Andreyanova: российская мода с британским акцентом

  • 11 апреля 2012
Виктория Андреянова Правообладатель иллюстрации Victoria Andreyanova
Image caption Новым символом бренда Victoria Andreyanova стала белка

В Москве завершилась очередная Неделя моды, собравшая ведущих российских дизайнеров с их коллекциями сезона "осень-зима 2012-13".

Модельер Виктория Андреянова, тесно сотрудничающая с британскими производителями, представила коллекцию, основанную на противоречиях: цвета хаки и розовый, яркий свет и полутень, кроткий нрав и стальной взгляд.

В 2010 году в посольстве Великобритании состоялась авторская выставка Андреяновой, посвященная 20-летию творческой деятельности художника-модельера.

В интервью Би-би-си Виктория Андреянова рассказала о британском акценте в ее коллекциях, о направлении, в котором развивается мировая мода, и о проблемах российской промышленности.

Виктория Андреянова: Новая коллекция "осень-зима" сделана в основном из качественных британских тканей, с которыми мы давно работаем. У меня всегда коллекция начинается с тканей, и первая коллекция под названием "Путешествующая аристократка", которую я показала на Неделе моды в 1997 году, состояла из шотландского твида. Уже не помню, каким образом он попал ко мне в руки, но эта твидовая коллекция произвела впечатление на британских специалистов. Они решили, что с помощью такой коллекции можно завоевать российский рынок. На тот момент твиды не были столь популярны в России, и коллекция выглядела достаточно экзотично, хотя состояла из очень носимых вещей.

Би-би-си: Посещаете ли вы Великобританию и насколько регулярно?

В.А.: Как раз тогда для меня организовали поездку по Великобритании с посещением фабрик, которые занимаются производством твида и мохера. С тех пор я работаю с британскими тканями регулярно. У каждой ткани есть своя история. К примеру, лучшие в мире твиды ткутся на севере Шотландии, на острове Льюис, где производство сохранилось в первоначальном виде. Туда даже специально возят экскурсии, чтобы посмотреть, из чего исторически получается это многоцветие в волокне, как местные ткачихи поют песни, когда причесывают шерсть. Все происходит очень легко и непринужденно. Истинные твиды делаются вручную.

Би-би-си: Что для вас особенно важно в создании собственного стиля?

В.А.: Ткани, которые я использую в своем дизайне, диктуют некую чистоту линий, консерватизм. Я очень люблю чистые формы, потому что при работе с такими тканями детали уже не нужны. Очень важно, чтобы была идеальная конструкция, форма, чтобы обязательно было удобно. Если говорить о своих принципах, то я считаю, что мой клиент должен быть одет лучше всех, но никто не должен заподозрить его в том, что он нарядился. Наверное, это вещи, которые очень тщательно сделаны, они должны быть интересны не только снаружи, но и должны иметь какую-то изюминку внутри. К примеру, для подкладок я использую шелк с принтами, на которых могут быть ежи, кошки, обезьяны.

Би-би-си: Почему вы выбрали новым символом бренда Victoria Andreyanova белку?

В.А.: Эта белка - подарок на день рождения от моей племянницы Насти, которая закончила школу дизайна Parsons в Нью-Йорке. Я люблю белок с детства, коллекционирую их, у меня в доме все подоконники в белках всевозможного калибра. Теперь белка, держащая в лапах орех с вензелем V, присутствует и в декоре пальто, и на платках в русском стиле.

Чем больше я работаю в моде, тем больше я понимаю, что национальный аспект важен не столько в фасоне и модели, сколько в характере, подаче, в истории, которую ты выстраиваешь вокруг коллекции. Несмотря на то, что моя коллекция была сделана в основном из британских тканей, она получилась очень русской. Лейтмотив коллекции - прогулка по лесу, получился своеобразный эффект тепла и объема.

"Фабрики умирают"

Правообладатель иллюстрации Victoria Andreyanova
Image caption В своих коллекциях Андреянова активно использует британские ткани

Би-би-си: К слову, как справляться с особенностями российского климата с точки зрения модельера?

В.А.: У нас даже поговорка есть на эту тему, что те, кто пережил три месяца зимы, четвертый месяц получают в подарок. Я считаю, что российские дизайнеры должны уделять особое внимание осенне-зимним коллекциям, потому что в это время года у нас очень холодно. Если выходить с нашей одеждой на мировой рынок, для имиджа будет понятнее, что человек из России, как холодной страны, знает, как надо делать одежду такой, чтобы в ней было тепло. Поэтому очень актуально делать свитеры и джерси из твидов, махеров, шерсти.

Би-би-си: Что сейчас входит в моду, на какие новые тренды вы можете обратить внимание?

В.А.: Сейчас в моде наступил момент, когда пора подумать о душе. Много лет тенденция развивалась таким образом, что очень актуален был гламур. Это и кружева, и обнаженные тела, вещи по фигуре, но все поняли, что важно делать не сиюминутные вещи, а те, которые человек может носить долго. Не засорять планету одноразовыми вещами, а чтобы человек мог наслаждаться вещью долго и даже, как в лучших английских традициях с твидовыми пиджаками, передавать по наследству.

Пришло время именно вечных вещей, и нет в моде одной ясной линейки, как это было до 2000-х годов. Сейчас в моде фьюжн, смешение стилей. Чем больше индивидуальности человек проявит в составлении собственного стиля, тем больше у него шансов выделиться.

Би-би-си: В марте в Киеве вы представляли Россию в проекте EuroFashion-2012, посвященном футбольному чемпионату Европы с участием дизайнеров из всех 16 стран-участниц. В чем было отличие российской коллекции?

В.А.: Я взяла с собой коллекцию из ситца и штапеля, которую представляла ранее на своей выставке "Неодетая страна" - инсталляции с тысячей голых манекенов, где каждый посетитель мог мелом нарисовать модель, то есть "одеть" страну. Это такая гражданская позиция, потому что я очень тяжело воспринимаю происходящее с текстильной промышленностью в России. Закрываются фабрики, умирают и текстильные фабрики, и швейные, что просто больно видеть. Показать это в своей коллекции для меня было очень важно.

Сейчас вообще всем тяжело, и я вижу, что происходит с текстильной промышленностью в Европе. При этом я вижу, как крепнет год от года Китай, и мы ничего не можем сделать с этим. Мой выбор в пользу Британии является выбором в пользу качества и борьбы с ширпотребом. Я против засилья китайского товара, и считаю, что каждая страна должна развивать свою индустрию, поддерживать своих дизайнеров.

Би-би-си: Если продолжить параллели с футболом, российская мода все же более конкурентоспособна на общемировом уровне?

В.А.: Конечно, российская мода тоже не в фаворитах, и ее позиции ничуть не лучше. В нашей стране на протяжении 70 лет существовал дефицит товаров, практически не было конкуренции с точки зрения производства, было плановое, стабильное хозяйство. Раньше до внедрения модели в производство могло пройти два года - невероятный срок для моды. Сейчас мы работаем с российскими фабриками, которые недоукомплектованы оборудованием, у которых куча проблем, сложный персонал.

Это такая больная мозоль, потому что у нас выросло целое поколение, которое не хочет трудиться на фабриках и заводах, а хочет исключительно управлять денежными потоками. По этой причине закрываются колледжи, которые воспитывают среднее звено профессионалов, на которых держится наша индустрия. Нарушены связи, которые существовали раньше, когда были династии, когда люди из поколения в поколение занимались ремеслом.

Новости по теме