Чечня восстановлена - что дальше?

  • 1 июня 2011
Полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Назначенный Дмитрием Медведевым полпред главную ставку делает на экономику

Чеченская республика практически восстановлена, заявил полпред президента на Северном Кавказе и вице-премьер России Александр Хлопонин в интервью газете "Ведомости".

"Генерал-губернатор" уточнил, что его не следует понимать так, будто регион перестал быть проблемным. Речь идет лишь о физическом восстановлении разрушенного в ходе двух войн жилья и инфраструктуры.

Официально, вторая чеченская война закончилась 16 апреля 2009 года, когда было объявлено о завершении контртеррористической операции. 13 октября того же года контроль за оперативной обстановкой перешел республиканским властям.

Война и мир

Оценка обстановки в Чечне во многом зависит от восприятия говорящего. Один человек видит стакан наполовину пустым, а другой - наполовину полным.

Оптимисты могут предъявить скептикам многочисленные новостройки Грозного. Пессимисты говорят о массовой безработице и бедности, коррупции и непрозрачности финансовых потоков, продолжающихся нападениях боевиков.

Корреспондент махачкалинской газеты "Черновик" Надира Исаева в ответ на просьбу Русской службы Би-би-си прокомментировать слова полпреда от подробного анализа воздержалась, заметив лишь, что на Северном Кавказе кругом "развал и трещины", и ей "искренне жаль Хлопонина".

Московский эксперт по Северному Кавказу Алексей Мартынов считает иначе.

"Послевоенное восстановление завершено. Восстановлены не только дома и проспекты, но, в значительной мере, общественное согласие, - заявил он Русской службе Би-би-си. - Послевоенный синдром преодолен, Чечня переходит к плановому развитию".

Однако с "плановым развитием" дела в республике пока обстоят не лучшим образом, замечает политобозреватель Юлия Латынина.

"Глядя на Чечню, мы можем сказать две вещи. Во-первых, можно сказать, что Грозный отстроен. Во-вторых, можно сказать, что экономики в Чечне нет", - говорит она.

При этом, по мнению наблюдателей, основные заботы Хлопонину уже давно приносит не Чечня, а другие республики региона, особенно Дагестан и Кабардино-Балкария.

Проблемы с репутацией

В своем интервью Хлопонин подробно остановился на наиболее перспективных направлениях экономического развития Северного Кавказа, каковыми он считает туризм, сельское хозяйство, индустрию стройматериалов, развитие малого бизнеса и профессиональное образование, что особенно важно в регионе с избытком трудовых ресурсов и высокой рождаемостью. По официальным данным, на Северном Кавказе не имеют постоянной работы около 400 тысяч молодых людей.

Полпред, в прошлом один из самых эффективных бизнес-менеджеров России, говорил с несомненным знанием предмета, но признал, что его планы сталкиваются с серьезным препятствием - недостатком частных инвестиций.

"Главная задача государственного финансирования экономики Чечни - уменьшение этого финансирования, - заявил Би-би-си главный редактор интернет-издания "Кавказский узел" Григорий Шведов. - Хватит уже закатывать деньги в асфальт, надо развивать проекты, связанные с производством, оживлять цепочку "предложение-спрос", а это должен делать частный бизнес".

"Решение этой задачи пока оставляет желать лучшего", - констатировал эксперт.

Алексей Мартынов видит главную причину в плохой репутации северокавказского региона. Изменить устоявшееся мнение очень сложно, но возможно, считает он.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Новый стадион в Грозном Рамзан Кадыров открывал вместе с Диего Марадоной

"Нужны хорошие дела и зримые результаты, говорит аналитик. - Достаточно пройти по центральному проспекту Грозного, чтобы приятно удивиться. С другой стороны, продолжают поступать тревожные для бизнеса сигналы о насилии и нападениях".

По мнению Мартынова, представление о всеохватной коррупции в регионе преувеличено.

"Расходование бюджетных средств в Чечне регулярно проверяет Счетная палата, и прямых нареканий нет, - напомнил он. - Практически все, что получает Чечня, осваивается".

Между тем Хлопонин указывает, что проблема коррупции не сводится к пресловутому "разворовыванию бюджетных средств". Гораздо больший вред приносит клановая организация общества, мешающая человеку без связей открыть свое дело, да и вообще найти себя в жизни, и то, что в России принято деликатно именовать "неофициальными обременениями бизнеса".

При этом на Северном Кавказе предприниматели нередко находятся под двойным прессом: коррумпированных чиновников и боевиков, которые, по словам Хлопонина, "под красивыми яркими знаменами радикального ислама" занимаются обыкновенным рэкетом.

"Развитие экономики связано с тем, чувствуют ли сами граждане себя достаточно свободно и безопасно для того, чтобы делать любой бизнес, не боясь, что его отнимет или обложит данью кто-то приближенный к руководству", - констатирует Юлия Латынина.

По мнению Григория Шведова, инвестициям мешает и недостаток прозрачности и конкретности в экономической политике властей.

"Какие конкретно проекты? Покажите бизнес-планы! Это делается на уровне федерального округа Хлопониным, но совершенно недостаточно делается руководством республик", - говорит он.

За все нужно платить

С государственным финансированием дело обстоит проще. Инвесторов еще надо убедить, а бюджетные средства можно выделить волевым решением.

В середине апреля правительство Чечни запросило у министерства регионального развития России почти полтриллиона рублей на предстоящие 15 лет.

Кстати, 156 миллиардов из этой суммы, по словам республиканских властей, предполагается потратить на компенсации жителям, потерявшим жилье в ходе боевых действий, что противоречит заявлению Хлопонина о том, что раны войны уже полностью залечены.

По словам полпреда, большая госпрограмма развития Северного Кавказа будет готова к августу. Вероятно, тогда же Москва определится с запросом Грозного.

"Могут урезать, могут и дать", - говорит Алексей Мартынов.

Аналитик напоминает, что просить больше, чтобы получить что-нибудь - нормальная бюрократическая практика.

Удовлетворение просьбы в полном объеме означало бы удвоение федерального финансирования Чечни по сравнению с нынешним уровнем, который в 2011 году должен составить 18,4 млрд рублей.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption К Рамзану Кадырову имеется немало претензий по части методов управления

По данным российских СМИ, объем бюджетных дотаций на одного жителя в республиках Северного Кавказа в 10-15 раз выше аналогичного показателя для краев и областей с преимущественно русским населением.

"Сравнение с другими регионами вызывает определенную ревность", - признает Алексей Мартынов.

23 апреля в Москве на Чистых прудах прошла демонстрация под лозунгом: "Хватит кормить Кавказ!".

В российском экспертном сообществе широко распространено мнение, что Москва таким образом просто платит Чечне и ее главе за лояльность.

Юлия Латынина разделяет эту точку зрения, но не видит в таком подходе ничего предосудительного.

"Кадыров - это эффективное лекарство против боевиков; а для Чечни, видимо, единственно эффективное. Откровенно говоря, я советую всем забыть о Чечне, потому что Кадыров лучше нас знает, что в ней происходит. Пусть сам и разбирается", - заявила она Русской службе Би-би-си.

К Рамзану Кадырову имеется масса претензий по части авторитарных методов управления и нарушений прав человека. У людей, разделяющих европейские ценности, некоторые его решения и слова вызывают оторопь.

Но даже критики главы Чечни не отрицают за ним административных способностей. Давно прошли времена, когда бывший президентский полпред Дмитрий Козак, как говорят журналисты, учил его носить галстук и приходить на совещания с портфелем, а не с оружием. А республика и при Дудаеве и Масхадове была далека от общепринятых стандартов демократии.

По мнению многих аналитиков, к Чечне вполне применима пословица: "Каков народ, такие и бояре".

Что касается финансовой стороны дела, то подобная практика существовала и в советскую эпоху. За счет центральной России "подкармливались" национальные республики, а СССР в целом "подкармливал" страны соцлагеря и союзников в "третьем мире".

Возможно, это естественная и неизбежная плата за роскошь быть великой державой?

"Доля правды в этом есть", - соглашается Алексей Мартынов.

Новости по теме