"Живой Журнал": интернет-площадка для независимых мнений

  • 1 марта 2012
Логотип "Живого Журнала" Правообладатель иллюстрации LiveJournal
Image caption Для россиян "Живой Журнал" быстро стал не столько платформой для ведения дневника, сколько социальной сетью

Перед воскресным голосованием на президентских выборах в России эмоции избирателей накалены, кажется, больше, чем за предыдущие 10 лет.

Отчасти это происходит благодаря интернет-революции, бросившей вызов способности государства контролировать общественное мнение – и, в частности, "Живому Журналу".

В стране, где телевидение находится под жестким контролем, и издается всего несколько независимых газет, интернет стал пространством для выражения альтернативных мнений. Почти все они появляются на блог-платформе LiveJournal, известном в России как "Живой Журнал" или просто ЖЖ.

Россияне освоили "Живой Журнал", основанный американским разработчиком Бредом Фитцпатриком в 1998 году как способ общения с друзьями, и превратили его в огромную платформу для бурлящего потока политического гнева, красочной прозы и незаурядного обмена мнениями.

"Смешная штука"

Все началось случайно.

Преподаватель славянской литературы Тартуского университета Роман Лейбов стал в 2001 году первым, кто начал вести регулярный блог в "Живом Журнале" на русском языке.

"Проба пера. Попробуем по-русски... Смешная штука", – такой была его первая запись.

"Мне понравилось, потому что в течение длительного времени был спрос на что-то подобное... Я включился в это довольно быстро и стал активно показывать этот ресурс своим друзьям", – сказал Лейбов в интервью Би-би-си.

Исследователь русской блогосферы Евгений Горный, начавший писать в ЖЖ через два месяца после Лейбова, вспоминает, что сначала это было просто развлечением.

"В то время мы не считали себя пионерами, мы просто получали удовольствие", – сказал он.

Но даже тогда, на ранней стадии существования "Живого Журнала", уже просматривалась разница между его российскими и американскими участниками. Американцы пользовались им, главным образом, не для общения, а для ведения дневников.

Российские авторы, тем временем, создавали сообщество. Для них ЖЖ быстро стал социальной сетью.

"Они начали показывать его своим друзьям, а потом появилось ядро интернет-сообщества, – рассказал Лейбов. – Оно стало самым первым в этой среде дневников и социальных сетей".

Новички часто начинали как читатели других блогов, но вскоре начинали вести свои собственные, добавил он.

"Самый модный адрес"

ЖЖ скоро стал любимой игрушкой элитной группы профессионалов Рунета. Среди них было много журналистов, которые стали пользоваться этой платформой, чтобы получить доступ к более широкому кругу читателей.

"Если бы не было ЖЖ, было бы что-то другое", – говорит Олег Кашин, обозреватель газеты "Коммерсант" и блогер с 10-летним стажем.

ЖЖ, как сказал Горный, стал "самым модным адресом в интернете" и даже общим термином для обозначения блогов на русском языке. К середине нулевых им пользовались 44% русскоязычных блогеров.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Аналитики говорят, что популярность ЖЖ среди россиян объясняется целым рядом причин.

  • Его серверы находятся в США – и это воспринимается как гарантия свободы слова на фоне усиления давления в России на частные СМИ.
  • Он был разработан как многоязычная среда, и к 2004 году его интерфейс был переведен на более чем 30 языков.
  • Он хорошо вписывается в русский менталитет, который ценит дружбу и неформальные сети.
  • Будучи создан задолго до возникновения конкуренции, ЖЖ получил естественное преимущество.
  • Перенести блог на новую платформу сравнительно несложно, но ЖЖ имеет несколько специфичных для данной платформы элементов социальных сетей.

SUP Media берет управление на себя

В 2007 году, однако, вера многих русскоязычных пользователей в ЖЖ была поколеблена, когда российская компания SUP Media, основанная в 2006 году американцем Эндрю Поулсоном и российским банкиром Александром Мамутом, купила русскоязычный сервис LiveJournal.

Это была самая крупная в истории покупка американской интернет-компании российским бизнесом. Сообщается, что сделка обошлась SUP примерно в 30 млн долларов.

Эта сделка вызвала возмущение блогеров, опасавшихся, что правительство России пытается таким образом взять под контроль ЖЖ в преддверии президентских выборов марта 2008 года.

"Была волна страха", – говорит Джон Келли, один из авторов доклада о русскоязычной блогосфере, изданного в 2010 году Гарвардским университетом.

"В то время было много разговоров, что все убегут и перейдут на другие платформы. Но этого не произошло", – добавляет Келли.

Кроме того, новых владельцев ЖЖ привлекал быстро растущий российский интернет-рынок. Очевидно, что они не имели намерений сдерживать страсти блогеров.

Но они ничего бы не смогли сделать даже при всем желании, утверждает Антон Носик, известный блогер и медиа-директор SUP. Платформа размещается на отдельном калифорнийском хостинге компании под названием LiveJournal Inc, созданном после заключения сделки.

"Если блог имеет российский хостинг, полиция может организовать проверку блогера", – поясняет Носик. Но если кто-то ведет блог в "Живом Журнале", то единственная возможность для властей России – обратиться в Сакраменто.

"Типичный ответ от [властей] штата Калифорния – "нет", – уверен Носик.

Власти и оппозиция – все в ЖЖ

К марту 2009 года месячная аудитория ЖЖ составляла 8,7 млн человек - согласно глобальному исследованию рынка, проведенному компанией TNS.

Но вскоре появились соперничающие платформы - такие, как LiveInternet - и, что гораздо важнее, социальные сети Facebook и "ВКонтакте".

Независимый эксперт и веб-консультант Антон Меркуров, однако, не видит прямой конкуренции. "Живой журнал" не является такой же социальной сетью, как Facebook и т.д. LiveInternet может быть таким же популярным, как "Живой Журнал", но у очень молодой аудитории", – говорит он.

Исследование социальных сетей, проведенное компанией Morningside Analytics, показало, что на ЖЖ находится 93% русскоязычных блогов, связанных с выборами и активных в течение последних шести месяцев.

Но в первые восемь месяцев 2011 года, по данным компании Comscore, количество уникальных пользователей ЖЖ по всему миру снизилось по сравнению с предыдущим годом на 8,2 млн и составило 27,7 млн. В России, однако, снижение не было таким резким.

Блогеры, представляющие разные оттенки политического спектра, активно использовали ЖЖ в качестве своей платформы. В апреле 2011 года президент России Дмитрий Медведев стал вести блог, транслируемый на сайте Кремля и в ЖЖ.

Спикер Думы Борис Грызлов также открыл свой блог в ЖЖ.

Один из лидеров российского протестного движения, зародившегося нынешней зимой после парламентских выборов, Алексей Навальный стал известным как блогер, борющийся с коррупцией.

"У меня нет возможности публиковать материалы о коррупции в, скажем, "Газпроме" или "Транснефти", – сказал он в прошлом году в интервью New York Times. – ЖЖ позволяет донести эту информацию до нескольких миллионов человек, что можно сравнить с аудиторией телеканала".

Когда оппозиционного журналиста и блогера Олега Кашина избили до полусмерти в 2010 году, интернет взорвался от возмущения. Информация об инциденте распространилась по Рунету, и в считанные часы в центре Москвы была организована акция в защиту Кашина. Многие из вышедших на эту демонстрацию были пользователями интернета, ранее никогда не участвовавшими в акциях протеста.

"Я был потрясен такой реакцией", – сказал Кашин.

Совершенно естественно, что ЖЖ стал одним из ключевых центров общественной активности во время и после выборов в Думу в декабре 2011 года, которые, как утверждает оппозиция, прошли со значительными нарушениями.

ЖЖ – "островок свободы"

Официальные средства массовой информации в России проигнорировали митинг оппозиции, состоявшийся 5 декабря, на следующий день после думских выборов, однако он активно обсуждался в блогосфере.

В отличие от некоторых стран, Россия никогда не предпринимала попыток блокировать "Живой Журнал". Возможно, потому, что это стимулирует антиправительственные настроения у слишком большого количества пользователей интернета.

"Основываясь на технических испытаниях, мы знаем, ... что Россия технически не фильтровала интернет, так что я не ожидаю подхода к интернет-контролю в стиле Китая или Казахстана, – говорит Брюс Этлинг, директор интернет-проектов Беркманского центра при Гарвардском университете. - Кажется маловероятным, что они начнут это делать в ближайшем будущем, так как это может повлечь за собой значительные политические издержки".

Антон Меркуров соглашается. "Это не в интересах ни бизнеса, ни политики, – оказывать какое-либо давление на интернет, – утверждает он. - Он всегда был островком свободы, и будет оставаться таковым".

Однако ряд DDoS атак на "Живой Журнал" позволяет предположить, что кому-то очень хотелось бы его закрыть, если бы это было возможным.

Для тех, кому есть, что сказать

Атаки в марте-апреле 2011 были настолько существенными, что президент Медведев лично приказал полиции провести расследование, назвав их "возмутительными и незаконными". ЖЖ снова "лег" перед декабрьскими выборами.

Директор по развитию компании SUP Илья Дронов сказал об апрельском нападении, что "атака была направлена непосредственно на сам сервис, без каких-либо персональных предпочтений со стороны атакующих". Он добавил, что "кому-то очень хочется, чтобы ЖЖ перестал существовать как площадка".

"Вопрос в том, сдадимся мы, или нет. Это война, и без жертв, увы, не обойдется".

Так сможет ли Живой Журнал выжить? Он потерял монополию на русскоязычную блогосферу, многие молодые пользователи выбирают Facebook или "ВКонтакте".

"Конечно, это проблема, – говорит Меркуров, – потому что людям нужно публиковать [информацию] немедленно, а если сервис не работает сейчас, то пользователь переключается на Facebook, Twitter или на что угодно".

Однако Антон Носик уверен, что "Живой Журнал" справится с атаками, поскольку него "лучшая DDoS-защита в мире".

И старому козлу Фрэнку, доставшемуся ЖЖ в наследство от первого разработчика сервиса Бреда Фитцпатрика, еще есть, что сказать. Исследования международной аудитории показывают, что сайт сохраняет популярность у молодых людей, которым не исполнилось 30.

Писатель Роман Лейбов говорит, что для него важно иметь платформу, где сохраняются литературные опыты – и его, и других людей.

"Меня удивляет Facebook… как может существовать сервис, где люди говорят какие-то вещи, а потом эти вещи исчезают", – удивляется он.

"Никто "ВКонтакте" или на Facebook не пишет тексты в 10 страниц. А в ЖЖ их легко опубликовать, – добавляет Евгений Горный. - Это не для писателей. ЖЖ очень удобен для тех, кому есть, что сказать".

Новости по теме