Россия: победа повстанцев положит конец войне в Ливии

  • 22 августа 2011

Победа повстанцев остановит войну?

Здание МИД России Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Российский МИД долго хранил молчание о развитии ситуации в Ливии

Российское правительство считает, что в ближайшее время власть в Ливии окончательно перейдет к противникам Муаммара Каддафи и рассчитывает, что это положит конец затянувшемуся межливийскому кровопролитию.

"Наступивший драматический разворот событий в ливийском конфликте свидетельствует, судя по всему, о грядущем совсем скоро переходе власти в этой стране в руки повстанческих сил, – говорится в заявлении МИД России. – Рассчитываем, что этим будет положен конец затянувшемуся межливийскому кровопролитию, которое принесло столько бед и страданий населению этой страны и причинило серьезный ущерб национальной экономике".

Российский МИД, согласно тексту заявления, "убежден", что после окончания боевых действий ливийцы должны немедленно приступить к "формированию законных органов власти" и "согласованию основ и принципов будущего демократического обустройства государства".

В отличие от лидеров западных стран, российские официальные лица довольно долго не делали никаких определенных заявлений о ситуации в Ливии, где отряды повстанцев заняли столицу страны.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

Ранее Интерфакс лишь процитировал слова безымянного источника в МИД России, сообщившего, что министерство "внимательно отслеживает развитие событий в ливийской столице", и безопасность сотрудников посольства РФ в Триполи хорошо обеспечена.

Глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев объяснил нейтральную позицию, занятую Россией, тем, что ливийских оппозиционеров "нет устойчивой политической платформы".

"Позиция нашей страны всегда заключается не в том, чтобы поддержать те или иные политические силы, но наш отказ заявить о своей поддержке правительства переходного периода, сформированного оппозиционерами, отнюдь не означает поддержки Каддафи", – сказал Косачев Интерфаксу.

По мнению еще одного парламентария, Семена Багдасарова, падение режима Каддафи было давно предрешено, поскольку противоборствующие силы слишком неравные. Депутат предполагает, что рано или поздно Россия будет вынуждена признать то правительство, которое в итоге будет сформировано в Триполи.

Вместе с тем, он предполагает, что в целом международный вектор нового ливийского руководства будет прозападным, и Россия, по-видимому, уже не сможет восстановить утраченные позиции.

Российский МИД в обнародованном в понедельник заявлении призывает все страны воздерживаться от вмешательства во внутренние дела Ливии и одновременно осторожно намекает на то, что хотел бы хороших отношений и с новыми властями страны.

"Именно такого принципиального подхода с самого начала конфликта и придерживалась Россия, которую связывают с ливийским народом отношения давней взаимной симпатии, дружбы и многолетнего взаимовыгодного сотрудничества. В русле этой нашей принципиальной линии мы будем действовать и впредь", – говорится в заявлении.

Спецпредставитель президента РФ по сотрудничеству со странами Африки Михаил Маргелов заявил, что пока он не может выйти на контакт с представителями оппозиционного национального совета, поскольку связи нет, и она осуществляется исключительно через посольства.

Депутата Багдасарова беспокоит то, что Ливия может повторить судьбу Ирака.

"Баланс в Ливии был нарушен – и межплеменной, и межличностный, и какой угодно, – сказал Багдасаров в интервью Русской службе Би-би-си. – Более того, на стороне повстанцев воевали члены радикальных террористических организаций. Боюсь, их внутренние разбирательства смогут приобрести затяжной характер, что будет довольно печально и для народа Ливии, и для некоторых сопредельных стран".

Это лишь одна из вех: интервью бывшего посла

На вопросы Би-би-си о захвате повстанцами большей части Триполи ответил Вениамин Попов, бывший посол РФ в Ливии (1991-1993), директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Повстанцы заняли Триполи, однако это необязательно будет означать окончание войны

Би-би-си: Можно ли назвать победу повстанцев окончательной?

В.П.: Это только одна из вех. Самое простое – это свержение диктатора. Как показывает опыт Туниса и Ливии, потом начинается очень сложный и драматический период размежевания сил.

Со стороны ливийских повстанцев участвуют очень разношерстные силы. Вряд ли они быстро договорятся между собой, видимо, будет какая-то определенная борьба и за власть, и за выбор пути.

Все это осложняется спецификой ливийской ситуации, которая заключается в том, что единому ливийскому государству не так много лет. Ведь в основном, это было племенное объединение, и именно племенная принадлежность играет очень большую роль в ливийском обществе.

Би-би-си: Что может стать объединяющим фактором для повстанцев?

В.П.: Сейчас они объединены одним лозунгом свержения режима Каддафи. Но, во-первых, режим еще не окончательно свергнут, а во-вторых, сопротивление со стороны сил лояльных Каддафи продолжается. Маловероятно, что его сторонники очень быстро изменят свои позиции, поэтому пусть даже разрозненное сопротивление, но сопротивление все равно будет продолжаться.

А также ситуацию осложняют много факторов, в том числе, и вмешательство внешних сил, например, стран Запада и Азии, ибо Ливия слишком привлекательная страна.

Би-би-си: Вы встречались в свое время с полковником Каддафи, как Вы думаете, какими могут быть его дальнейшие действия?

В.П.: Он, видимо, будет сопротивляться и скорее падет в бою, нежели последует примеру Хосни Мубарака и сдастся в руки повстанцев.

Лично из встреч с ним, можно сказать, что он был очень необыкновенным правителем. Он схватывал проблемы, может быть, быстрее, чем другие лидеры. За счет этого, возможно, он и продержался столь длительное время у власти. Например, он является одним из первых, кто обратил внимание на проблему воды, сейчас только ленивый ее не обсуждает, а Каддафи запустил свою искусственную реку много лет назад.

Би-би-си: Как вы расцениваете позицию России в отношении ливийского конфликта? Правильно ли Россия делала, что не поддерживала повстанцев?

В.П.: Я думаю, что правильно. Российская позиция заключалась в том, чтобы избежать человеческих жертв. У нас был министр иностранных дел СССР Громыко, и он как-то сказал в контексте войны между Ираном и Ираком, хотя это соотносится и с современной ситуацией в Ливии: "Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны". Попытка все уладить мирным путем – была абсолютно верной позицией со стороны России. Сложно сказать, во что, в конце концов, выльется противостояние между повстанцами и силами лояльными Каддафи, и сколько еще жизней будут потеряны в Ливии.

Би-би-си: Как Вы думаете, как в дальнейшем будущем будут развиваться российско-ливийские отношения?

В.П.: Вы знаете, это сложно сказать, потому что предстоит долгий период перед тем, когда страна приблизится к какой-то политической стабильности. Опять же, надо будет смотреть, будут ли выполнены обещания Переходного совета о проведении выборов в стране через восемь месяцев. Мне лично, кажется, что это очень оптимистический прогноз.

В любом случае, когда и если стабильность вернется, то Россия будет дальше развивать отношения с Ливией. Ведь Ливия – очень важная, богатая страна.

Между прочим, еще одно богатство Ливии, на которое не очень обращают внимание, это замечательные пляжи: лазурный берег и белый песок. Если будет достигнут стабильный режим, то Ливия может стать жемчужиной Средиземноморья.

Символическое падение режима Каддафи

Новости по теме