Путинская дума кое в чем уступает царским

  • 25 ноября 2011
Зал заседаний дореволюционной Госдумы в Таврическом дворце
Image caption Дореволюционная Дума заседала в Таврическом дворце

Государственный строй современной России политологи характеризуют как управляемую демократию. В отечественной истории был аналогичный период - с 1905 по 1917 год.

Сравнение приводит к выводу, что политической состязательности и разделения властей при Николае II было в чем-то меньше, а в чем-то больше, чем при Владимире Путине.

Отношение к демократии

Парламент в России был создан Высочайшим манифестом "Об усовершенствовании государственного порядка" от 17 октября 1905 года.

"Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от Нас властей", - говорилось в документе.

Тема выборов обсуждается на форуме bbcrussian.com

Порядок выборов и полномочия Думы определялись специальными законами от 11 декабря 1905 и 20 февраля 1906 года и Основными государственными законами от 23 апреля 1906 года. К эвфемизму прибегли, потому что слово "конституция" царю и его окружению глубоко претило.

Современный историк Игорь Бунич убежден, что Николай II осознанно и постепенно вводил демократию, "отлично понимая, что Россия еще не вполне готова к таким преобразованиям". Однако большая часть исследователей этого мнения не разделяет.

Менее чем за год до того, как издать манифест, Николай II твердо заявлял: "Я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа". И о самом подписании сообщил матери не как о желанном событии: "Я перекрестился и дал им все, чего они хотели".

Впрочем, и Владимир Путин спустя сто с лишним лет то ли оговорился по Фрейду, то ли сознательно заявил во время телемоста с гражданами в декабре 2009 года: " У нас, слава Богу, никаких выборов нет!".

"Не секрет, что при Владимире Путине число выборов в России сократилось, - заявил по этому поводу Русской службе Би-би-си политолог Михаил Виноградов. - Можно предположить, что он относится к этому институту без восторга".

Божьим избранником нынешний лидер себя не называет, но во время ежегодной валдайской встречи с иностранными журналистами и политологами 11 ноября сказал, что передаст кому-либо власть лишь тогда, "когда возникнет более политически зрелая система". Судя по этим словам, он уверен, что без него страна пропадет, и право оценивать степень зрелости резервирует исключительно за собой.

Выборы

Дореволюционная Дума состояла из 524 депутатов и избиралась на пять лет.

Император был наделен неограниченным правом распускать ее и назначать досрочные выборы. В этом смысле у президента РФ полномочий меньше - он может распустить нижнюю палату лишь в случае трехкратного отклонения предложенной им кандидатуры премьер-министра или трехкратного вынесения вотума недоверия правительству.

Голосование проводилось по мажоритарной системе и было многоступенчатым. Граждане по месту жительства посылали своих представителей на собрания все более высокого уровня, от волостных до губернских, а уже те непосредственно избирали будущих депутатов.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Сергей Витте - автор манифеста 17 октября и отец российского парламентаризма

В настоящее время подобного порядка нигде в мире нет. Александр Солженицын находил в нем определенные преимущества, считая, что он позволял проводить в парламент меньше профессиональных политиков и больше людей "от земли", лично известных избирателям и тесно связанных с ними.

Кроме того, четыре социально-профессиональные группы - землевладельцы, городские предприниматели, интеллигенция и служащие, крестьяне и рабочие - выбирали депутатов отдельно. Группы назвали, на древнеримский лад, куриями. Количество их представителей в парламенте не было пропорциональным доле в составе населения.

Существовал имущественный ценз, правда, довольно мягкий: фактически, в сельской местности было достаточно иметь дом, а в городе - постоянную работу.

Не голосовали и не могли выдвигаться женщины, молодежь до 25 лет, военные и полицейские, губернаторы, вице-губернаторы и градоначальники, осужденные, подследственные и банкроты, "бродячие инородцы", "лица, исторгнутые из духовного сана за пороки", а также подданные эмира бухарского и хана хивинского.

За минувшие сто лет идея всеобщего, прямого, равного и тайного голосования настолько утвердилась и овладела умами, что никакие иные варианты не рассматриваются. Однако в начале XX века имущественный и образовательный ценз существовал в той или иной форме во многих странах. Избирательное право для женщин было введено в Британии в 1918 году, в большинстве штатов США - в 1920 году.

Политический плюрализм

Сначала закон о выборах составили так, чтобы существенное представительство в Думе получили крестьяне - по мнению двора, простодушные и любящие царя-батюшку. На деле первая и, особенно, вторая Думы оказались леворадикальными.

Крестьянские депутаты, объединившись в "трудовую фракцию", потребовали немедленного безвозмездного отчуждения помещичьих, царских и монастырских земель и поддержали требование амнистии революционеров, в том числе осужденных за террор.

В результате, первая Дума проработала 72 дня, вторая - 102 дня.

После этого куриальное представительство изменили в пользу образованных и имущих классов. 99 миллионов крестьян получили столько же мест в Думе, сколько 276 тысяч дворян. На пять миллионов рабочих пришлось всего шесть квотированных мандатов.

С современной точки зрения это, конечно, было грубейшим нарушением демократии. Зато тогдашняя Россия не знала понятия "грязные политтехнологии", и даже самые непримиримые критики властей не обвиняли их в подтасовке итогов голосования.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Современная Дума избирается всеобщим и равным голосованием, зато перестала быть местом для дискуссий

III и IV Думы, отработавшие полные сроки, оказались надежно консервативными, но не марионеточными, и уж точно являлись "местом для дискуссий".

В них были представлены шесть партий, от правых националистов до большевиков, отражавших весь спектр интересов и мнений.

Отказавшись от лобовой конфронтации с исполнительной властью, думское большинство укрепляло свое влияние через контроль над бюджетными расходами.

Премьер Петр Столыпин ввел в практику регулярные совещания министров и членов думских комитетов, в ходе которых стороны учились компромиссу и взаимному уважению.

"Может ли англичанин, воспитанный на традициях Гладстона, для которого Дума являлась почти родным домом, где у него были друзья, принадлежавшие к разным партиям, не вспоминать об этом навсегда ушедшем прошлом? - писал после революции бывший британский посол в Петербурге сэр Бернард Пэйрс. - Дума являла собой пример открытости, смешанной с удивительной простотой, позволявшей сближать мнения, казавшиеся непримиримыми. Депутаты учились на практике понимать и друг друга, и правительство, их компетентность возрастала с необычайной быстротой".

Формирование правительства

Назначение премьера, членов кабинета и высших чиновников до 1917 года оставалось исключительной прерогативой императора, а "ответственное министерство" - главным требованием оппозиции.

В современной России предложенная президентом кандидатура премьера должна пройти утверждение в Думе, но, если депутаты трижды разойдутся во мнениях с главой государства, президент может их распустить.

В этом случае его ставленник будет назначен и.о.премьера до следующих выборов.

Утвердив премьера, парламент в дальнейшем не участвует в формировании правительства и не может выражать недоверие отдельным министрам.

За всю историю современной России Дума сумела настоять на своем один-единственный раз. В сентябре 1998 года на пост премьера не был утвержден Виктор Черномырдин и правительство в итоге возглавил Евгений Примаков.

Четырежды по воле президента премьерами без внятного объяснения причин становились ранее малоизвестные люди, чьи кандидатуры оказывались полным сюрпризом как для общества, так и для думцев: Сергей Кириенко, Владимир Путин (в августе 1999 года), Сергей Фрадков и Виктор Зубков.

Прерогативы главы государства

Ключевыми для отношений между законодательной и исполнительной властями являются право главы государства накладывать вето на решения парламента и право издавать указы.

Права вето у царя вовсе не было.

Правда, здесь имелась одна хитрость: таким правом обладала верхняя палата, Государственный Совет, являвшаяся бункером консерватизма. Половина его членов назначалась монархом, половина избиралась дворянскими собраниями, земствами, университетами и объединениями предпринимателей. Поскольку среди членов Госсовета по назначению было много сановников почтенного возраста, его прозвали "имперские мощи".

В современной России верхняя палата, Совет Федерации, в 1990-х годах формировалась из выборных губернаторов и глав региональных законодательных собраний, в настоящее время - из их представителей, при этом сами губернаторы с 2004 года фактически назначаются из Москвы.

Президент обладает правом вето, которое Дума и Совет Федерации могут преодолеть только двумя третями голосов в каждой из палат по отдельности. На практике, законопроекты, не нашедшие поддержки кремлевской администрации, либо снимаются на стадии обсуждения, либо не проходят второе и третье чтение.

В плане издания указов у президента возможностей больше, чем было у государя императора. Тот мог единолично издавать законы лишь в перерывах между сессиями Думы. Президент издает указы, имеющие силу законов, в любое время, а парламенту, чтобы их аннулировать, опять-таки требуются две трети голосов.

Таким образом, глава государства может управлять вопреки воле думского большинства, если оно не является конституционным.

Борис Ельцин широко пользовался указным правом. Владимир Путин и Дмитрий Медведев к нему практически не прибегали, поскольку в условиях, когда в Думе безраздельно доминировала прокремлевская "Единая Россия", такой необходимости не возникало.

Страна-второгодник

По мнению большинства историков, государственный строй, созданный Витте и Столыпиным, устоял бы, если бы не мировая война и распутинщина. Ряд исследователей полагает, что Россия за 20-30 лет эволюционировала бы в монархию британского типа и имела шанс к тому же времени стать первой экономической державой мира, обогнав Соединенные Штаты.

В начале 1990-х годов, когда возник вопрос о принятии конституции новой России, Кремль поддерживал проект депутата Олега Румянцева, предусматривавший баланс между законодательной и исполнительной властями. Однако большинство депутатов отвергли его, заявив, что их вполне устраивает конституция советская.

Работа Конституционной комиссии весной и летом 1993 года зашла в тупик, и запомнилась только эпизодом со скандалившим депутатом Юрием Слободкиным, которого вынесли из зала на руках сотрудники президентской охраны.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Действующая российская конституция - результат не компромисса, а противоборства

Основной Закон, принятый на референдуме 12 декабря 1993 года, явился плодом лобового столкновения, которое многие считают гражданской войной, хотя и продлившейся всего несколько дней.

Победители, как известно, получают все. Юристы-государствоведы практически единодушно характеризуют действующую конституцию как несбалансированную и "сверхпрезидентскую".

В конце 1990-х годов среди российских политиков преобладало мнение, что это очень плохо, и с этим срочно надо что-то делать. В нулевые годы они озаботились другим: каких бы еще полномочий дать главе государства, да как сделать, чтобы правил он подольше.

Возглавив в сентябре Совет Федерации, Валентина Матвиенко высказалась в поддержку выборности членов верхней палаты. Через несколько дней сделалось известно, что в президенты в 2012 году будет баллотироваться не Дмитрий Медведев, а Владимир Путин, и спикер тут же отыграла назад: по ее словам, в таком случае потребуется менять конституцию, а это "сложно".

Изменить конституцию и продлить срок полномочий президента с четырех до шести лет в 2008 году оказалось так просто, что никто и не заметил.

Сэр Бернард Пэйрс, к счастью, ошибся в одном: время парламентаризма в России в 1917 году ушло не навсегда. Однако страна осталась в классе демократии на второй год, и в XXI веке вынуждена учиться ей заново.

Новости по теме