Почему Россия теряет Ближний Восток?

  • 23 августа 2011
Противники Каддафи празднуют победу на улицах Триполи Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Противники Каддафи в Триполи празднуют победу

Еще продолжаются бои в Триполи, еще неизвестно местонахождение Муаммара Каддафи, а представитель ливийской государственной нефтяной компании AGOCO Абдельджалил Маюф уже заявил агентству Bloomberg, что у "Татнефти" и "Газпромнефти", ранее работавших в Ливии, могут возникнуть проблемы при новой власти.

"У нас есть некоторые политические вопросы к России, Китаю и Бразилии", – сообщил он, дав затем понять, что имеет в виду голосование по резолюции 1973 Совета Безопасности ООН, при котором перечисленные им страны, как известно, воздержались.

Спецпредставитель президента России по Африке Михаил Маргелов заверил, что ливийская оппозиция обещала сохранить и подтвердить все заключенные с Россией контракты.

Однако большинство экспертов уверены, что чиновник выдает желаемое за действительное.

Главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Исаев заявил газете "Ведомости", что новые ливийские власти двойственной позиции России не забудут.

Какой контраст с положением, которое обеспечила себе, скажем, Италия! Ее министр иностранных дел Франко Фраттини во вторник сообщил, что с Национальным переходным советом Ливии уже достигнута договоренность о сохранении всех прежних контрактов и заключении новых.

Когда Каддафи был в силе, Рим сотрудничал с ним, пожалуй, шире, чем Россия, но вовремя уловил, куда дует ветер. А когда поднимается ветер, гласит народная мудрость, следует не плевать против него, а ставить паруса.

Всегда ли середина – золотая?

Президент фонда "Евразия" Андрей Кортунов считает, что "российская политика в отношении Ливии, как и некоторых других стран, была основана на стремлении минимизировать риски".

"Минимизация рисков предполагала некое золотое сечение. Была предпринята попытка избегнуть безоговорочной поддержки западной коалиции, одновременно не оставляя впечатления, что Россия целиком и полностью находится на стороне Каддафи", – заявил эксперт Русской службе Би-би-си.

Но всегда ли середина – золотая?

Чтобы с самого начала предсказать финал ливийского конфликта, не требовалось быть великим провидцем.

"С того момента, как НАТО вмешалась в гражданскую войну в Ливии, допустить того, чтобы Каддафи или его сыновья остались у власти, Альянс не мог. Это было бы позорно", – заявил в интервью bbcrussian.com главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

"Не видно заметной роли России в урегулировании конфликта в Ливии, и в ближайшем будущем такая роль и не возникнет", – добавляет эксперт-международник.

Сложно делать прогнозы на 20 и 50 лет вперед, но пока мир фактически является однополярным. И судьба Каддафи доказывает, что противостоять воле коллективного Запада в лице США, ЕС и НАТО никто не может.

Хотя опрошенные Би-би-си российские эксперты не преминули подчеркнуть, что "надо дождаться окончательного результата", и "у Каддафи есть еще значительный потенциал сопротивления", исход борьбы не вызывает сомнений и у них.

Другой заметный мировой тренд – закат эры пожизненных диктаторов. Окончание ли "холодной войны" тому причиной, распространение ли интернета, но и собственные народы, и мировое сообщество все менее склонны их терпеть.

Регулярная сменяемость власти, пусть даже не вполне демократическая, все больше превращается едва ли не в основной критерий цивилизованности, а лидеры, бессменно возглавляющие свои нации 40 лет – в политическую экзотику.

За последние годы у Москвы выработался стереотип поведения: не разрушать отношения с Америкой и Европой из-за заведомо безнадежного дела, но при этом постоянно выступать с возражениями и оговорками, давать понять Западу и оппозиционным силам в проблемных государствах, что Россия им не друг и не союзник.

Результат – утрата политического влияния и потери для бизнеса. Сербия, Ирак, Ливия… На очереди Сирия?

"Можно считать эту политику провальной по той причине, что теряем прежних партнеров, а новых не образуется", – признает Федор Лукьянов.

В чем причина?

Ряд российских экспертов ранее высказывали предположение, что западные партнеры сами конфиденциально попросили Россию занять в отношении Ливии нейтральную позицию, чтобы кто-то мог выступить в роли посредника, если конфликт затянется. Однако собеседники Би-би-си сомневаются в этой версии.

"Слишком сложная конструкция, – говорит президент фонда "Евразия" Андрей Кортунов. – Мне кажется, могло иметь место другое: когда Россия объясняла свою мотивацию западным партнерам, то с ее стороны, среди прочих, высказывалось и такое положение".

"Это из разряда спекуляций, – считает Федор Лукьянов. – Россия определяла свою позицию самостоятельно".

Некоторые аналитики объясняют двойственную позицию Кремля внутриполитическими соображениями.

Политолог Борис Макаренко заявил во вторник газете "Ведомости", что Дмитрий Медведев "на международной арене позиции упрочил, но большинство россиян, согласно опросам, поддерживают Каддафи".

По мнению президента информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимира Прибыловского, "большинство внутри страны еще с югославской войны выступает против западного вмешательства в дела разных стран", и Кремль вынужден "учитывать наличие такого общественного мнения, хотя бы словесно".

Однако в России общественное мнение не является такой силой, как в странах плюралистической демократии.

Комментируя известные расхождения между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным в оценке ливийской ситуации, директор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов выразил уверенность, что нет никаких двух курсов в отношении Ливии, а есть лишь "разные методы демонстрации этого курса".

Профессор-историк Александр Лукин считает, что российская элита руководствуется в своих внешнеполитических действиях не прагматическими интересами страны, а "основными инстинктами".

"Их два: остаточный советский антиамериканизм и реальные постсоветские интересы, которые связаны с Западом, – написал Лукин в статье "Война в Ливии: дипломатия инстинктов". – Без поддержки Запада стратегия инноваций обречена на неудачу. Финансовые интересы большей части элиты также не на арабском Востоке. Комбинация двух этих инстинктов породила подход, который принесет поражение в любом случае".

Переоценки не происходит

Дмитрий Медведев и Владимир Путин пока не комментировали последние события в Ливии.

МИД России в своем заявлении выразил надежду, что захват повстанцами Триполи "положит конец затянувшемуся межливийскому кровопролитию", но не спешит с официальным признанием Национального переходного совета.

Что касается политической и интеллектуальной элиты, то, судя по тональности СМИ и высказываниям экспертов, большая ее часть оценок профессора Лукина не разделяет, а по-прежнему живет надеждой на то, что Запад когда-нибудь споткнется и настаивает на продолжении прежнего курса.

Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов признает, что нынешняя ближневосточная политика России ведет к утрате влияния, но находит ее оправданной в долгосрочной перспективе.

"Во-первых, ситуация с американским госдолгом ставит под сомнение однополярность. Во-вторых, того, что происходит на Ближнем Востоке, не понимает никто, в том числе и западные страны. Последствия могут быть не те, на которые рассчитывают, – говорит Лукьянов. – Лучше от этого стоять в стороне. Краткосрочная выгода впоследствии порой дорого обходится".

"Я еще хотел бы посмотреть, как процветут экономические интересы Запада в новой Ливии", – добавляет эксперт.

По мнению президента фонда "Евразия" Андрея Кортунова, "конфликт не продемонстрировал однозначно эффективность однополярного мира, поскольку Ливия – не сверхдержава, а Каддафи – даже не Саддам Хусейн".

Эксперт считает, что "судьба Каддафи не будет уроком для лидеров подобного толка" и не сомневается, что конфликты будут продолжаться, и желающие бросить вызов Западу еще найдутся.

Новости по теме