Выбор КПРФ: "синица" или "журавль"?

  • 7 марта 2012
Владимир Путин встречается с кандидатами в президенты 5 марта 2012 года Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Геннадий Зюганов не приехал на переговоры к Путину и не стал его поздравлять

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов оказался единственным кандидатом в президенты, кто не поздравил Владимира Путина с успехом и не поехал на встречу с ним на другой день после выборов.

Владимир Жириновский и Сергей Миронов приветствовали победу Путина в таких выражениях, словно были активистами его избирательного штаба. Михаил Прохоров от восторгов и комплиментов воздержался, но продемонстрировал готовность к сотрудничеству.

Можно ли говорить о переходе коммунистов в непримиримую и, главное, боевитую оппозицию?

Председатель Центральной контрольно-ревизионной комиссии КПРФ и, по мнению многих, второй человек в партии, Владимир Никитин в интервью Русской службе Би-би-си косвенно подтвердил это.

"Судьба России будет решаться не на выборах, а на площадях. Компартия должна возглавить борьбу, а не уклоняться от нее", - заявил он.

Владимир Никитин считает, что Зюганов напрасно смирился с итогами президентских выборов 1996 года и не позвал своих сторонников на улицу.

КПРФ - единственная парламентская партия, не признающая нынешние выборы легитимными.

"Я во время выборов находился в Псковской области, и вывод Геннадия Андреевича о том, что выборы были нечестными, полностью подтверждаю. Такого произвола мы еще не видели. Такого изощренного наглого давления на избирателей и на компартию не было даже в ельцинские времена", - заявил Никитин.

Однако ведущий политолог фонда "Индем" Юрий Коргунюк считает воинственные речи ведущих коммунистов пиаром.

"Зюганов может себе позволить такую позу. С учетом протестных настроений в обществе, играть на этом поле выгодно. Ничего принципиально нового здесь нет. На уровне слов КПРФ всегда была весьма радикальна, а когда доходило до практических моментов, проявляла гибкость, готовность к компромиссу, по марксистскому определению, соглашательство. Так будет и сейчас", - заявил эксперт Русской службе Би-би-си.

Идейная неразбериха

Компартия и лично Геннадий Зюганов уже давно получают на всех выборах примерно одинаковое количество голосов. Комментаторы говорят в связи с этим об "электоральном гетто".

По мнению политологов, левые силы имеют в России серьезные перспективы. Но для успеха недостаточно ритуально бранить "антинародный режим" и уповать на то, что народ наконец-то "прозреет".

Стержнем идеологии КПРФ была и остается советская ностальгия.

Но с 1991 года много воды утекло. Добрая половина нынешних россиян не жили в СССР, и большинство тех, кто сохранил о нем светлую память, понимают, что дважды в одну реку не войдешь.

К тому же ностальгия носит выборочный характер. Люди тоскуют, в основном, по великой державе, но при этом помнят, что в ней были пустые магазинные полки, жесткая цензура и "железный занавес". А державно-патриотического конька успешно оседлала действующая власть.

По словам Владимира Никитина, руководство партии сознает необходимость поиска новых идей.

"Назад возврата нет. Мы отказываемся от многих заблуждений", - заявил он.

По мнению политологов, партия, сочетающая идеи социальной справедливости и патернализма с демократией, способна вырваться из "гетто", и даже прийти к власти под лозунгами частичной национализации, прогрессивного подоходного налога, социального государства, защиты прав работников в тред-юнионистском смысле, честных выборов и борьбы с коррупцией.

Однако Владимир Никитин ставит в пример не европейский социализм, а Китай.

"Западная демократия губительна для России, - заявил он. - Китай, развиваясь на основе коллективистского общества и сочетания государственной и частной собственности, за 30 лет стал великой державой".

"Те в партии, кто думает иначе, сильно ошибаются", - добавил он, признавая, что по данному вопросу среди его коллег существуют разные мнения.

Но открытая переориентация на китайскую модель означала бы еще больший отход от идеалов классического марксизма. Социального равенства в КНР нет и в помине, эксплуатация и конкуренция жестче, чем в США, не говоря уж о Европе, права трудящихся сведены к минимуму, протесты жестко подавляются.

По словам Никитина, КПРФ не собирается пересматривать свое отношение к Сталину.

Правда, он пояснил, что коммунисты ценят Сталина не за террор, а за его позицию национального лидера.

"Троцкий пытался оттолкнуть Россию от дореволюционных корней, нынешняя власть - от советского периода, а Сталина мы рассматриваем как человека, сумевшего поверить в дух и силы русского народа и сохранить связь времен", - заявил он.

Вряд ли подобные теоретические рассуждения смогут переубедить тех, для кого Сталин символизирует, прежде всего, тотальную несвободу, террористические методы управления и массовые убийства.

По мнению Юрия Коргунюка, лидеры КПРФ это понимают, но боятся раскола в своих рядах и потери части "ядерного электората".

Владимир Никитин подтвердил, что партия по-прежнему выступает против купли-продажи земли. Между тем владельцами небольших участков стали миллионы семей, которые ценят право не только выращивать на них картошку, но и продавать, закладывать и завещать свою собственность.

В одиночку

Логика борьбы с "режимом" сделала коммунистов более открытыми к сотрудничеству с другими политическими силами.

5 марта на Пушкинской площади представитель КПРФ выступал с одной трибуны с Гарри Каспаровым и Борисом Немцовым, что еще недавно невозможно было представить.

Однако когда речь заходит об организационном оформлении альянсов, руководство партии проявляет большую сдержанность.

Вскоре после выборов лидер "Справедливой России" Сергей Миронов предложил коммунистам создать единую левую партию. Ответа не последовало.

"Никакой объединенной партии создавать мы не будем, потому что Миронов толкает к социал-демократии", - сказал Владимир Никитин.

По мнению Юрия Коргунюка, дело не в идеологии, а в нежелании руководства КПРФ делиться должностями.

"О чем вы говорите? - заявил он. - Геннадий Зюганов вытравил из партии всех сколько-нибудь сильных и перспективных лидеров, разгромил московскую и питерскую парторганизации, и все ради единоличной власти. Никакого слияния ни с кем, возможно только тактическое сотрудничество по голосованию в парламенте, отдельные акции могут вместе с кем-то проводить".

Проблема преемника

В июне Геннадию Зюганову исполнится 68 лет. Большинство наблюдателей полагает, что на следующие выборы компартию поведет новый лидер.

После январской встречи Зюганова с Сергеем Удальцовым в экспертном сообществе пошли разговоры про "свежую кровь". Якобы глава КПРФ пообещал через два года передать свой пост напористому левому политику.

"Если бы Зюганов на это пошел, у партии были бы очень сильные перспективы", - заявил Русской службе Би-би-си политолог Станислав Белковский.

Image caption Многие считают Сергея Удальцова самым перспективным политиком на левом фланге

Проявит ли партия стандартный номенклатурный подход, выдвинув в преемники кого-то из следующих за ним по рангу функционеров, или примет сильное нетривиальное решение?

Судя по словам Владимира Никитина, больше шансов у первого варианта.

"Такого не бывает, чтобы человек со стороны пришел и стал преемником", - уверен он.

Юрий Коргунюк говорит о том же более откровенно.

"Какой Удальцов? Для тех, кто знает ситуацию в руководстве компартии, подобное предположение смешно. Во-первых, Геннадий Зюганов думает не об уходе, а о том, как оставаться у руля вечно. Во-вторых, даже и возникни у него такое намерение, ему не позволит партийная элита", - считает он.

Удобная оппозиция

В российских либеральных кругах можно услышать, что сторонники капитализма и западной демократии когда-нибудь поставят памятник Геннадию Зюганову. Счастье, говорят они, что в сложное переломное время левые силы возглавлял именно он. Более решительный и, главное, честолюбивый и азартный человек мог бы, чего доброго, и к власти прийти.

Коммунистическая партия Российской Федерации по справедливости стоило бы называться "консервативной". По всем вопросам и в любых ситуациях она неизменно выбирает осторожный курс, предпочитая синицу в руках журавлю в небе.

Большинство аналитиков давно утверждают, что руководство КПРФ отлично себя чувствует в своей политической нише и на самом деле к власти не стремится, поскольку борьба за власть всегда сопряжена с риском потерять то, что имеешь.

"Им и так хорошо, - говорит Юрий Коргунюк. - Зачем выходить из привычной среды, что-то менять, с кем-то объединяться? Еще неизвестно, выиграешь или проиграешь - да ну его!"

Геннадий Зюганов может сколько угодно показывать спину Владимиру Путину, но, как и прежде, останется удобным оппонентом для Кремля, уверен эксперт.

Новости по теме