Генерал против журналиста: самонадеянность силы

  • 14 июня 2012
Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин
Image caption Александру Бастрыкину пришлось извиняться за свое поведение публично

В России разразился новый скандал из-за конфликта между главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным и обозревателем "Новой газеты" Сергеем Соколовым.

В открытом письме, опубликованном в номере "Новой газеты" от 13 июня, главред "Новой" Дмитрий Муратов потребовал от Бастрыкина гарантий безопасности для журналистов издания, сообщив о том, что 4 июня охрана председателя СКР отвезла Соколова в лес, а сам Бастрыкин, оставшись с журналистом наедине, будто бы "грубо угрожал жизни" Соколова.

В интервью "Известиям" в четверг Бастрыкин сказал, что не увозил журналиста в лес, как говорилось ранее, но признал, что между ними состоялся резкий разговор. Статью Соколова о расследовании "дела банды Цапков" он при этом охарактеризовал как "хамскую и безобразную".

Уже на следующий день конфликт, как заявил Муратов, был исчерпан: Бастрыкин публично извинился за "эмоциональный срыв", стороны поблагодарили друг друга "за понимание" и обменялись рукопожатиями.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

По мнению наблюдателей, Бастрыкин позволил себе лишнее и вынужден был отыграть назад, возможно, не без участия Владимира Путина.

Американский политик прошлого века Уильям Фулбрайт в свое время написал знаменитую книгу "The Arrogance of Power" ("Самонадеянность силы"). Он рассуждал о международных отношениях, но придуманная им формулировка вполне отражает нынешнюю ситуацию, говорят эксперты.

"Есть общий фон: люди во власти считают себя хозяевами жизни, над которыми нет никакого контроля, кроме контроля сверху. На этом фоне господин Бастрыкин лично, а не по инициативе начальства, обиделся на конкретную газету и обозревателя, и повел себя так, как положено феодалу", - заявил Русской службе Би-би-си бывший член президентского Совета по правам человека, политолог Дмитрий Орешкин.

"Личное неадекватное поведение как часть общего диагноза", - говорит бывший секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко.

"Нервный срыв"

Вероятно, самое удивительное в этой истории не то, что большой начальник попытался надавить на прессу, а то, что занялся этим лично.

В первой половине 1990-х годов возник большой шум из-за утечки в СМИ информации о том, что тогдашний министр обороны Павел Грачев якобы велел хозяйственному управлению минобороны выделить гараж своему сыну.

"Слишком быстро взлетел, порядка не знает, - написал тогда один из комментаторов. - В прежнее время начальнику ХОЗУ позвонила бы супруга министра, а сам он сказал бы в случае чего: "Баба - дура, подчиненный - подхалим, а я занят государственными делами".

Александра Бастрыкина вроде бы не назовешь молодым и неопытным.

"Конечно, он подставился", - отмечает Дмитрий Орешкин.

"Во-первых, это уверенность в безнаказанности, - предполагает эксперт. - Александр Бастрыкин был старостой студенческой группы, в которой учился Владимир Путин, он принадлежит к высшему клубу, членам которого все прощается. А во-вторых, нервный срыв. Насколько мне известно, у него сейчас имеются проблемы бюрократического и карьерного плана, под него роют, а тут еще подложили свинью в газете. Захотелось сорвать злость и по-дворянски отхлестать зарвавшегося простолюдина".

Игорь Яковенко указывает на еще одно обстоятельство.

"Люди такого склада делят мир на "своих" и "не своих". Соколов и вообще "Новая газета" тесно сотрудничали со Следственным комитетом в "деле Политковской". Журналист всегда остается журналистом, а Бастрыкин, вероятно, на каком-то этапе решил, что это "свои ребята", и захотел лично выяснить отношения", - полагает он.

По мнению Яковенко, происшествие с Соколовым "хорошо рифмуется" с недавней ситуацией вокруг Ксении Собчак.

"Обыски прошли у нескольких оппозиционеров, но именно с Собчак обошлись особенно грубо. Думаю, следователи чувствуют настроения верхов. Вероятно, Владимир Путин в силу своих тесных отношений с покойным отцом Ксении и личного знакомства с ней самой считает ее переход на сторону оппозиции предательством. Что делать, эти люди так видят. Не понимают, что помимо этики дворовой компании существуют общечеловеческая мораль, принципы и правовые отношения", - говорит он.

Что скажет Путин?

В среду пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин в курсе возникшей ситуации.

С одной стороны, это вещь самоочевидная. Главе государства должны докладывать обо всех сколько-нибудь заметных событиях. С другой стороны, выступление Пескова подразумевает какие-то дальнейшие действия.

"Если Бастрыкина и "сольют", то не из-за скандала с "Новой газетой", - уверен Игорь Яковенко. – Значит, проиграл в аппаратной борьбе. Но вероятность этого очень мала. Путин считает уступки общественному мнению проявлением слабости, а это было бы истолковано именно таким образом".

"По понятиям Бастрыкина надо "отмазать", чтобы никто не сомневался во всевластии "клуба", и отшлепать, чтобы впредь "клуб" не подставлял", - считает Дмитрий Орешкин".

"Свободную прессу они дружно презирают и не любят, но вести себя надо по-умному. Любой человек такого уровня подвергается критике. Много чего неприятного писали и говорили и про Нургалиева, и про Сечина, и про самого Путина. Бастрыкин отреагировал по-глупому. В отставку никто его не отправит, но нагоняй он, вероятно, получит", - добавил эксперт.

Нынешний инцидент - уже третий, в котором фигурирует Александр Бастрыкин.

В 2008 году депутат Госдумы Александр Хинштейн обвинил его во владении бизнесом за границей, что запрещено госслужащим. Тогда Бастрыкин также выбрал для опровержения форму газетного интервью и проигнорировал призыв Хинштейна либо подать на него в суд, либо уйти в отставку.

Весной 2011 года у него возник конфликт с генеральным прокурором Юрием Чайкой, в который пришлось лично вмешаться президенту Дмитрию Медведеву.

Бессильный парламент

В случае скандала с участием высокопоставленного лица самым естественным ходом было бы провести парламентские слушания. Но в российской реальности это "розовая мечта", говорит Орешкин.

"Исключено. Таким образом, был бы создан отвратительный прецедент, что с людей из окружения Путина может спросить кто-то, кроме самого Путина. Такого никто не допустит", - уверен аналитик.

"До декабря прошлого года народ шутил, что Дума - не только не место для дискуссий, но и вообще не место, - говорит Игорь Яковенко. - Теперь кое-что изменилось, но максимум, на что способна оппозиция - устроить "итальянскую забастовку", а никаких парламентских расследований быть не может".

"Вот для гражданского общества это серьезная история. Отдельные журналисты пытаются проявлять профессиональную солидарность, и это очень позитивный факт", - добавил он.

Последнее время широко распространилось мнение, что в век интернета и социальных сетей профессиональные СМИ утратили былую роль. А, выходит, властям предержащим не все равно, что они пишут?

"Новое не отменяет, а дополняет старое. Фотография не уничтожила живопись, кинематограф - театр, а телевидение – радио", - замечает Дмитрий Орешкин.

"Слухи о смерти журналистики преувеличены, - уверен Игорь Яковенко. - Это открытая профессия, по данным исследования, которое мы проводили несколько лет назад, лишь 18% российских журналистов имели дипломы журфаков. Благодаря интернету источником важной информации может стать непрофессионал. Но, чтобы писать хорошо, нужен талант. Поэтому профессиональный журналист всегда будет в цене, и никакие технические достижения этого не изменят".

"Журналистов читают, их пугают, иногда их убивают, а это значит, что они важны", - говорит Орешкин.

Новости по теме