Россия создает единый архив Великой Отечественной войны

  • 5 апреля 2011
Дело пленного германского военнослужащего в российском военном архиве Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Среди документов, которые, как ожидается, будут переданы Росархиву - личные дела немецких военнопленных.

Российское министерство обороны планирует передать федеральному архивному агентству до 2016 года около 10 миллионов архивных дел периода Великой Отечественной войны.

С просьбой рассказать об этом подробнее Би-би-си обратилась к главному специалисту-эксперту отдела комплектования и документационного обеспечения управления Росархива Сергею Мякушеву.

Би-би-си: Что это будут за документы, куда они попадут?

Сергей Мякушев: У нас существует договор с Министерством обороны о депозитарном хранении документов военного ведомства сроком на 75 лет. Депозитарное хранение - это хранение ведомством документов сверх того срока, который установлен законом. Для федеральных структур закон - 15 лет. Для некоторых ведомств сроки другие. Для Минобороны срок установлен в 75 лет.

Учитывая, что министерство обороны хранит документы с 1941 года, [...] в позапрошлом году начались разговоры о том, что надо бы готовиться к передаче документов на государственное хранение.

Росархив не располагает, как говорится, излишними зданиями, складами для хранения этих документов. А понятно, что за период войны документов накопилось очень много. По подсчетам подольского архива, это 9 800 тысяч только дел. А сколько в них документов, никто не считал. В каждом деле их может быть по 300-400, скажем, листов приказов.

В процессе обсуждения сложилось мнение, что надо делать отдельный архив, архив Великой Отечественной войны. [Министр культуры Александр] Авдеев и [министр обороны Анатолий] Сердюков обратились к президенту РФ с предложением о создании такого архива и было принято политическое решение, президент это поддержал. Точно такое же обращение было к Путину, и председатель правительства тоже это поддержал.

Но поддержка это дело хорошее, а самое главное - построить здание. 10 миллионов дел вложить в какую-то каморку не получится. И тогда начались переговоры конкретно, где строить. Наиболее оптимальный вариант - разместить архив на этой же площади [на территории архива Минобороны в Подольске].

Сейчас идет оформление всех документов. Это довольно сложная процедура. Чтобы создать федеральный архив, нужно постановление правительства, плюс нужны документы распорядительного характера на уровне правительства о строительстве здания.

Там получается по довольно грубым прикидкам около пяти миллиардов рублей - чтобы построить комплекс зданий. 10 миллионов [дел] чтобы вместить в одно здание - даже опыта такого нет. [...] Мы хотели сделать это к 70-летию Победы.

Би-би-си: Будет ли снят гриф секретности с военных документов?

С.М.: Полностью рассекретить очевидно не удастся. Секретных документов осталось от войны очень много. Совсем секретные документы, конечно же, останутся. Останутся секретными документы разведки и оперативные документы. Сами понимаете, война была очень многоплановая и там, наверное, нельзя вот так сразу - раз! - и все рассекретить.

Хотя, надо сказать, что был приказ Сердюкова несколько лет назад о рассекречивании. И, учитывая, что несколько миллионов дел было рассекречено, архив по-прежнему работает в режиме исполнения этого приказа. По обращению пользователей эти документы рассекречиваются.

Би-би-си: Будет ли как-то организована работа по публикации поступивших в Росархив документов? Может быть в электронном виде...

С.М.: Вы понимаете, что такое "опубликовать", это же надо, чтобы это кто-то набрал [...]. Вот для того, чтобы облегчить участь военных архивистов, министерством обороны были выделены деньги на оцифровку наиболее спрашиваемых документов. Сначала были оцифрованы все документы, касающиеся потерь. Занималась этим не военная и даже не государственная организация. Вы сами, наверное, видели в интернете - Обобщенный банк данных "Мемориал". Вот это результат.

А потом точно из тех же самых побуждений Минобороны выделило деньги на оцифровку оперативных документов. Они начали было оцифровку, но сейчас, по-моему, остановили. Не справляются. Это довольно большая нагрузка даже не столько на исполнителей, сколько на сам архив. Потому что это надо вытащить дело, принести, отправить, потом получить обратно, проверить, все ли там на месте, отнести в хранилище, поставить на место...

Начали тоже очень активно (насколько мне известно, уже полностью завершили работу за 1941 год) оцифровку наградных документов [...] Эти акции, конечно хороши, но это в общем-то паллиатив, потому что все оцифровать конечно невозможно.

Даже не потому что это безумные затраты. Это особо и не нужно. Многие вещи спрашиваются крайне редко. Многие документы даже в обычных архивах не вызывают пока ни у кого интереса. Потом они скорее всего вызовут, но лежат они пока себе 50, 100, 200 лет, и их никто не изучал. Это обычное дело.

Но для нас это стало знаковым явлением. Я общаюсь с разными людьми, с историками, в том числе и живущими далеко от архивных центров. И они уже воспринимают архив как архив оцифрованный, доступный в интернете. Именно благодаря вот этим акциям министерства обороны.

Если мы можем получить какие-то сведения, находясь где-нибудь на Камчатке, из Подольска благодаря интернету, то почему мы не можем получить и другие сведения? У нас таких проектов в системе Росархива практически нет. У нас оцифрованы многие документы, был крупный проект, который осуществлял бывший партархив. Это оцифровка документов Коминтерна, но это был международный проект, там были довольно большие деньги и занял он много лет.

Но многие ли интересуются Коминтерном? Наверное, немногие. А вот потерями в войне интересуются многие. Наверное, скоро к миллиарду уже подойдет количество обращений. Поэтому создание такой системы удаленного доступа будущего федерального архива уже на самой ранней стадии обсуждения нашло свое отражение.

Мы, когда получили принципиальное согласие президента, получили и вопрос: "как он будет выглядеть?". Росархив заложил в это дело с согласия архивной службы Минобороны создание крупного серверного центра, в котором будут храниться все оцифрованные документы периода войны.

Би-би-си: В будущий федеральный архив Великой Отечественной войны войдут документы из еще каких-нибудь архивов?

С.М.: Кроме вот этих десяти миллионов документов военного ведомства, у нас есть довольно большой фонд, где-то около четырех миллионов дел - документы главного управления по делам военнопленных и интернированных. Это фонд НКВД. Он хранится в военном архиве. Это дела немецких военнопленных.

Они тоже, как вы сами понимаете, имеют прямое отношение к Великой Отечественной войне. Возникла идея передать эти документы туда, в военный архив. Кроме того, это пока тоже еще только обсуждается, возможно, туда будет передан фонд Государственного комитета обороны. Это был настолько надведомственный орган...

Сейчас ГКО лежит в архиве социально-политической истории, бывшем партархиве. Не исключено, что этот фонд тоже будет целиком передан в архив Великой Отечественной войны. Туда же будут переданы все трофейные документы, которые находятся на федеральном хранении.

Однако пока еще денег на строительство нет, у нас еще есть время для обсуждения будущего архива. Потом, когда выделят деньги, будет уже не до этого, надо будет строить.

Это будет крупнейшее хранилище, концентрирующее наиболее информативные документы. У нас достаточно много документов по истории Великой Отечественной войны и в федеральных архивах, и в архивах субъектов федерации, но эти будут самые информативные.

Плюс ставка на удаленный доступ, то есть крупный серверный центр, который вберет в себя все то, что уже оцифровано, включая ОБД "Мемориал", наградные документы, оперативные документы, которые уже оцифрованы. И эта работа продолжится. Надо выводить архив на современный уровень доступа.

Новости по теме