"Правое дело": тандем поставил Прохорова на место

  • 15 сентября 2011
Эмблема партии "Правое дело" Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption По мнению большинства экспертов, проект под названием "Правое дело" закрыт

Свержение лидера "Правого дела" Михаила Прохорова на съезде партии, по мнению большинства аналитиков, ставит на этом проекте жирный крест.

Наблюдатели и рядовые граждане в ходе опросов изначально называли "Правое дело" "марионеточной партией, управляемой из Кремля" и сомневались в его электоральных перспективах.

Но дело не только в бывшей партии Прохорова. Речь идет о судьбе либеральной идеи в России.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

Стараниями властей, отказавших в регистрации Партии народной свободы Бориса Немцова и Владимира Рыжкова, "Правое дело" оказалось единственной силой, способной представлять на выборах этот спектр общественного мнения.

После случившегося мало кто сомневается, что в новой Думе, избираемой уже не на четыре, а на пять лет, снова не будет ни одного политика, подходившего бы под определение либерала.

Между тем, по данным социологических исследований на самые разные темы, от отношения к НАТО до отношения к секс-меньшинствам, либеральные ценности поддерживают около 15% граждан России.

Минусовые шансы

Михаил Прохоров заявляет, что из политики не уйдет. Однако реализовать свои планы он сможет только в следующем электоральном цикле, если вообще сможет. Судя по его словам, это понимает и сам Прохоров.

Что касается "Правого дела", оно, как выразился депутат-"справедливоросс" Антон Беляков, "уйдет в рейс без машиниста".

"Раскол подорвал и без того хлипкое доверие, думаю, крайне маловероятно, что партия соберет больше двух процентов голосов на выборах", - уверен Беляков.

Действительно, основной вывод, который теперь, вероятно, сделают избиратели: "опять эти демократы даже между собой не могут договориться".

Либерально настроенные россияне терпеть не могут пословицу "Коней на переправе не меняют", часто используемую для оправдания неограниченной и несменяемой власти. Но здесь был именно тот случай.

К Прохорову имелось немало претензий - и по методам руководства партией, и по ведению избирательной кампании. Но каким бы он ни был, оставаться накануне выборов без лидера, не то что харизматичного, а хоть сколько-нибудь известного, мягко говоря, не совсем разумно.

"Даже с Прохоровым их шансы были не очень велики, а теперь они не просто нулевые, а минусовые", - заявил Русской службе Би-би-си генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

Неужели активисты "Правого дела" этого не понимают?

Закулисные пружины

По мнению Антона Белякова, дело в том, что Михаил Прохоров принес в политику авторитарный стиль управления, к которому привык в бизнесе, а либералы такого не любят.

"Это классическое противоречие: есть человек, который хозяин, который привык рулить принадлежащим ему бизнесом, и есть коллегиальные органы, его однопартийцы. Это две косы, которые нашли на камень", - заявил депутат агентству Интерфакс.

Независимые эксперты полагают, что искать причины случившегося надо не в настроениях "праводельцев", а в Кремле.

"Прохоров не был никаким демократом, это был кремлевский ставленник, назначенный по указанию президента Дмитрия Медведева и уволенный по указанию того же Медведева", - сказал в беседе с Русской службой Би-би-си генеральный директор Института национальной стратегии Станислав Белковский.

"Как сказал в аналогичной ситуации Борис Ельцин про одного федерального чиновника, "товарищ не понял своей роли", - считает эксперт. - Прохорова поставили в "Правое дело", чтобы окучивать либеральный электорат, который должен был "встать с дивана". Вместо этого Прохоров ударился в идеологические метания, стал апеллировать к любому электорату, только не либеральному, и, наконец, начал игнорировать кадровые поручения Кремля. В частности, отказался включить в предвыборный список нескольких деятелей науки и культуры, рекомендованных лично президентом. Финал закономерен".

Надо быть наивным, чтобы рассуждать о какой-то самостоятельной позиции активистов "Правого дела", считает директор Центра политических технологий Игорь Бунин.

"Большинство из них - предприниматели, работающие в политике с административным ресурсом и пуще всего боящиеся войти в конфликт с властью, - говорит он. - Просто президентская администрация понимала Прохорова как полностью управляемого исполнителя, а он, вероятно, думал, что не должен переходить некую границу, но обладает достаточной автономией".

По мнению аналитика, спусковым крючком могло стать намерение Прохорова включить в предвыборный список главу уральского общественного фонда "Город без наркотиков" Евгения Ройзмана, которого многие считают достаточно противоречивой личностью.

"Конечно, Ройзман - не та фигура, чтобы вызвать обеспокоенность Медведева и Путина, - рассуждает Бунин. - Думаю, дело обстояло примерно следующим образом: чиновники из администрации доложили членам тандема, что Прохоров ведет себя бесконтрольно. Сегодня своевольничает в вопросе о Ройзмане, а завтра в чем? Прохоров же - человек властный, с высокой самооценкой, он эмоционально не мог встать на задние лапки и взять назад обещание, публично данное им Ройзману".

Некоторые наблюдатели усмотрели главную сенсацию в публичном выпаде Прохорова против заместителя главы кремлевской администрации Владислава Суркова.

Однако чему здесь удивляться?

Суркова давно называют "серым кардиналом Кремля" и, по мнению многих, в российской внутренней политике без его участия ничего не делается. Понятно, что сколотить миллиардное состояние может только человек с характером, и Прохоров, после того, как ему указали на дверь, психологически не мог уйти на цыпочках.

Российские политики обычно лояльны Кремлю, пока Кремль готов иметь с ними дело, а, получив от ворот поворот, делаются смелыми оппозиционерами, по крайней мере, на словах. Нечто подобное случилось ранее с лидером "Справедливой России" Сергеем Мироновым.

Тандем назначил и снял

Скандал вокруг "Правого дела" дал новый толчок догадкам об отношениях внутри правящего тандема.

До недавнего времени Михаил Прохоров считался президентским протеже. Дмитрий Медведев не раз публично заявлял о желательности плюрализма и необходимости как-то разбавить монополию "Единой России", тогда как Владимир Путин не скрывал прохладного отношения к самой идее политической конкуренции.

Однако эксперты, опрошенные Русской службой Би-би-си, предположения о разногласиях между Медведевым и Путиным по поводу Прохорова не разделяют.

"Между Медведевым и Путиным нет принципиальной идеологической разницы, и согласие на назначение Прохорова они давали оба, - уверен Станислав Белковский. - Решающую роль в его смещении сыграло именно недоверие президента. Поэтому, если бы Прохоров был честен до конца, он обвинял бы в своих сегодняшних бедах не Суркова, а Медведева".

"Думаю, и назначение Прохорова, и его устранение было совместным решением тандема", - считает Игорь Бунин.

Что делать?

Между тем, перед российскими оппозиционерами снова встает извечный вопрос: "Что делать?".

"Смысла голосовать за "Правое дело" теперь нет, - полагает Станислав Белковский. – Даже при массированном использовании административного ресурса оно может вползти в Думу, только если будет найден харизматичный лидер, более эффективный, чем Прохоров. Пока такой фигуры на кремлевском горизонте не видно. В принципе, если бы лидера удалось найти, то и три месяца - достаточный срок. Вспомним хотя бы успех "Единства" в 1999 году. Но среди управляемых фигур трудно найти политически сильные личности".

По мнению Белковского, больше всех выигрывает в сложившейся ситуации "Справедливая Россия".

"Для оживления выборной интриги Кремль должен будет ослабить давление на эту партию, - говорит он. В основном же случившееся усугубит разочарование оппозиционного электората и усилит популярность вариантов, связанных с прямым или непрямым бойкотом выборов".

"Избиратели выберут разные пути, - считает Игорь Бунин. - Некоторые станут искать партию, наиболее оппозиционную режиму. Может, какие-то голоса возьмут "Яблоко" и "Справедливая Россия". Но большинство, скорее всего, пойдет в "наХ-наХ", или вообще голосовать не пойдет".

Прощание с иллюзиями

В российской блогосфере появилось предположение, что Медведеву и Путину почему-то не нравится имя "Михаил". Ходорковский, Касьянов, теперь Прохоров…

Но большинство наблюдателей не расположены к шуткам. Общая оценка такова, что последние события говорят об отсутствии в стране не только "управляемой", а какой бы то ни было демократии. Любая оппозиция, даже карманная и не опасная для Кремля, последовательно истребляется.

"Мне тут напомнили, что сегодня Международный день демократии. Отмечаем, похоже, "с огоньком", - написал на сайте микроблогов Twitter помощник президента Аркадий Дворкович.

На пресс-конференции в четверг Прохоров выразил уверенность, что судьба Ходорковского ему не грозит.

Собственно, никто так и не думал. В частности, Игорь Бунин уверен, что подобный вариант исключен: государство не станет обострять отношения с большим бизнесом, преследуя одного из его представителей без очень серьезных оснований.

Однако сам ход мысли показателен. Как только бизнесмен не в "Единой России", так сразу на ум приходит Ходорковский.

"Ситуация была очевидной и до скандала с Прохоровым, - говорит Станислав Белковский. - То, что этот скандал откроет многим глаза и вынудит расстаться с последними иллюзиями относительно российской демократии, является положительным итогом случившегося".

Игорь Бунин надеется, что в течение следующей легислатуры Кремль все же пойдет на хотя бы ограниченную либерализацию системы.

"Сверху поступают противоречивые сигналы, - указывает он. - Уже решено к следующим выборам снизить порог для прохождения партий в Думу. Министр юстиции [Александр Коновалов] высказывался за смягчение порядка регистрации партий".

"Медведев постоянно говорит, что демократия должна развиваться медленно, но неуклонно. Однако в данный момент тандем, очевидно, решил оставить пока все, как есть. Реальная политическая борьба начнется где-нибудь к 2015 году, если, конечно, социальный взрыв не произойдет раньше", - считает Игорь Бунин.

Новости по теме