Руководители "БГ" и "Коммерсанта" – о своем уходе

  • 7 июня 2012

Главный редактор московского журнала "Большой город" Филипп Дзядко поздно вечером в среду разместил на сайте издания колонку, в которой сообщил о том, что номер, выходящий 13 июня, станет для него последним, и при этом горько посетовал на "зачистку источников независимой информации".

Дзядко уточнил, что последним по времени примером "зачистки" считает отставку генерального директора холдинга "Коммерсант" Демьяна Кудрявцева, о которой было объявлено ранее в среду.

Русская служба Би-би-си побеседовала с Филиппом Дзядко и Демьяном Кудрявцевым и расспросила их о причинах ухода из "Большого города" и "Коммерсанта", протестных настроениях в российском обществе и их освещении в СМИ.

Филипп Дзядко: "Менять интонацию не считал нужным"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Филипп Дзядко верит в светлое будущее "Большого города"

Номер от 13 июня станет для главного редактора журнала "Большой город" Филипп Дзядко последним. Русская служба Би-би-си расспросила Дзядко о причинах произошедшего.

Би-би-си: Могли бы вы объяснить, что же все-таки произошло - на вас было давление, вас уволили, вы сами приняли решение уйти из журнала?

Филипп Дзядко: В конечном итоге я принял решение сам. За все то время, что я работал с Александром Винокуровым, он ни разу не вмешивался в контент журнала, а, напротив, оказывал поддержку. И в этом смысле я действительно испытываю исключительно радость, что работал в этой компании. Сейчас у инвесторов и издателя есть свои соображения относительно того, как должен работать журнал в будущем. Они у нас в чем-то расходятся.

У меня есть свои соображения по поводу того, каким образом журналу имело смысл продавать рекламу и работать с маркетингом. Но я надеюсь, что сейчас после этих изменений в команде этим будут заниматься плотнее в том, что касается работы издателя, а не работы редакции.

Би-би-си: В чем ваши точки зрения расходятся, в чем вы не согласны, чего хотят издатель и инвесторы, чего не хотите вы?

Филипп Дзядко: Лучше спросить у них. Чтобы не было испорченного телефона. Но моя позиция очень простая. Менять интонацию и менять направление журнала в том, как он существовал последнее время, я не считал нужным. Менять журнал в смысле появления каких-то новых историй, сюжетов и тем, разумеется, я всегда к этому открыт, и был готов, мне это было интересно. Конечно, городской журнал должен рассказывать много о городской жизни, а сейчас в том, что касается городской жизни и жизни страны вообще, самое важное, на мой взгляд, это протестные настроения и отношение гражданского общества и власти. Это отражается на всех процессах, происходящих в городе. В этом смысле мне это кажется одной из важнейших тем для такого городского журнала, каким является "Большой город".

Би-би-си: А вам предлагали убрать как раз это - освещение протестных настроений?

Филипп Дзядко: Нет, ни о каком цензурировании журнала, я надеюсь, речи не шло. За нашими последними разговорами ... то есть этого не было. Но делать журнал, наполненный большим количеством лайфстайла, нежели общественно-политическими материалами, - мне кажется неинтересным. Да и вообще, на самом деле я поработал там больше пяти лет, надо делать какую-то новую историю, это пойдет на пользу и журналу, и мне.

Би-би-си: Вот вы все же повторяете мысль - что речь шла о том, чтобы делать журнал более городским и т.д. Именно это и звучало в пожеланиях к редакционной политике?

Филипп Дзядко: Такое пожелание было. Давайте, чтобы инвестор не обвинял меня в том, что я передираю его слова, спросите это у него. Одна из причин наших последних разговоров и моего финального решения связана с этим, но это одна из причин.

Би-би-си: Кого из инвесторов вы имеете в виду?

Филипп Дзядко: Александра Винокурова. Наталья Синдеева не участвовала активным образом в этих переговорах.

Би-би-си: То есть он высказал эти пожелания?

Филипп Дзядко: Эти слова прозвучали от издателя Максима Кашулинского, у которого есть своя концепция развития журнала, она интересная и работоспособна, просто сейчас уже не интересна мне. … У Винокурова позиция роста рекламных доходов и роста аудитории.

Что касается рекламы, для того чтобы реклама была, нужно целенаправленно продавать, в этом процессе должна участвовать не редакция. Что касается роста аудитории, это более сложная история, здесь должна участвовать и редакция тоже. Я здесь тоже со своей стороны прилагал всевозможные усилия. Но здесь все зависит опять же, к сожалению, не только от редакционного контента.

Би-би-си: То есть была некая связь между тем, что освещение протестных акций препятствовало расширению аудитории и продажам?

Филипп Дзядко: Я могу предположить, что продажам он (протестный контент) действительно препятствует. Расширению аудитории?... Не знаю. Мне кажется, что поскольку эти темы сейчас являются интересом нашей аудитории - и реальной, и потенциальной, - то для увеличения аудитории нужно рассказывать о том, что происходит на улице, что происходит в городе.

Media playback is unsupported on your device

Би-би-си: Было давление на вас, редакционную политику в период между выборами, после выборов?

Филипп Дзядко: Нет, с благодарностью повторю, что ни разу ни издатель, ни инвестор не вмешивались в редакционную политику, а только, наоборот, давали возможность заниматься тем, чем мы считаем нужным.

Би-би-си: Вы сказали достаточно резкие слова: что "идет зачистка пространства независимых источников информации". Что заставило вас сказать это?

Филипп Дзядко: Это не связано с моей историей, по крайней мере, не связано напрямую. Я комментировал случай с Демьяном Кудрявцевым. Я не знаю конкретных обстоятельств его ухода из ИД "Коммерсант". Но мне кажется, что это связано с тем, что мы наблюдаем попытку тотальной зачистки независимых СМИ.

Би-би-си: Вы проводите параллель с тем, что происходило с НТВ и тем, что происходит сейчас?

Филипп Дзядко: Любые параллели хромают. Тогда была совсем другая ситуация. Сейчас все происходит менее драматично - в том смысле, что сейчас это вялотекущий накат. Это не то, что красноармейцы ринулись в бой и захватили еще один форпост, а некоторое количество людей с серыми лицами проникли в городские ограждения и начали травить воду.

Би-би-си: Это целенаправленная политика в области СМИ?

Филипп Дзядко: Я не знаю, насколько она целенаправленная. Мне не кажется, что наша власть отличается чем-либо целенаправленным, скорее, набор каких-то не всегда логичных действий. Но некоторая логика в этом прослеживается.

Би-би-си: Что будет с "Большим городом", с его редакционной политикой, как вы думаете?

Филипп Дзядко: Я уверен, что с "Большим городом" все будет хорошо, потому что ядро редакции сохранилось. Возглавит его Алексей Мунипов, который работает в журнале семь лет. Это замечательно, у этой редакции есть силы, и возможность, и талант сделать еще не одно издание.

Би-би-си: Протестный контент не исчезнет со страниц журнала?

Филипп Дзядко: Посмотрим, зная редакцию, думаю, что нет... Надеюсь, что нет.

Би-би-си: Ваши собственные планы какие?

Филипп Дзядко: У меня есть некоторое количество предложений и некоторое количество идей. Сейчас отдохну, оглянусь по сторонам, и начнем все заново.

Демьян Кудрявцев: "Тренд на медийное закрытие существует"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Кудрявцев останется в совете директоров холдинга

В интервью bbcrussian.com бывший гендиректор холдинга "Коммерсант" Демьян Кудрявцев рассказал о причинах ухода и особенностях работы в нынешней политической ситуации.

Би-би-си: Что же произошло - вы уволились, вас уволили, на вас было оказано какое-то давление?

Демьян Кудрявцев: Нет, на меня не было оказано никакого давления. Мы встретились с Алишером Бурхановичем Усмановым, акционером "Коммерсант-холдинга", обсудили свое видение развития и вместе решили, что тот этап, который был в жизни издательского дома, когда я им управлял, в каком-то смысле закончен. Проекты, которые я запускал, запущены, вектор превращения "Коммерсанта" из печатного холдинга в мультимедийный - с сильным интернет-присутствием, радио, телевидением - обозначен, выстроен, и, возможно, стоит, чтобы этим теперь занялась другая команда. Это вполне полюбовное решение.

Би-би-си: А где логика: вы сделали издание мультимедийным, почему же надо завершить это уходом?

Демьян Кудрявцев: Уходят люди не всегда потому, что они что-то сделали плохо. Тогда они уходят плохо, тогда их увольняют. А тут ключевое слово "сделал". Я сделал, и этот процесс имеет завершенную форму, он сейчас закончен. Но я сделал, и что, мне теперь 70 лет этим заниматься?

Би-би-си: Были сообщения, которые называли в числе причин вашего ухода то, как радиостанция "Коммерсант-FM" освещала протестные акции. Как бы вы это прокомментировали?

Демьян Кудрявцев: Я не занимаюсь контентом. Я не редактор. Я не журналист. Я не несу перед акционером содержательной ответственности за то, что мы пишем. Безусловно, есть некоторый вектор, есть ориентация на определенную аудиторию, которая выбирается издателем, выбирается, образно говоря, в том числе менеджментом, в том числе мной, которая отражается на содержании тем или иным образом.

Но при освещении конкретных событий не может быть претензий к директору, и в этом смысле, не надо думать про Усманова вот так, как бы прикладно и примитивно. Поэтому прямой связи между этими событиями нет.

Другой вопрос в том, что в целом обстановка для медиа, по разным причинам, не только политическим, но и политическим тоже, не очень благоприятна: переходные периоды, когда меняются форматы, меняется потребление, меняется общество, сложные для рынка в целом. И я могу сказать, что я совершенно очень многим недоволен тем, что происходит в российской общественной политической жизни и тем, соответственно, как это отражается в медиа.

Би-би-си: Чем вы недовольны? Что именно вас не устраивает?

Демьян Кудрявцев: Меня не устраивает, что власть, с одной стороны, не создает предпосылки для открытого диалога с обществом, а медиа является посредником в таком диалоге всегда и инструментом такого диалога. Мне, безусловно, не нравится, что раздраженные этим журналисты видят свою функцию не только в информировании аудитории, своей аудитории, своим способом (у каждого СМИ это разное) о том, что происходит, но и, в каком-то смысле, иногда берут на себя не свойственные медиа функции, причем не только те медиа, которые называются либеральными, но и те медиа, которые называются государственными, начинают работать в пропагандистском ключе.

Мне кажется, что для рынка это все ужасно нехорошо. Абсолютно правых в этой конструкции нет. Виноватые, безусловно, есть. Потому что те, кто наделен большей властью, большими ресурсами, большим опытом, большими возможностями, безусловно, всегда несут большую ответственность, чем те, кто такими ресурсами не обладает и является потребителем. Но абсолютно правых нет. И это некомфортная ситуация для работы. Но, с другой стороны, мы не выбираем комфортных ситуаций. Мы работаем в тех условиях, которые есть. Каждый из нас выполняет свой долг, а происходит то, что происходит. Но это не является причиной моего ухода, ни в коем случае. Это является просто некоторым фоном, который, безусловно, порождает такие трактовки.

Би-би-си: Как это отражается на "Коммерсанте"? Как сейчас изменится информационная политика "Коммерсанта"?

Демьян Кудрявцев: Это не ко мне - это к редакторам. В "Коммерсанте" много раз при мне менялись редактора, редактора отдельных подразделений, и так далее и так далее. Почему-то многие забывают, что именно от них и зависит редакционная политика, и их смена не является моей прерогативой, их раньше меняли акционеры. Как будет происходить в "Коммерсанте" дальше, я сказать не могу, но я надеюсь, что "Коммерсантъ" и дальше для своей аудитории будет выполнять ту уникальную роль, которую он выполнял больше 20 лет.

Би-би-си: Но вот особенно в последнее время "Коммерсант" стал в том числе и выразителем протестных и, скажем так, несогласных мнений, оппозиционных мнений.

Демьян Кудрявцев: Нет, "Коммерсант" никогда не был выразителем ни оппозиционных, ни властных мнений. "Коммерсант" был отражателем тех мнений, которые существуют в обществе. В этом он видел свою роль. Появились протестные мнения - он стал их отражать, не было - он их не отражал.

Би-би-си: Вы говорите о фоне, на котором развиваются медиа, и в этом контексте, вы знаете, как думают акционеры, вы осознаете этот фон, и в этом контексте как вы осознаете "Коммерсант"?

Демьян Кудрявцев: Акционеры по Закону о СМИ не могут вмешиваться в редакционную политику никак, кроме как назначая тех или иных главных редакторов в редакции. Это и есть показатель, за которым надо смотреть. Пока в "Коммерсанте" работают те редактора, которые работают при мне - не скажу хорошие или плохие, с моей точки зрения, прекрасные, но глупо спрашивать об их смене - ну вот эти редактора есть.

Би-би-си: За то время, пока вы там работали, вы ощущали какое-то давление: скажем, перед выборами, после выборов, между выборами?

Демьян Кудрявцев: Я много раз отвечал на этот вопрос и отвечу снова: да, постоянно. Я ощущал давление со всех сторон: давление со стороны рекламодателя, давление со стороны крупного бизнеса, давление со стороны власти, давление со стороны оппозиции, со стороны друзей, родственников, знакомых - кого угодно. Напишешь что-нибудь, что ты поддерживаешь власть, не поддерживаешь, а одобряешь какое-то принятое ей разумное решение, всегда найдутся люди, которые скажут, что ты становишься провластным и забываешь принципы профессии. Поругаешь власть - естественно, власть будет недовольна. Давление - это постоянное обстоятельство нашей работы.

Би-би-си: Имеется в виду давление властей. Некая цензурное давление именно со стороны властей.

Демьян Кудрявцев: Это редакционный момент работы. Вопрос не в том, есть ли давление или нет, вопрос в том, "продавливаешься" ли ты под давление или нет. Если это какие-то аргументы, если власть раскрывает какую-то информацию, которой у нас не было, и выясняется, что мы были неправы или ошиблись, то это не давление, это диалог. Он может быть сколь угодно жестким, но он нормальный. Вопрос в том, что газету, радио и телевидение надо оценивать не по тому, оказывают на нее давление или нет, а как она себя ведет под этим давлением. Мне кажется, что "Коммерсант" ведет себя достойно и успешно, мне кажется, что это очевидно.

Би-би-си: То есть прямые заявления о том, что ваш уход как-то связан с освещением протестных акций - вы это полностью отрицаете?

Демьян Кудрявцев: Я могу сказать, что в моем разговоре с акционером это не было частью обсуждения ни в какой мере.

Би-би-си: Вы совсем ушли из "Коммерсанта"?

Демьян Кудрявцев: Да, теперь ушел совсем. Я остался в совете директоров, но это должность никак не связана с физической работой. Совет директоров - это орган, который как раз эту работу оценивает. Он собирается нечасто, и я его член.

Би-би-си: Мы поговорили с Филиппом Дзядко, который тоже покинул свое издание, и он, комментируя историю с вами, сказал, что в России сейчас идет некий процесс зачистки независимых источников информации. Вы с этим согласны?

Демьян Кудрявцев: По результату - да. Но процессы в каждом случае различны и могут не иметь прямой политической подоплеки. Общий тренд на медийное закрытие, такое съеживание возможностей для медиа, прежде всего общественно-политических, информационных, новостных, существует, да, но ему многим удается противостоять.

Би-би-си: Ваши планы на будущее. Вы уже знаете, чем вы будете заниматься?

Демьян Кудрявцев: Да, я буду отдыхать.

Новости по теме