За препятствие работе журналиста - шесть лет тюрьмы

  • 12 апреля 2011
Газета с фотографией Кашина Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption "В России журналист не воспринимается как лицо, которое выполняет общественный долг"

Препятствие работе журналиста должно считаться тяжким преступлением, полагает председатель Совета при президенте РФ по содействию развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

В поправках, подготовленных Советом к статье 144 УК РФ, предлагается увеличить максимальную меру наказания за это преступление с двух до шести лет лишения свободы.

Таким образом "препятствование законной профессиональной деятельности журналиста" перейдет в разряд тяжких преступлений.

А это, как рассчитывают авторы поправок, поможет, в свою очередь, повысить раскрываемость подобных преступлений, поскольку следователи больше заинтересованы в раскрытии именно тяжких преступлений.

“За тяжкие преступления люди, которые их расследуют, получают какое-то продвижение по службе. На незначительные преступления никто не обращает внимания. Мы полагаем, что именно за счет усиления ответственности можно будет добиться повышения раскрываемости и уровня реагирования правоохранительных органов на преступления против журналистов”, - рассказал в интервью Русской службе Би-би-си Михаил Федотов.

В год по одному делу

По словам Михаила Федотова, несмотря на многочисленные нарушения прав журналистов, уголовные дела по статье 144 заводятся очень редко.

Каждый месяц совершается порядка 10 подобных преступлений, однако в год возбуждается максимум одно дело. Итого за 20 лет – то есть за всю историю существования статьи 144 в Уголовном кодексе - лишь 18 уголовных дел завершились вынесением приговора.

“К сожалению, эта норма работает крайне плохо, практически не работает. Пока на сегодня эти дела находятся в ведении полиции, но если поправки будут приняты, то этими делами будет заниматься Следственный комитет России”, - поясняет Михаил Федотов.

Однако, как рассказал в интервью Русской службе Би-би-си директор Института проблем информационного права Андрей Рихтер, такие поправки вряд ли смогут коренным образом изменить ситуацию.

“На мой взгляд, увеличение срока наказания никоим образом не повлияет на эффективность применения этой статьи, потому что здесь главное решение находится в политической плоскости. Необходимо понимание того, что преступление против прав журналиста – это не просто преступление против прав конкретного гражданина конкретной профессии, а преступление против государства и против всего общества. Такого понимания в России нет”, - говорит Андрей Рихтер.

Почему статья не работает

Однако, по словам Андрея Рихтера, на эффективность применения статьи влияет и ее формулировка: "К сожалению, сформулирована она таким образом, что не позволяет во многих случаях нарушения прав журналистов использовать эту статью против нарушителей. Эта статья должна быть либо более лаконичной и говорить о любом нарушении прав журналиста, либо более подробной".

В статье 144 говорится о "принуждении журналистов к распространению информации" и "принуждении к отказу от распространения" какой-либо информации, хотя очевидно, что это лишь только несколько возможных вариантов "воспрепятствования деятельности журналистов".

По словам Андрея Рихтера, из статьи также должно быть понятно, что "умысел в данном случае - не просто нарушение прав журналиста, а такое нарушение прав журналистов, которое бы соответствовало замыслу ограничить свободу печати и свободу прессы в России".

Однако, по общему мнению специалистов в области законодательства о СМИ, главная причина того, что в России права журналистов защищаются слабо, заключается в отсутствии понимания, что журналист действует в интересах общества.

"К сожалению, журналист не воспринимается ни гражданами, ни политической системой, ни правоохранительными органами как лицо, которое выполняет общественный долг, а воспринимается как лицо, которое зарабатывает деньги тем, что пишет статьи и снимает репортажи. И такое представление о журналистике укрепляется в последние годы", - сказал в интервью Русской службе Би-би-си Андрей Рихтер.

Виноваты сами журналисты?

Усугубляет ситуацию, по словам Михаила Федотова, еще и правовая неграмотность журналистов, которые зачастую даже не пытаются защищать свои права в суде.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption После митингов 31 числа журналисты не обращаются в правоохранительные органы

К примеру, по словам Михаила Федотова, после почти любого из митингов оппозиции 31 числа, те журналисты, работе которых препятствовала полиция, должны были бы обратиться в правоохранительные органы и потребовать возбудить уголовное дело.

Однако после митингов на Триумфальной площади таких обращений от журналистов и руководителей СМИ не поступает.

Один из самых громких случаев произошел с журналистом Газеты.Ru Александром Артемьевым, когда ему после митинга оппозиции 31 мая 2010 года в ОВД "Замоскворечье" сломали руку. Однако журналист был на акции как частное лицо, и, следовательно, статья 144 УК в этом случае была неприменима.

Как рассказал Михаил Федотов, несмотря на болезненность вопроса защиты прав журналистов, до сих пор не существует описания практики применения этой статьи.

По следам жестокого избиения обозревателя "Коммерсанта" Олега Кашина было возбуждено уголовное дело по статье "покушение на убийство".

Главным мотивом нападения считается профессиональная деятельность журналиста, на это, в частности, указывает тот факт, что бандиты не отобрали у Кашина ничего ценного.

Однако доказать, что избиение Олега Кашина было попыткой воспрепятствовать его работе как журналиста, весьма сложно, и статьи, касающиеся СМИ, снова остаются незадействованными.

Ощущение безнаказанности

Правозащитная организация Amnesty International регулярно заявляет о том, что ситуация с защитой прав журналистов в России остается весьма сложной. В докладе за 2010 год организация приходит к выводу, что "общий фон – это ощущение безнаказанности этих преступлений, которые милиция так по-настоящему и не расследует".

Как рассказал в интервью Русской службе Би-би-си директор московского представительства Amnesty International Сергей Никитин, атмосферу безнаказанности формируют и многочисленные примеры, когда громкие преступления, за которыми следует резкая реакция властей, остаются нераскрытыми.

"Здесь важна реакция государства. Положительный пример – быстрая и адекватная реакция властей на то, что произошло с Олегом Кашиным: даже на самом высоком уровне были заявлены правильные слова", - считает правозащитник.

Однако, по его словам, "очень часто дальше этого ничего не идет".

"И мы, к сожалению, являемся свидетелями того, что даже в этих случаях должного расследования нет. Это показатель того, как государство реагирует на самом деле", - добавил Никитин.

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.