Пресса России: "русский ваххабит" и его воспитанницы

  • 16 февраля 2011

В обзоре российских газет:

"Раздобудько и его жена нашлись сами"

Газеты много пишут об исполнителях двух взрывов в дагестанском селе Губден. Сообщают, что смертники унесли жизни двух человек, ранения получили еще 27. Как заявили следователи, смертники - это так называемый "русский ваххабит" Виталий Раздобудько и его подруга Мария Хорошева, подозреваемые в попытке организовать теракты в Москве.

Первый взрыв прогремел в понедельник в 7 часов вечера. Женщина направлялась к поселковому отделу милиции, рассказал "Известиям" глава пресс-службы МВД Дагестана Вячеслав Гасанов. На КПП ее остановили, и она привела в действие взрывное устройство

Солдат внутренних войск погиб на месте, пятерых его товарищей доставили в Центральную районную больницу с тяжелыми осколочными ранениями.

Спустя четыре часа на место происшествия попыталась проехать "Лада Приора", водитель не предъявил проверяющим документы, а привел в действие взрывное устройство, мощный взрыв убил 22-летнего инспектора Джамала Сулейманова и ранил еще 22 человека.

"По предварительным данным, в ходе осмотра фрагментов тела одного из террористов-смертников визуально опознана Мария Хорошева, супруга Виталия Раздобудько, - сообщил "Известиям" официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин. - Ранее она была объявлена в розыск в связи с расследованием уголовного дела о взрыве 31 декабря прошлого года в гостиничном номере Спортивно-стрелкового клуба Военно-охотничьего общества на улице Головачева в Москве".

"Московский комсомолец" строит предположения относительно того, почему Виталий Раздобудько и его жена предпочли умереть на Кавказе?

"Разыскиваемые за подготовку терактов, которые должны были состоятся в новогоднюю ночь в Москве, Виталий Раздобудько и его жена Мария Хорошева, похоже, нашлись сами, - иронизирует газета. - По предварительной информации, именно они стали террористами-смертниками, которые атаковали в понедельник вечером сотрудников милиции в Дагестане".

Издание обращает внимание на то, что правоохранительные органы знали о местонахождении Марии Хорошевой.

"Примечательно, что, по данным спецслужб, Раздобудько и Хорошева действительно скрывались от розыска в горном Дагестане. Кстати, на руках у Хорошевой, пока она была в розыске, помимо ее собственного новорожденного ребенка, находился и двухлетний сын кураторши шахидок, сидящей сейчас в следственном изоляторе "Лефортово", Зайнап Суюновой", - пишет "МК".

"Московский комсомолец" напоминает: село Губден является родным селом Магомедали Вагабова, возглавлявшего даргинские джамааты и убитого в ходе спецоперации прошлым летом, а его полевая жена Марьям Шарипова весной 2010 года взорвала себя на станции метро "Лубянка".

"Коммерсант" прямо пишет: "Силовикам так и не удалось предотвратить теракт, подготовленный русским ваххабитом Виталием Раздобудько".

"При этом силовики не исключают, что последовавший практически сразу за первым второй взрыв совершил уже сам Раздобудько (общее число пострадавших при двойном теракте составило 27 человек). Если же второе предположение не подтвердится, то следует ожидать новых атак со стороны воспитанников ваххабита, который слывет умелым инструктором по подготовке смертниц", - предупреждает "Коммерсант".

Кто же нужен государству?

Дмитрий Медведев провел совещание с сотрудниками центров переподготовки кадров в подмосковном Краснознаменске. "Известия" пишут, что президент призвал развивать современные варианты трудоустройства безработных граждан, поощряя их на открытие своего дела.

На совещании выяснилось, что общее количество участников антикризисных региональных программ по борьбе с безработицей - около двух миллионов. Из них почти полтора миллиона человек приняли участие в общественных или временных работах. Получить новую или смежную специальность смогли 138 тыс. человек, находящихся под угрозой увольнения.

А собственное дело - в рамках программы самозанятости - в прошлом году в целом по стране открыли 199 тыс. безработных.

Про дисбаланс в подготовке кадров говорил министр труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан Айрат Шафигуллин. Он даже предложил ввести в школах должность педагога-профориентатора, который бы "строил карьеру каждого школьника, подбирая учебные предметы".

"Я неоднократно говорил - нашим вузам пора прекращать выпускать экономистов и юристов, - цитирует газета Медведева. - У нас их бесконечно много. Рынок труда насыщен. Поэтому от того, как будет устроена профориентация, очень многое зависит. Государство должно задавать приоритеты - кто нужен государству".

В 1950-е годы был кинут клич - нужны инженеры. И страна получила большое количество талантливых людей, пишет газета.

Цензура по-белгородски

"Комсомольская правда" рассказывает, что в Белгороде запретили спектакль Гришковца как "духовно опасный" для жителей области.

Пьеса о любви мужчины и женщины почему-то не вписалась в принятый в области "закон о духовной безопасности". На днях в институте искусств собрали худсовет и все спектакли "Новой сцены" заклеймили как "духовно небезопасные" (кроме Гришковца, это произведения Андрея Крупина, Ивана Вырыпаева и др.).

Представители худсовета комментировать свое решение отказались. Гришковец же написал в своем блоге: "Действия белгородских чиновников, администрации вуза опережают время. Они... невежественные люди, которые не читали мою пьесу и пьесы других авторов. Поэтому они не знают, что в "Планете" нет ни одного матерного слова - это пьеса о любви... Впрочем, наличие мата - не повод закрывать постановки".

"Новая газета" прямо называет ситуацию "скандалом" и пишет: "Белгородские чинуши ввели цензуру театральных текстов".

Ректор Белгородского института культуры и искусств (БелГИКИ) Ирина Игнатова запретила ставить в студенческом театре ряд современных пьес, в число которых попали "Кислород" Ивана Вырыпаева, "Планета" Евгения Гришковца и "Свободная пара" Дарио Фо.

В Белгородской области не первый год действует "закон о духовной безопасности", на основании которого уже запрещались культурные мероприятия, в частности, рок-концерты, контролировалась работа ночных клубов.

На основании закона был отменен День святого Валентина и Хеллоуин, теперь - спектакли о любви, которые должны были быть показаны 14 февраля на сцене студтеатра. Тексты нобелевского лауреата Фо, Вырыпаева и Гришковца были признаны "духовно опасными".

"Запрещенные авторы" комментируют случившееся для "Новой". Евгений Гришковец говорит, что запрет на "Планету" был подан общим списком, в который попали разные современные драматурги.

"Ясно, что запрещающие "Планету" не читали текст, исходили из того, что все современные тексты для театра содержат мат и сцены насилия. Это не так. "Планета" - целомудренный текст о любви. Запрет говорит о невежестве тех, кто занимается культурой на местах", - считает автор.

Иван Вырыпаев говорит, что у нас в стране курса на движение к демократии пока никто не отменял, поэтому и запрещать тексты в ней можно, только если они содержат признаки фашизма, национализма, оскорбления религиозных прав, призыва к насилию.

"Мне, конечно, очень лестно, что я попал в один ряд с Дарио Фо, но, насколько я знаю, ни у кого из нас в текстах ничего подобного нет. Поэтому вся эта местная инициатива есть грубое нарушение прав личности. И Гришковец, и я - мы много работаем в Европе, и мне очень не хотелось бы, чтобы туда дошла весть об этом запрете, это бросило бы тень прежде всего на нашу страну", - сказал Вырыпаев "Новой газете".

Обзор подготовила Ольга Караулова, Служба мониторинга Би-би-си