90 лет со дня рождения академика Сахарова

  • 20 мая 2011
Андрей Сахаров на трибуне Съезда народных депутатов Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В своих выступлениях с трибуны съезда Сахаров беспощадно критиковал и Горбачева, и депутатов

21 мая исполнилось 90 лет со дня рождения Андрея Сахарова - изобретателя водородной бомбы и лауреата Нобелевской премии мира. Ученого, поначалу обласканного советским правительством, но ставшего едва ли не самым его непримиримым противником. Человека, который предпочел лишиться всех материальных благ, вынести гонения и ссылку, но не отказаться от своих убеждений.

Вот уже более 20 лет московская улица в центре города - между Садовым кольцом и Чистопрудным бульваром - носит имя выдающегося советского ученого и правозащитника - как дань Андрею Сахарову от благодарных потомков.

Впрочем, большинство потомков, спешащих по своим делам, затрудняется сказать, в честь кого названа эта улица. У некоторых, правда, возникают какие-то ассоциации с ядерной бомбой.

И лишь те, кто постарше, еще помнят триумфальное возвращение Сахарова из ссылки в Горьком и то, как он работал над новым проектом Конституции.

А еще они помнят, как враждебно встречали академика на Съезде народных депутатов в 1989 году.

Свадебные генералы

Человека, сделавшего для военной мощи СССР больше, чем, пожалуй, любой из присутствующих в зале, некоторые в лицо называли Иудой и ренегатом, засвистывали и захлопывали.

Академик Сахаров - к тому времени уже немолодой, сутулящийся человек, с неважной дикцией - на трибуне съезда в первые минуты, казалось, терялся. Но очень скоро он взял себя в руки.

"В Верховный совет проходят люди по партийным спискам, - говорил он. - В итоге более 50% здесь составляют свадебные генералы. Такой Верховный совет будет просто ширмой для реальной власти его председателя и партийно-государственного аппарата".

Сахаров старался не обращать внимания на шум и выкрики в зале. "В стране, в условиях надвигающейся экономической катастрофы и трагического обострения межнациональных отношений, происходят мощные и опасные процессы, одним из которых из проявлений которых является всеобщий кризис доверия народа к руководству страны", - предупреждал он.

И даже Горбачеву, к которому Сахаров относился с глубоким уважением, он не стал петь дифирамбы: "Сосредоточение абсолютной, практически ничем не ограниченной личной власти в руках одного человека крайне опасно, даже если этот человек - инициатор перестройки. А если когда-нибудь это будет кто-то другой?"

Царь-бомба

Испытание в 1961 году на архипелаге Новая Земля 50-мегатонной бомбы, в несколько тысяч раз превосходящей по мощности заряд, взорванный над Хиросимой, полностью изменило представления о перспективах ядерной войны.

После этого даже тем военным ястребам, кто в душе лелеял надежду на победу в результате обмена ядерными ударами, стало ясно: победителей в такой войне не будет.

Советское правительство щедро отблагодарило конструкторов водородной бомбы. Андрей Сахаров стал трижды Героем социалистического труда, на него пролился поток материальных благ - квартира, машина, дача за государственный счет, высокая зарплата, премиальные.

И хотя Сахаров категорически возражал, когда его называли "отцом водородной бомбы", в своих воспоминаниях он много писал о грузе моральной ответственности, который лег на его плечи.

Он не скрывал, что именно причастность к созданию самого смертоносного оружия на Земле заставила его пересмотреть взгляды на мир и политическое устройство.

"Человечество подошло к критическому моменту своей истории, - писал Сахаров в своем дневнике, - когда над ним нависли опасности термоядерного уничтожения, экологического самоотравления, голода и неуправляемого демографического взрыва, дегуманизации и догматической мифологизации".

Сахаров гордился тем, что был одним из инициаторов Договора о полном запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, соглашения, которое, по его словам, спасло жизни сотен тысяч, а возможно, и миллионов людей.

Но этим Сахаров не ограничился.

Ученый-диссидент

После снятия Хрущева в Советском Союзе началась ползучая реабилитация Сталина и закручивание гаек, вновь стали набирать силу процессы за "антисоветскую пропаганду".

В пику этому Сахаров потребовал открытого осуждения преступлений советского режима, стал помогать политзаключенным и осужденным за религиозные убеждения.

"Если бы я жил в клерикальном государстве, я, наверное, выступал бы в защиту атеизма и преследуемых иноверцев и еретиков", - объяснял он.

В 1970 году вместе с другими известными диссидентами Сахаров создает Комитет по правам человека.

Правозащитная деятельность ученого вызывала неприкрытое раздражение властей. Его уговаривали оставить ее, пытались переубедить, угрожали, но все тщетно.

В 1975 году Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира, однако власти не отпустили ученого на церемонию ее вручения.

Чашу терпения советского руководства переполнило заявление Сахарова, в котором он открыто выступил против ввода войск в Афганистан.

В январе 1980 года Сахарова прямо на улице арестовали, лишили всех правительственных наград и вывезли спецрейсом в город Горький, где он провел более шести лет под неусыпным надзором.

Мешал всем

Сахаров, доживи он до наших дней, оказался бы в стране глубоко лишним человеком, как и во времена Брежнева, уверен правозащитник, бывший исполнительный директор фонда Сахарова Юрий Самодуров.

"Сахаров не принял бы современной Конституции России, он был бы глубоко разочарован, - говорит он, - потому что его проект Конституции защищал не территориальную целостность, а право на самоопределение, начиная от национальных округов и кончая республиками".

Он бы не согласился и с тем, как в России прошла приватизация, добавляет правозащитник: "Сахаров ценил не просто деньги, он считал, что деньги должны быть заработанными, у них должен быть честный источник, он был бы против превращения страны в какую-то банановую республику".

И уж конечно же Сахаров не принял бы ту систему власти, которая существует, убежден Юрий Самодуров: "Он мешал бы всем, а не мешать он не мог".

И если Сахаров не нуждался в земной славе, то в посмертном восхвалении - и подавно, говорит он.

"Все сегодняшние празднества, посвященные Андрею Сахарову, - я не имею в виду научные конференции, это важные вещи, а те, на которых выступают государственные чиновники, это такой ритуал, который позволяет сделать Сахарова приемлемым как для власти, так и для тех, кто называет себя либералами и демократами", - считает Юрий Самодуров.

Известно, что в 1988 году, уже после своей реабилитации, Сахаров отказался принять назад советские награды - до тех пор, пока в стране не будут освобождены все политзаключенные. Он искренне надеялся дожить до исполнения своей мечты.

Новости по теме