Ближний Восток: "Рычагов воздействия у Москвы мало"

  • 7 апреля 2011
Президент России Дмитрий Медведев и король Иордании Абдалла Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Иордания уже приняла участие в военной операции в Ливии

Мирное посредничество будет способствовать стабилизации ситуации в арабских странах, заявил президент России Дмитрий Медведев на встрече с королем Иордании Абдаллой.

В марте в Москве побывали глава Палестинской Национальной администрации Махмуд Аббас и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и провели переговоры с российским лидером. Три эти встречи проходили на фоне осложнения ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в частности, в Ливии.

Специалист по Ближнему Востоку Елена Супонина, кандидат философских наук и обозреватель газеты "Московские новости", в интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Александре Семеновой рассказала, какие цели преследует Россия в своей ближневосточной политике и чего ей уже удалось добиться.

Би-би-си: Чем продиктован выбор сроков визита иорданского короля в Россию именно сейчас, в контексте напряженной ситуации на Ближнем Востоке?

Елена Супонина: Первые мысли в связи с визитом короля Иордании Абаллы в Москву о том, что он приехал обсуждать беспокойную ситуацию на Ближнем Востоке. Отчасти это так. И та же Иордания объяснит свою позицию в связи с Ливией, поскольку королевство стало третьей арабской страной, которая выразила решимость отправить на север Африки свои истребители. До сих пор это сделали только Катар и Объединенные Арабские Эмираты.

И король Иордании может даже поблагодарить Россию за ее позицию по отношению к Ливии в Совете Безопасности ООН. Потому что Москва не применила свое право вето, когда шло голосование по резолюции 1973. И в этом смысле позиции короля Абдаллы и Дмитрия Медведева почти совпадают, а вот с премьер-министром Владимиром Путиным, с которым также встречается король, может возникнуть некий спор, потому что, судя по заявлениям российского премьера, он более негативно, чем президент, относится к операции в Ливии.

Би-би-си: Дмитрий Медведев в ходе встречи с королем Абдаллой заявил, что ситуацию в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки удастся стабилизировать благодаря усилиям международных посредников. Кого Россия видит в качестве этого посредника - себя? Иорданию?

Е.С.: Россия себя видит посредником в урегулировании этих проблем. По крайней мере, в Москве раздаются голоса о том, что Россия должна активизировать свои усилия на Ближнем Востоке, и как раз в роли посредника более-менее нейтрального Москва могла бы выступить. Но это отчасти - выдавать желаемое за действительное, потому что реально рычагов воздействия на ситуацию у Москвы очень мало, она нуждается в союзниках.

[В их число могла бы войти] та же Иордания, к примеру... А в конце прошлого месяца в Москве был глава МИД Саудовской Аравии. Вот эти страны могут участвовать в решении многих проблем, хотя и в Иордании было неспокойно, и там были демонстрации. Но в то же время эта страна пока остается одной из самых стабильных.

Основная мысль, которая звучит в Кремле сегодня, и которую разделяют арабы, [состоит в том], что решать проблемы на Ближнем Востоке должны сами арабы и более-менее нейтральные посредники. То есть надо как можно старательнее избегать иностранного военного вмешательства.

Есть пример Бахрейна, где соседние монархии помогли королю справиться с протестами. Или, например, сейчас те же арабские страны предпринимают посреднические усилия в урегулировании конфликта в Йемене.

Би-би-си: Мартовские встречи президента России с главой Палестинской Национальной администрации Махмудом Аббасом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху можно оценивать лишь в контексте урегулирования палестино-израильского конфликта?

Е.С.: Проблему Палестины нельзя рассматривать в отрыве от всего происходящего на Ближнем Востоке. Я встречалась в Москве с Махмудом Аббасом сразу после его переговоров с Медведевым. Он мне рассказал, что очень большое внимание было уделено обсуждению ситуации в регионе в целом.

Сейчас мысли и Москвы, и арабов о том, что нельзя под шумок отодвинуть на задний план решение палестинской проблемы. Потому что если она не будет урегулирована, это может подлить масла в огонь общей ситуации в регионе. И, насколько мне известно, король Абдалла перед вылетом в Москву провел телефонный разговор с Махмудом Аббасом, а это показатель того, что проблема Палестины и сейчас обсуждается на переговорах в Москве.

Кроме того, в апреле должно состояться важное заседание квартета ближневосточных посредников на уровне глав МИД, в нем должен участвовать Сергей Лавров. По слухам, Россией там будут выдвинуты важные инициативы, суть которых сводится к тому, что надо поскорее создавать Палестинское государство.

Би-би-си: Вернемся к теме урегулирования ситуации в Ливии. Россия критикует военное вмешательство во внутренние дела этой страны. А есть ли у нее возможности оказать давление на Североатлантический альянс с тем, чтобы свернуть операцию в Ливии? Или Россия не заинтересована в осложнении отношений с НАТО?

Е.С.: Россия не будет оказывать давления на альянс, а может предложить сделать акцент на посреднических и переговорных усилиях. То есть в Ливии еще есть шанс проведения переговоров между оппозицией и теми, кто находится рядом с Муаммаром Каддафи. Насчет самого Каддафи я более чем уверена: он у власти не останется и оставаться не должен. Но вокруг него есть люди, которых, может быть, не надо сбрасывать со счетов. Это и политики, и чиновники.

Если удастся провести такие переговоры, то, может быть, получится договориться без продолжения бомбардировок. В этом заинтересованы и некоторые западные страны, так что здесь можно обойтись и без давления.

И кроме того, я хочу напомнить, что военная операция на севере Африки проводится не только силами альянса НАТО. В ней участвуют и некоторые арабские страны, и это показательно.

Новости по теме