Ноль или плюс? Британские комментаторы о Медведеве

  • 26 апреля 2012
Дмитрий Медведев Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Большинство британских комментаторов не слишком высоко оценивают роль Медведева в истории.

Каким запомнится уходящий российский президент Дмитрий Медведев британским журналистам и комментаторам, пристально следившим за событиями в России?

Это вопрос Русская служба Би-би-си задала референту палаты лордов и известному политологу Хелен Самуэли, колумнисту газеты Independent Мэри Дежевски, московскому корреспонденту Independent Шону Уокеру, историку Джону Лафу из исследовательского института Чатэм-Хаус и эксперту по России Ангусу Роксборо, в прошлом работавшему в Москве на многие британские СМИ.

Хелен Самуэли

Чтобы решить, с каким знаком уходит Медведев - положительным или отрицательным, следует вспомнить то впечатление, которое он произвел на многих четыре года назад. Тогда он сказал, что хочет, чтобы за годы его президентства Россия стала страной законности. Но приходится сказать, что никакой законности в стране так и не видно. Об этом свидетельствует дело Магнитского и множество других эпизодов. Как писал Алексей Толстой, "порядка нет как нет". Так что в этом смысле никакого знака плюс не наблюдается.

Стало ли в России хуже, - это другой вопрос. Мне кажется, что нет. В экономическом плане Россия развивалась медленнее, чем в начале столетия, но это было связано с мировым финансовым климатом, а не с политикой нового президента. Медведев в целом продолжал ту линию в экономике, которая ассоциируется с именем Владимира Путина. Так что в целом плюс на минус нам дает ноль. Так я оцениваю итог деятельности Дмитрия Медведева.

Би-би-си: Когда Медведев занял пост президента, многие на Западе связывали с ним надежды на потепление отношений России с Западом. Оправдались ли эти надежды?

Хелен Самуэли: Безусловно нет. И события последних двух лет это убедительно продемонстрировали. Россия при Медведеве все чаще занимала в международных делах обструкционистскую позицию, например, в ходе событий в Ливии, а позднее и в Сирии. На Западе тяжелое впечатление произвели российские вето в Совете Безопасности. Действительно, в первые дни президентства Медведева у многих западных политиков еще были иллюзии, что это человек, с которым, как говорила Маргарет Тэтчер о Горбачеве, можно иметь дело. Но эти иллюзии быстро развеялись.

Мэри Дежевски

Мне кажется, Медведев оставит после себя больше, чем считают многие люди. Конечно, у многих на Западе и отчасти в России сложилось мнение, что Медведев стал политическим неудачником, что его пребывание на посту главы государства было провалом. Ему припоминают те обещания, которые он делал в начале - о власти закона, о том, что свобода лучше несвободы, - обещания, которые он не выполнил. Многие считают, что Россия не стала лучшим местом для своих граждан за прошедшие четыре года.

Но мне представляется, что историческая роль Медведева заключается в ином. Слова политических деятелей в России имеют больший вес, чем где-либо. Может быть, особенно сейчас, и независимо от того, оправдались ли обещания и планы.

То, что Медведев заговорил о законности и свободе, его почти академическая манера задали тон в интеллектуальных и политических дебатах, которые развернулись сейчас в России. Не стоит забывать, что он стал первым политиком в России, который использовал новые технические средства в создании более открытого политического пространства. Именно он еще до парламентских и президентских выборов помог создать основания для выражения политического инакомыслия и несогласия, для возрождения элементов демократии, которую России так давно обещают. И я не согласна с тем, что вклад Медведева в это следует игнорировать.

В целом я считаю Медведева ценной переходной фигурой на историческом горизонте России. Различия между ним и Путиным, которые многими воспринимались как разногласия или противоречия, на самом деле были внешними - гораздо важнее то, что они во многом дополняли друг друга, успешно делили между собой полномочия. Очень важно понимать при этом, что Путин и Медведев представляют различные поколения и различные социальные слои современной России. И Медведев стал рупором молодых людей, которые намного моложе и его, и Путина, которые не помнят советский период. Медведев стал первым по-настоящему постсоветским политиком. И в этом его историческое значение.

Ангус Роксборо

В герметично закрытом мире кремлевской политики люди со стороны могут только гадать, что на самом деле происходит наверху. Но судя по всем внешним признакам - публичным заявлениям, политическим жестам, моим собственным впечатлениям от контактов с представителями российской власти - мне представляется несомненным, что в первой половине 2011 года в России развернулась настоящая борьба за власть. Наверняка это правда, что так называемая "рокировка" планировалась задолго до ее объявления. Но Медведев, как мне кажется, вошел во вкус власти и не желал покидать свой пост, не достигнув на нем чего-то реального.

Он не раз жестко критиковал Путина за его экономическую политику, используя слово "застой" и указывая, что политики, которые цепляются за власть, рискуют покрыться мхом. Во внешней политике Медведев оставил за собой след. Когда Путин подверг сомнению его позицию по Ливии, Медведев немедленно пригласил к себе на дачу журналистов и заявил, что настаивает на своих решениях. Когда Путин заметил, имея в виду Ходорковского, что вор должен сидеть в тюрьме, Медведев осудил вмешательство политиков в процесс судопроизводства. Явно расстроенный своей неспособностью реформировать экономику, Медведев в частных разговорах предлагал крупным предпринимателям поддержать его. В нормальной демократической стране он баллотировался бы в президенты на второй срок, вместо того, чтобы покорно уступить дорогу Путину, заявив, что рейтинги того выше. Решение о рокировке в сентябре стало унижением для Медведева и для страны.

Я считаю, что перемены в России идут всегда сверху, а не с улицы, и Медведев был единственным реформатором, хотя и робким, который мог изменить жизнь в стране. В конечном итоге он оказался слишком слабым и необаятельным, чтобы выйти из-под тени Путина.

Шон Уокер

Мне было интересно наблюдать российского политика, который был готов задавать серьезные вопросы, причем в формате, который предполагал диалог. В тех редких случаях, когда Путину задавали трудный вопрос граждане или отечественные журналисты, он уходил от него, потому что не вступал в диалог. Однако многие из ответов Медведева на острые вопросы были неубедительны. Например, на вопрос, почему на телеканале НТВ так много цензуры, заданный одним из сотрудников канала, Медведев ничего толком не сказал. В каком-то смысле это стало отражением всей эпохи Медведева - либерализация формы, а не содержания.

Джон Лaф

Я всегда считал, что Медведев не является реальным президентом, и это впечатление не изменилось за четыре года. Ведь с самого начала было ясно, что Путин сохраняет командные высоты в системе власти и что Медведеву уготована роль местоблюстителя. Так оно и оказалось, хотя многим хотелось превратить Медведева в фигуру, которой он явно не был. Многие западные лидеры считали, что с Медведевым гораздо легче иметь дело, чем с Путиным, и это создавало определенные ожидания. Но в конце концов эти надежды оказались совершенно безосновательными, и след, который оставит Медведев в истории, будет совершенно незначительным - в виде небольшой сноски.

При этом он действительно открыл в Россию дискуссию о модернизации, которая необходима стране, и в этом состоит его важная заслуга. И очень трудно себе представить, что все те люди, которые вышли на улицы Москвы и других российских городов в декабре, после парламентских выборов, все эти представители креативного класса, посмели бы это сделать, если бы не дискуссия о проблемах страны, начатая Медведевым.

Но, оглядываясь на четыре года назад, очень трудно увидеть какие-то существенные моменты в его деятельности на посту президента. Он провел эти годы, постоянно демонстрируя свою лояльность Путину, ему пришлось пережить унижение 24 сентября прошлого года, когда была объявлена "рокировка", ему вручили теперь отравленную чашу в виде поста председателя партии "Единая Россия". На данном этапе мне трудно представить, что он способен на какую-то существенную долгосрочную роль в будущем, несмотря на обещанный ему пост премьер-министра. Я отвожу ему на этом посту не более полугода-года и считаю, что он не способен справиться с теми трудными экономическими и социальными проблемами, которые надвигаются на Россию.

Новости по теме