Запрет "пропаганды" омрачает жизнь геев в Петербурге

  • 29 марта 2012
Геи в Петербурге
Image caption Геев в Петербурге приемлют не все, даже среди оппозиции

В Санкт-Петербурге вступает в силу нашумевший закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Обстановка с толерантностью в городе, который одно время называли гей-столицей России, стремительно меняется. И дело не только в инициативах властей.

Александровский парк, площадь перед станцией метро "Горьковская". Здесь формируется колонна митингующих – сторонники партии "Яблоко", "Питерские родители", анархисты, националисты и, наконец, группа выступающих в поддержку ЛГБТ. Все они протестуют против действий властей, и у всех – свои причины.

Те, кто собираются протестовать против закона о пропаганде гомосексуализма, узнали о грядущем митинге в социальных сетях. По их репликам на странице события видно, что, хотя на деле закон в силу еще не вступил, ситуация воспринимается уже иначе: люди боятся, не будет ли выход на митинг считаться пропагандой и не заберут ли его участников в полицию уже по новой статье?

Тех, кто вышел с требованиями защитить права сексуальных меньшинств, всего человек 15 – молодые люди и девушки от 20 до 30 лет. У всех хорошее настроение, они шутят, на их лицах улыбки. Ребята собираются вокруг высокого молодого человека с большим радужным зонтом, разворачивают плакаты и достают большой радужный флаг на высоком древке. Вот-вот должно начаться шествие к Марсову полю.

Молодого человека с зонтом зовут Петр, он врач по профессии и о проблемах ЛГБТ знает не понаслышке: его под руку держит симпатичная застенчивая девушка-трансгендер.

"Хочется жить в свободном обществе, в обществе без ненависти, в обществе, где права всех людей равноценны", – объясняет Петр корреспонденту Би-би-си, почему он сегодня вышел на улицу.

"Новый закон уже спровоцировал насилие: произошло нападение на гей-клуб, – продолжает Петр. – Конечно, насилие будет продолжаться, оно было и раньше. Но другого выхода у нас нет: если мы не будем выходить на улицы, то за нас будут выходить провокаторы. Будут демонстрироваться карикатуры на людей нетрадиционной ориентации – взять репортажи СМИ, которые раньше иллюстрировались исключительно фотографиями с фриками с западных гей-прайдов. Это создает ложное впечатление о ЛГБТ".

Нападение, о котором говорит Петр, произошло в день подписания закона в клубе "Малевич" на выставке ЛГБТ-художников. Неизвестные прыснули в лицо из газового баллончика одной из организаторов выставки и бросили дымовую шашку. Посетителей пришлось эвакуировать.

"Рядом с вами неприятно идти"

Image caption Кого конкретно затронет новый петербургский закон - пока еще не ясно

От разговора с протестующими нас отвлекает подошедший молодой человек с бейджем "организатор".

"Вам нельзя здесь находиться, уберите свои флаги или идите в конец шествия!" – заявляет он.

Люди приходят в замешательство: вроде бы, с одними организаторами договоренность была достигнута, как же так? Даже не имеющие отношения к ЛГБТ на митинге не понимают, кому и чем помешали эти жизнерадостные ребята. Над головами спорящих возвышается один из плакатов: "Сегодня они пришли за геями – завтра они придут за тобой".

Но "организатору" важно другое: "Понимаете, многим участникам шествия неприятно идти рядом с вашими флагами, это компрометирует шествие!"

Через несколько минут при помощи посредников находится компромисс: флаг просто договорились нести пониже и, как ни странно, "организатора" это устроило.

Впрочем, говорить, что его мнение – нехарактерное, тоже не стоит. Сайты многих петербургских газет пестрят комментариями, в которых люди (как правило, женщины) выражают губернатору Георгию Полтавченко и депутату городского заксобрания Виталию Милонову благодарность "за защиту морального здоровья" их детей.

"Лично на мой образ жизни введение этого закона никак не повлияет, – говорит корреспонденту Би-би-си Варвара, специалист офиса продаж крупного оператора сотовой связи. – И вообще, я верю, что закон все равно отменят. Нас очень много, поэтому нет смысла держать нас где-то под замком, мы все равно "вылезем" – если даже не под радужными флагами, мы все равно будем".

"К нам не попадает никто случайный"

В то время как многие еще только обсуждали, придется ли менять свой образ жизни, петербургских ЛГБТ-клубов эта необходимость уже коснулась.

На небольшой улочке прямо позади Гостиного двора находится сразу несколько заведений для геев и лесбиянок. Однако обнаружить их – задача не из простых.

Субботний вечер, молодежь города стремится развлечься и выпить. В нескольких маленьких барах в том же квартале яблоку негде упасть: горят неоновые вывески, выбегают на улицу пошептаться и поболтать по телефону подвыпившие студентки... Здание напротив смотрит на них запертыми глухими дверьми и закрытыми ставнями окнами. Можно подумать, что дом поставлен на снос: ни вывесок, ни света. Но если пройти вдоль здания и прислушаться, можно понять, что на самом деле внутри кипит жизнь.

На зеркальной двери, за которой слышны голоса, – табличка размером с бумажник: бар "Голубая устрица".

Image caption Гей-активисты указывают, что права геев - это неотъемлемая часть прав человека

"Раньше они вывешивали по субботам радужный флаг, – вспоминает учредитель ЛГБТ-кинофестиваля "Бок о бок" Менни де Гуэр. – Но после того как на них напали и избили посетителей, видимо, стали более скрытными".

В другом конце того же дома находится популярный гей-клуб "Центральная станция". И снова: скромная вывеска, закрытые двери. Лишь обилие мусорных мешков с пустыми бутылками, выставленных на улицу, говорит о том, что внутри что-то происходит.

Закрытость для гей-клубов становится одним из качеств, которыми они гордятся.

"К нам не попадает никто случайный, – говорится на сайте уже упомянутого клуба "Малевич". – Благодаря месторасположению, к нам можно попасть, только зная, что клуб находится здесь. Железная входная дверь оборудована видеодомофоном".

"Диалог возможен"

В свое время в Петербурге в закрытом формате ЛГБТ-сообществу удалось провести целый кинофестиваль.

В небольшом офисе в бизнес-центре на Лиговском проспекте его организаторы рассказывают корреспонденту Русской службы Би-би-си о том, что когда они впервые попытались провести фестиваль в 2008, им отказывали в аренде помещения.

"Фестиваль все равно состоялся, но, к сожалению, в закрытом формате – рассказывает директор кинофестиваля "Бок о бок" Гуля Султанова. – Мы информировали зрителей по своей системе рассылок, смсками. На показах было по 50-80 человек – для форс-мажорной ситуации это достаточно много.

"Был какой-то кураж оттого, что что-то вообще начало происходить, – продолжает Султанова. – До этого же вообще практически ничего не было, только закрытые тусовки. В 1995-1996 году были шествия, о которых мало кто знает сейчас, проходил ЛГБТ-кинофестиваль в кинотеатре "Спартак" – мы это обнаружили, когда начинали готовить наш фестиваль. Но хоть нас и погнали в подвал, появилась надежда, что что-то может измениться".

На вопрос о том, подпадает ли теперь кинофестиваль под понятие пропаганды, ответа у его руководителей нет.

"Если исходить из того, что прописано в законе, под пропаганду попадает "целенаправленное и бесконтрольное распространение информации среди несовершеннолетних", – объясняет Султанова. – Причем информации, способной нанести вред из-за того, что она "создает искаженное представление о равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений". Но что значит "нетрадиционные брачные отношения"? Ведь гетеросексуалы, которые не зарегистрировали свой брак, в принципе, тоже живут в нетрадиционных брачных отношениях".

Директор кинофестиваля "Бок о бок" считает, что законодатели хотели "максимально расширить возможную трактовку закона для того, чтобы избирательно применять его для конкретных людей и организаций ".

"Я надеюсь, что закон не будет применяться к простым геям и лесбиянкам, которые идут по улице, держась за руку, или пришли в магазин покупать стиральную машину, – говорит Гуля Султанова. – Он призван запугать людей, чтобы они начали бояться, понимать, что они неправильные, что их могут оштрафовать".

Впрочем, организаторы фестиваля признают: и в тех странах, где на ЛГБТ-сообщество не оказывается правового давления, дела тоже обстоят непросто. Построение толерантного общества встречает препятствия в любой стране, и Россия – не исключение. При этом организаторы фестиваля не теряют оптимизма: "Мы в Петербурге четыре года и видим, что диалог возможен".

Новости по теме