Война в Ливии: зачем России роль посредника?

  • 27 мая 2011
Ливийские повстанцы Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption По мнению экспертов, посредничество России в ливийском конфликте может стать "странной миссией"

Возможная посредническая миссия России в ливийском конфликте вновь стала активно обсуждаться после саммита G8 в Довиле.

На встрече Большой восьмерки лидеры стран Запада, как сообщил Кремль, попросили Россию сыграть роль посредника в конфликте в Ливии.

Вопрос о посредничестве Москвы в ливийском противостоянии поднимался и раньше. Однако вплоть до настоящего момента позиция России в этом отношении была достаточно двойственной.

С одной стороны, в Москву уже приезжали как представители Муаммара Каддафи, так и повстанцев из Бенгази.

С другой - глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров вполне определенно заявлял, что Россия "не берет на себя роль некоего посредника между правительством в Триполи и оппозицией".

"Богатый опыт посредничества"

Ватаняр Ягья, заведующий кафедрой мировой политики факультета международных отношений СПбГУ, сказал bbcrussian.com, что, по его мнению, у России есть все возможности для того, чтобы стать успешным посредником в ливийском противостоянии.

Он напомнил, что, во-первых, Москва обладает богатым опытом такого рода. Во-вторых, в пользу России, которая является правопреемницей СССР, говорит позиция, занятая страной в 1986 году. Тогда Советский Союз осудил ракетные обстрелы Ливии со стороны США.

"У России имеются возможности для давления, в том числе и на Каддафи. У нас были договоренности с Каддафи, которые были заключены уже после того, как у него нормализовались отношения с Западом", - подчеркивает эксперт.

По словам Ягьи, "если у России не было бы таких реальных рычагов, то к ней не обращались бы ни Триполи, ни Бенгази".

Уход Каддафи в обмен на ПРО и ВТО?

По мнению Сергея Михеева, вице-президента Центра политических технологий, "Россия в целом не против того, чтобы играть роль посредника в ливийском конфликте, так как у России в Ливии были серьезные интересы".

Однако, в отличие от Ватаняра Ягьи, Михеев достаточно скептически оценивает посреднические возможности России, так как ей едва ли удастся "удовлетворить пожелания сторон".

"Запад однозначно хочет ухода Каддафи. В чем тогда должна заключаться посредническая миссия России? В том, чтобы склонить Каддафи к уходу? Однако это не слишком выгодно самой России", - сказал Сергей Михеев в беседе с bbcrussian.com.

Политолог Алексей Воробьев придерживается схожей точки зрения, отмечая в интервью bbcrussian.com, что, исходя из экономических интересов, России надо работать с Муаммаром Каддафи.

"Если режим в Ливии сменится, и к власти придет оппозиция, то неизвестно, сохранятся ли многомиллиардные контракты с российскими компаниями", - считает Воробьев.

Если же Россия все-таки делает ставку на уход Каддафи, то в этом случае, по мнению Сергея Михеева, речь должна идти о каком-то серьезном обмене.

"Говорят, что Барак Обама на саммите G8 пообещал Дмитрию Медведеву уступки по противоракетной обороне, а также опять выразил уверенность в том, что Россия может вступить в ВТО. Однако пока это не более чем слова. Если бы [США] как-то повлияли на Грузию [не давшую пока согласия на вступление России в ВТО] или приняли бы решение по ПРО, то тогда был бы резон "двигать" Каддафи", - полагает Сергей Михеев.

Без этого же, по словам аналитика, "не очень понятно, в чем наши посреднические усилия должны выражаться?"

"Просто помочь Западу сместить Каддафи мирно, если они не могут сместить его военным путем? Это будет странное посредничество", - считает Михеев.

В то же время, по его словам, "более объективное и взвешенное" посредничество будет заключаться в закреплении нынешнего "расчлененного статуса Ливии, когда бы в Бенгази руководили повстанцы, а в Триполи – Каддафи или его приближенные".

"Наверное, Россия не против того, чтобы оказывать посреднические услуги, но вопрос в том, что это будет очень непростая миссия, с неоднозначным результатом для самой России", - заключает эксперт.

"Нельзя уходить из Ливии"

С Михеевым в этом отношении не до конца согласен политолог Алексей Воробьев, который подчеркивает выгоды России от посредничества в ливийском конфликте.

"Это выгодно [Москве] как с экономической, так и политической точек зрения. В Ливии российские компании имели контракты на десятки миллиардов долларов. Россия пока еще не потеряла эти контракты, но может потерять. России ни в коем случае нельзя уходить из Ливии и от этих ливийских проблем", - заявляет Воробьев.

"Посредник приобретает политические очки, его имидж резко улучшается, особенно при позитивном исходе переговоров", - предупреждает эксперт.

В пользу посреднической миссии России говорит и то, что такую роль не может играть Запад, как инициатор бомбардировок Ливии.

При этом Воробьев подчеркивает, что жесткая позиция Запада по поводу того, что Каддафи должен уйти, очень ограничивает возможности западных стран. По мнению политолога, российской дипломатии необходимо убедить Запад отказаться от этой категоричности.

Воробьев считает, что Каддафи едва ли уйдет: "Каддафи просто некуда уходить, его загоняют в тупик, и он вынужден защищаться всеми способами".

"России нужно искать, прежде всего, компромиссную позицию по Каддафи. Для этого есть формат – это формат резолюций ООН по Ливии. Тем более, что Каддафи более склонен к переговорам после того, как его вооруженным силам нанесен определенный урон", - сказал Воробьев в беседе с bbcrussian.com.

"Компромисс по поводу Каддафи"

Говоря о возможной посреднической миссии России, эксперты не считают, что серьезной проблемой здесь могут оказаться разногласия по Ливии внутри российского руководства.

"Оценка того, что происходит в Ливии, в высших эшелонах власти в России не является однозначной. Однако это не помешает России выполнять посредническую роль", - полагает Ватаняр Ягья.

Разногласия внутри России отмечает и Алексей Воробьев, однако он также не склонен их драматизировать.

"В российском обществе есть либеральный подход, который не приемлет Каддафи, а есть более прагматичный подход. Есть разногласия, но они преодолимы", - заявляет Воробьев.

В то же время в пятницу заместитель главы МИД России Сергей Рябков заявил на саммите в Довиле, что "Каддафи сам лишил себя легитимности, и нужно помочь ему уйти".

Тем не менее Воробьев подчеркивает, что главное в урегулировании ливийского кризиса – это отношение к Каддафи со стороны Запада.

"Ясно, что президент Медведев никогда не пойдет на то, чтобы поддержать требования об уничтожении Каддафи, которые иногда звучат на Западе. В России компромисс по поводу Каддафи возможен, а вот удастся ли его найти с Западом – большой вопрос", - говорит политолог.

Новости по теме