиар-кампания команды Ходорковского".

Ему кажется подозрительным, что откровения Натальи Васильевой последовали через две недели после решения Дмитрия Медведева создать независимую экспертную комиссию.

"Данный скандал напрямую связан с работой экспертной комиссии, - рассуждает эксперт. - Зачем она учреждается? Чтобы использовать ее выводы, которые, будут, возможно, невыгодны суду, с целью информационного давления на судебную власть".

Разбираться или замять?

Впрочем, до разбирательства дело может и не дойти. По российским законам, за "клевету" можно получить до трех лет лишения свободы, а доказать в суде свою правоту тем, кто вздумал "бодаться с дубом", как показывает практика, почти невозможно.

Image caption Милиционер изменил показания, данные им в пользу Ильи Яшина

Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева, по мнению наблюдателей, прямо подсказала Васильевой, что ей надлежит делать, предположив, что та скоро откажется от своих слов.

Именно так поступили в прошлом году милиционеры, на интервью с которыми основывалась статья в журнале New Times "Рабы ОМОНа", а буквально на днях - милиционер Артем Чарухин, который сперва дал в суде показания в пользу задержанного на митинге 31 декабря оппозиционера Ильи Яшина, а затем изменил их.

Сергею Насонову такое развитие событий кажется весьма вероятным.

"Хотя есть лица, в том числе и судьи, та же самая [бывшая судья Московского городского суда Ольга] Кудешкина, которые несмотря ни на что от своих слов не отказались. Если будут названы конкретные факты, конкретные фамилии, конкретные обстоятельства, то замолчать все это, заставить, так сказать, забрать заявление, будет гораздо сложнее. Я все-таки надеюсь, что некое объективное рассмотрение или проверка этого будет", - заявил он.

Народ осмелел?

Насонов обратил внимание на то обстоятельство, что последнее время с критикой и разоблачениями по разным поводам стали выступать не только "статусные оппозиционеры", но и "люди системы".

"Раньше таких заявлений вообще не было. Какие-то есть все-таки позитивные изменения. Люди обращаются к средствам массовой информации. Появилась некая уверенность, что если общественное внимание будет привлечено к этим моментам, в какой-то степени правосудие, может быть, и свершится", - заявил он.

По мнению Павла Салина, активная часть общества пока не столько дистанцируется от власти, сколько стремится заключить с ней новый социальный контракт.

"Конечно, ситуацию с Волочковой, или с номинированием на Госпремию арт-группы "Война" не стоит напрямую пристегивать к ситуации с "делом Ходорковского", - считает он. - Но очевидно, что творческий цех, который хранил лояльность власти в нулевые годы и требовал за это не очень много, посылает сигнал: если раньше мы были лояльны за три копейки, то теперь это будет стоить десять копеек, а то и полтинник".

Новости по теме