Готова ли Россия к "11 сентября"?

  • 10 июня 2011
Су-27 Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption На перехват самолетов в России поднимались истребители Су-27

На российско-натовских учениях "Бдительное небо-2011", которые завершились в пятницу, военнослужащие учились предотвращать нападения, аналогичные тем, которые произошли 11 сентября 2001 года в США.

Пилоты и наземный персонал репетировали перехват захваченных боевиками авиалайнеров, отрабатывая сценарий, когда захватчиков удается обезвредить на борту.

Представители Национального антитеррористического комитета (НАК) и ВВС России не исключают, что в реальности все может закончиться уничтожением самолета с пассажирами.

В России это предусмотрено законом о противодействии терроризму и других нормативных документах, однако эксперты считают, что на самом деле четкой процедуры, механизма принятия решений в таком сложном с этической точки зрения деле не существует.

Перехват

На международных учениях не разыгрывались сценарии с уничтожением захваченного самолета - легенда предусматривала лишь принуждение к посадке.

Этим занимались истребители ВВС России, Польши и Турции, а также наземные службы этих стран и Норвегии, отработка сценария с которой была проведена виртуально.

7 июня польский самолет, имитируя захват террористами, взлетел с краковского аэродрома, после чего отключил связь, отклонился от заранее согласованного маршрута и направился в сторону России.

Следуя плану учений, его перехватили польские истребители, которые довели его до российской территории, где передали под контроль самолетам ВВС России.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Во время нападений 11 сентября 2001 года ни одна из групп, захвативших самолеты, не была обезврежена

Кончилось все возвращением самолета в Польшу, где тот сел с отключенным навигационным оборудованием - оно по легенде получило повреждения.

То же самое произошло и в ходе второй части учений, где был захвачен уже турецкий лайнер. Его также заставили вернуться на аэродром.

В последнем этапе самолет-нарушитель стартовал в России и направился в Норвегию. Правда, на этот раз настоящий лайнер не использовали - все происходило в "режиме имитации".

Военные утверждают, что серьезных ошибок и несостыковок не произошло - взаимодействие российских и натовских структур было отработано хорошо.

Сбивать или не сбивать

Учения, как было объявлено заранее, были предназначены "для предотвращения террористических атак с использованием гражданских воздушных судов, аналогичных атакам на Центр всемирной торговли 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке".

Между тем ни в одном из сценариев не разыгрывался наихудший вариант, когда террористов на борту воздушного судна не удавалось обезвредить и перед командованием ставился вопрос об уничтожении самолета.

В результате нападений 11 сентября ни одна из четырех групп террористов, захвативших авиалайнеры, не была обезврежена.

В России существует Федеральный закон "О противодействии терроризму", в котором содержится перечень обстоятельств, при которых можно сбивать лайнер с пассажирами.

"В случае если имеется достоверная информация о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна и при этом были исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его посадки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы", - говорится в этом документе.

"У нас есть нормативные акты [...] Решение по таким остросюжетным ситуациям принимается максимально выверенно, принимается людьми компетентными, подготовленными в этом вопросе, которые несут ответственность за эти решения", - сказал, отвечая на вопрос корреспондента "Русской службы Би-би-си", руководитель учений с российской стороны, представитель Национального антитеррористического комитета Евгений Потапов.

"Соответствующие процедуры у нас разработаны и они действуют на всех уровнях, как на военном, так и на гражданском", - добавил он.

Между тем, по мнению эксперта журнала Aviation explorer, Владимира Карнозова, на самом деле "никакого механического принятия решений нет": "Всегда так или иначе, но все будет рассматриваться в индивидуальном порядке".

Другой эксперт - главный редактор сайта Агентура.ру Андрей Солдатов полагает, что таких правил и не должно существовать.

"Лучше может быть и не иметь четко прописанных регламентов, где четко прописана последовательность действий и не нужно думать - вы посмотрели, три фактора совпали, все, можно запускать машину", - считает он.

По словам Солдатова, каждое решение должно быть принято индивидуально.

Тому причиной, по мнению экспертов, сразу несколько обстоятельств. Во-первых, речь идет о людях на борту, которые погибнут. Во-вторых,необходимо учитывать и то, что самолет может упасть на густонаселенный район, где также могут быть жертвы.

Наконец, те, кто планировал захват, могут как раз рассчитывать на то, что самолет будет уничтожен средствами ПВО.

Кто принимает решения?

По словам руководителя учений Евгения Потапова, подобные решения принимаются "на самом высоком уровне".

Однако как рассказал Владимир Карнозов, на самом деле после событий 11 сентября, теперь решения принимается на местах: "Люди, которые командуют контртеррористической операцией, на них уже больше ответственности, чем на руководителе государства".

Согласно "Положению о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами РФ для устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или пресечения такого террористического акта" достоверность информации "о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна определяется должностными лицами в порядке, устанавливаемом Министерством обороны Российской Федерации совместно с Федеральной службой безопасности Российской Федерации".

В том же документе указывается, что "порядок принятия решения о применении оружия и боевой техники для целей [...] и должностные лица, принимающие такое решение, определяются Министром обороны Российской Федерации."

"У меня возникают вопросы даже на этом этапе. Кто будет нести ответственность? Как все это будет приниматься? Тут может быть действительно лучше не иметь регламента, а сразу подключать высшее руководство страны, чтобы они принимали решение", - считает Андрей Солдатов.

И, по его мнению, в сложившейся ситуации, несмотря на то, что в положении прописан даже четкий порядок действий пилота самолета-перехватчика, проводить учения с уничтожением захваченного самолета не имеет смысла - максимум, который, собственно, и был отработан на этой неделе, это обмен оперативной информацией и контроль над ситуацией со стороны пилотов.

Новости по теме