Американский крейсер в Черном море: вопросы для Москвы

  • 13 июня 2011
Протесты против учений Sea Breeze Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В 2008 году на Украине прошли акции протестов против учений Sea Breeze

МИД России заявил, что заход в Черное море американского ракетного крейсера "Монтерей" в ходе украинско-натовских учений Sea Breeze вызывает у Москвы "ряд вопросов".

Эксперты отметили в связи этим два обстоятельства: Россия, развивая отношения с НАТО, фактически не признает этого права за остальными постсоветскими государствами; Украина, несмотря на приход к власти Виктора Януковича, не собирается в угоду северному соседу сворачивать отношения с Альянсом.

"Мы должны были это заявить. Есть вещи ритуальные. Мы с 2008 года это заявляем. Это декларативная, ритуальная вещь. Попытка показать последовательность", - заявила в интервью bbcrussian.com директор московского Центра европейской безопасности Татьяна Пархалина.

"После заявления на бухарестском саммите [саммит НАТО 2008 года] о том, что Украина и Грузия рано или поздно будут в НАТО, Россия воспринимает любые совместные учения как вызов России, - отметила эксперт. - А вообще два суверенных государства имеют право развивать свои отношения с Альянсом".

Международные морские учения Sea Breeze проводятся уже не первый год. В этот раз они стартовали 6 июня, в них участвуют военно-морские силы Украины и США.

Тема учений, которые проходят в рамках программы "Партнерство ради мира" - планирование и проведение международной миротворческой операции.

В контексте ПРО

Впрочем, судя по заявлениям российских официальных лиц, традиционным негативным отношением к украинско-натовским контактам дело не ограничивается. Особое недовольство Москвы вызвало то, что "Монтерей" оснащен противоракетной системой Aegis. На фоне сохраняющихся разногласий по ПРО Москва последовательно возражает против любых действий, которые можно рассматривать как попытку явочным порядком придвинуть элементы ПРО к ее границам.

"Монтерей" был направлен в европейские воды в рамках реализации "поэтапного адаптивного подхода" администрации США к формированию европейского сегмента глобальной ПРО. Первый этап этой программы предусматривает размещение в Адриатическом, Эгейском и Средиземном морях группы американских кораблей, призванных осуществлять защиту стран Южной Европы от гипотетических ракетных угроз.

По официальной американской версии, они могут также выдвигаться в Черное море в случае необходимости, например, при обострении ситуации в регионе. Хотелось бы понять, какое "обострение" имело в виду американское командование, перемещая из Средиземноморья на восток основную ударную единицу из состава формируемой территориальной противоракетной обороны северо-атлантического альянса", - говорится в опубликованном в воскресенье документе.

"Если речь идет об обычном визите в этот крайне чувствительный регион, то почему для него был выбран корабль именно с таким вариантом вооружения?".

"Российская сторона неоднократно подчеркивала, что мы не оставим без внимания появление в непосредственной близости от наших границ элементов стратегической инфраструктуры США [...] подобный подход явно не благоприятствует совместному определению концепции и архитектуры будущей ПРО в Европе, как об этом договаривались в Лиссабоне и на встречах президентов России и США".

Заявление последовало буквально через несколько дней после того, как генеральный секретарь НАТО Андерс фог Расмуссен за день до заседания в Брюсселе Совета Россия-НАТО на уровне министров обороны заявил, что самым важным достижением сторон, с которым они приходят к этой встрече, является тот факт, что они перестали считать друг друга угрозой.

Между тем, на встрече на уровне министров обороны 9 июня стороны смогли лишь зафиксировать сохраняющиеся разногласия.

"Речь идет не просто о военном крейсере, но о корабле, который оснащен противоракетной системой Aegis, которая вызывает много вопросов у России. Его появление в общем для нас с Украиной море - это явный вызов тем переговорам, которые идут, и той логике российско-американских отношений, которая определяется словом "перезагрузка", - заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев.

Киев сохраняет свободу рук

Косачев добавил, что в связи с заходом крейсера США в Черное море у Россия будет ждать объяснений украинской стороны.

Татьяна Пархалина отмечает, что действия Киева лежат в традиционном русле внешней политики Украины.

"Кто бы ни был у руководства Украиной, эта страна уже выбрала вектор своего развития. И этот вектор - евроатлантический. При предыдущем руководстве проводилась политика обострения отношений с Россией, а при нынешнем - многовекторная. Но никто не собирается сворачивать отношения с североатлантическими институтами", - говорит эксперт.

"Россия себя ведет, как взрослый, спрашивающий ребенка: "Ты кого больше любишь - маму или папу?". А любое суверенное государство имеет право развивать отношения с любым другим государством, что Украина и делает", - считает Татьяна Пархалина.

Новости по теме